Болингброк Генри Сент-Джон
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ Б >

ссылка на XPOHOC

Болингброк Генри Сент-Джон

1678-1751

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

ХРОНОС:
В Фейсбуке
ВКонтакте
В ЖЖ
Twitter
Форум
Личный блог

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ХРОНОС. Всемирная история в интернете

Генри Сент-Джон Болингброк

Философ-деист

БОЛИНГБРОК (Bolingbroke) Генри Сент-Джон (10 октября 1678, Лондон— 12 декабря 1751, Бэттерси) — английский политический деятель, философ-деист. Один из лидеров тори в правление королевы Анны. В 1704—08 военный министр, в 1710—14 министр иностранных дел. В 1714 возглавлял кабинет. В 1715 был обвинен в подготовке заговора в пользу Стюартов и эмигрировал во Францию. Дружил с Вольтером, посвятившим ему трагедию «Брут». В 1723 вернулся на родину, но политическая карьера была для него закрыта. В 1725 стал вдохновителем создания журнала оппозиции «The Craftsman», а затем его постоянным автором. Основные положения политической философии Болингброка включают концепцию «свободной системы правления» «короля-пат-риота», «теорию международных отношений государств». В «Идее о короле-патриоте» (The Idea of a Patriot King, 1749) Болингброк видит государство как прочный национальный союз во главе с мудрым и справедливым королем. Единство должно цениться выше партийных привязанностей, дух нации должен пересиливать «дух партии» и единое государство должно обеспечивать «личную безопасность» и «общественное спокойствие» всех граждан, давая им «богатство, власть и славу». В «Письмах об изучении и пользе истории» (1752, рус. пер. 1978), адресованных реальному лицу — лорду Корнбери, Болингброк излагает свое понимание истории не как исторического процесса, а гл. обр. как сферы духовной деятельности человека. Изучение истории должно иметь целью воспитание «в нас личной и общественной добродетели». Болингброк считает необходимым различать достоверность исторического факта, с одной стороны, и историческую истину (в философском плане) — с другой. Важен именно «философский урок», заложенный в историческом повествовании. История не должна копировать методы философии, у нее собственные методы анализа источников, но при этом историческое рассмотрение не должно ограничиваться частными профессиональными задачами, но должно включать и общефилософские задачи. «История — это философия, которая учит с помощью примеров, как вести себя в любых обстоятельствах частной и общественной жизни» («Письма», 1978, с. 25). Провозглашая себя деистом, Болингброк критически оценивал Священное Писание и деятельность Церкви, но не разделял атеистического мировоззрения, полагая, что для общества религия необходима. Он был убежден в том, что «урок умеренности», которому учит история, является благом «на всех уровнях», от мировоззренческих принципов до политики и жизненных установок. На могиле философа, согласно его завещанию, были начертаны слова: «Здесь покоится человек, который был военным министром и государственным секретарем при королеве Анне и чем-то большим в последующие годы».

Теоретическое наследие Болингброка оценивается противоречиво, ведутся дискуссии о его роли в создании теории разделения властей и беспартийного правительства. Болингброк оказал влияние на литературу английского Просвещения; Дж. Свифт и А. Поп были его личными друзьями.

Т. П. Павлова

Новая философская энциклопедия. В четырех томах. / Ин-т философии РАН. Научно-ред. совет: В.С. Степин, А.А. Гусейнов, Г.Ю. Семигин. М., Мысль, 2010, т. I, А - Д, с. 295-296.


Дипломат и публицист

Болингброк, Генри Сен-Джон (1678 - 1751), лорд - английский государственный деятель, дипломат и публицист, происходил из старинного дворянского рода. В 1701 Б. был избран в парламент и примкнул к торийской партии. В 1702 началась война за Испанское наследство, и в 1704 Б. занял пост военного министра, на котором оставался до 1708. Блестящее красноречие Б. выдвинуло его в эти годы в качестве руководителя крайних тори и воинствующих церковников англиканской церкви. После двухлетнего перерыва в своей политической карьере Б. снова пришёл к власти в 1710 и до 1714 занимал пост государственного секретаря (министра иностранных дел) в кабинете Харли, ставшего вождём умеренных тори. Это был кульминационный период всей политической карьеры Б. Торийская партия была заинтересована в прекращении затянувшейся войны за Испанское наследство, т. к. продолжение войны против значительно уже ослабевшей Франции укрепляло политические позиции не только самой Англии, но также её союзников и соперников - Голландии, Германской империи и других. Это обстоятельство помогло Б. дипломатически оформить выход Англии из войны в ущерб интересам своих союзников. Тайные переговоры с Францией проведены были Б. весьма искусно, и, хотя империя отказалась подписать мирный договор, Голландия вынуждена была согласиться на заключение мира. Подписание Утрехтского мирного договора 1713 (см.), автором которого был Б., ознаменовало окончание одиннадцатилетней войны за Испанское наследство. Б. являлся также автором очень выгодного договора с Францией (см. Асиенто) об исключительном праве англичан торговать в Вест-Индии чёрными рабами, вывозимыми с африканского побережья.

Но крупная политическая акция, затеянная Б. в связи с вопросом об английском престолонаследии, закончилась для него катастрофой. Не будучи убеждённым якобитом (сторонником претендента на престол католика Якова Эдуарда, сына Якова II Стюарта), Б. связал свою судьбу с якобитами, т. к. считал, что неудача притязаний ганноверской династии на английский престол укрепит позицию крайних тори и воинствующих церковников. Поэтому он повёл сложную игру против премьера, лорда Оксфорда (Харли), не решавшегося на открытый разрыв со сторонниками ганноверской династии. В результате этой закулисной игры Оксфорд был лишён королевой Анной своего поста. Б. уже приступил к организации якобитского министерства, но смерть Днны через несколько дней после падения Оксфорда застигла Б. и якобитов врасплох. Появление в Англии Георга (ганноверского принца), ставленника вигов, отняло у Б. надежду на удачный исход задуманной им акции, и Б. бежал во Францию, т. к. опасался, что виги, придя к власти, не простят ему тайных переговоров с Францией, приведших к окончанию войны за Испанское наследство. Его судили заочно и приговорили к смерти за государственную измену.

В 1720 Б. вернулся в Англию, после того как с него было снято обвинение в государственной измене, но активной политической роли он уже не играл до конца своей жизни. Б. написал политические трактаты: Dissertation on Parties; A letter of the true use of Retirement; Letters on the study of History; Letters on the spirit of Patriotism и др. Эти трактаты являются образцовыми для того времени по стилю и крайне интересны для историка политической мысли. В трактатах Б. показал себя не только опытным политиком, прекрасно изучившим современные международные отношения, но и философом, защищающим чистый деизм и сенсуализм, крайне чуждый воинствующей протестантской церкви, дело которой он защищал, как политик. Не менее интересны эти трактаты и тем, что в них Б. выступает убеждённым стоиком, тогда как в общественной и личной жизни этот игрок - авантюрист по темпераменту, "современный Алкивиад", как называли его сограждане, - редко считался с обязательствами, налагаемыми стоической философией.

Дипломатический словарь. Гл. ред. А. Я. Вышинский и С. А. Лозовский. М., 1948.


Английский государственный деятель

Болингброк (Bolingbroke) Генри Сент-Джон (1678-1751), виконт (1712) - английский государственный деятель, философ, публицист. Первый английский теоретик истории как науки. Учился в колледже в Итоне. Почетный доктор Оксфордского университета (1702). Член парламента (1701), военный министр (1704-1708), государственный секретарь (1710-1714). Возглавлял кабинет министров (1714). В философии примыкал к идеям и концепциям Локка и Шефтсбери. Основные работы: "Письма об изучении и пользе истории" (1735, впервые опубликованы в 1752; в 18 в. в Англии вышло пять изданий этой работы, во Франции - также пять, четырежды "Письма..." издавались в 18 в. на немецком языке), "Рассуждение о партиях" (1733-1734), "Идея о Короле-Патриоте" (1749), "Философские труды" (собрание эссе и разноплановых интеллектуально-литературных опусов, написанных в 1727-1733, изданы в 1754) и др. (пятитомное собрание сочинений Б. было издано посмертно, в 1754).

В контексте разделяемых общефилософских парадигм Б. вполне в духе своего времени выступал как сторонник эмпиризма и сенсуализма, как приверженец системы Мальбранша, полагая, что то обстоятельство, что "природа по видимости или на самом деле как бы подсказывает нам даже сложные формы идей и отношений, равно как и идеи субстанции, не вызывает сомнений". Более того, по Б., даже "планы" и "способы" интеллектуальной рефлексии людей фундируются самой "природой". (Б. писал: "Я рассматриваю систематическое созерцание природы, под которой я понимаю всю систему божественного творения, поскольку она нам открыта, как универсальный источник всех наук, в том числе теологии и этики".) В противовес явной гносеологической и политической ангажированности интеллектуалов Нового времени Б. ориентировался на ценности античного философствования с элементами ренессансного мировосприятия. Тексты Б. предлагают читателю, скорее, проникнуться авторским видением мира, нежели принуждают его к согласию посредством изощренной аргументации. Творчество Б. было своеобычным возрождением традиций творчества древнегреческих рапсодов, содержащим при этом элементы свободомыслия и деизма. По мнению Б., "истинному христианству учил Господь. Теологическое же христианство - это религия, изобретенная людьми и своей претензией на непогрешимость первого сокрушившая его. Человеческие страсти, человеческие интересы, человеческие заблуждения - и не только тех или других докторов богословия, а всех экуменических церковных соборов - от Никейского до Тридентского, каждый из которых внес свою лепту в составление современной путанно-непоследовательной и разбухшей системы теологического христианства". В одном из писем к Свифту Б. подчеркивал: "Если под свободомыслящим человеком Вы понимаете человека, свободно пользующегося собственным разумом и доискивающегося до истины без пристрастия и без предубеждений, неизменно ей приверженного, Вы имеете в виду мудрого и честного человека, которым и я стремлюсь быть.

Способность различать правое и неправое, истину и ложь - способность, которую мы называем разумом и здравым смыслом, которая каждому даруется нашим щедрым Творцом, но которую большинство людей, пренебрегших ею, утеряло, является светом разума и должна руководить всеми его действиями. Отбросить это правило и направлять нашу мысль божественным откровением - столь же абсурдно, как лишить себя глаз, отправляясь в путь". Трактуя в качестве основания этики "универсальную благожелательность", Б. понимал под последней "себялюбие" ("истинное себялюбие и социабельность - одно и то же... создатель учредил, что они совпадают"). По мнению Б., "все личные и общественные несчастья" проистекают из того, что "близкое, хотя и меньшее, благо будет определять поведение большинства людей в противовес гораздо большему, но более отдаленному - даже по нашим собственным меркам - благу". "Моментальные" и "могущественные" страсти несоизмеримо более эффективно обусловливают поведение человека нежели "медленный" и "холодный" разум - полагал Б. Философские взгляды и предположения Б. были призваны стимулировать реальную просветительскую значимость его моральных оценок, формулируемых в контексте достаточно оригинальных описаний исторического процесса. (Ряд фундаментальных идей Б. по вопросам методологии и философии истории - о задачах постижения и "пользе" истории, о способах изучения ее, о критериях различения в ней главного и второстепенного, о степени достоверности древнеримской и ветхозаветной историографии - оказали существенное влияние на творчество Вольтера и традиционно приписываются последнему.) Главное для Б., в этом смысле, раскрытие потенциала исторического материала для нужд не только настоящего, но и будущего. Согласно Б., историческое познание - предпосылка и основа человеческого познания как такового: история у Б. суть философия, наставляющая людей верным правилам поведения в общественной и частной жизни. ("Поскольку период чудес и откровений остался позади, у человека нет иного способа знать о грядущем, чем попытаться предвидеть его, исходя из истории прошлого и настоящего".) Б. отлучал от подлинной истории тех, для кого история - или забава, или способ сбора салонных анекдотов, или нудная профессия, или средство обретения ученой славы.

Традиционалистской "эрудитски-эмоциональной" трактовке истории Б. противопоставил рационально-экспериментальную методику ее постижения в духе высших образцов Просвещения. По Б., философское осмысление истории предполагает не столько конструирование абстрактной теории исторического процесса, сколько исследование реальной истории как процедур духовной деятельности людей в области политики, этики, права, сопряженное с рациональной критикой исторической традиции библейского типа. Б. отмечал, что "история с умыслом и систематически фальсифицировалась во все времена и что пристрастие и предубеждение - причины как произвольных, так и непроизвольных ошибок даже в лучших из историй".

По Б., в этой области "церковные власти во все времена показывали пример". Тем не менее, утверждал Б., это "не может и не должно служить основой для беспредельного скепсиса в отношении достоверности всей истории". Достаточно надежным эмпирическим основанием для истории нового времени Б. рассматривал "множество историй, исторических хроник и мемуаров, заполнивших библиотеки со времени возрождения наук и начала книгопечатания". Значительно опередила свое время мысль Б. о принципиальной изменчивости историко-научных интересов людей, вызываемых текучестью сопряженного "событийного ряда": "...даже в зрелом возрасте наше желание знать, что произошло в прошлом, подчинено исключительно нашему желанию соотнести это с тем, что случилось в наши дни...". При этом, согласно мнению Б., "объективно обусловленное сцепление" этого ряда приводит к тому, что, в частности, "новая история показывает причины в тех случаях, когда современный опыт видит одни только следствия".

Особый акцент Б. делает на ответственности в выборе аксиологических установок как самим историком, так и самим читателем. (Раздумывая о замысле очередного труда, Б. писал: "...не обращая внимания на суждения и практику даже ученого мира, я очень хочу изложить всем мои собственные".) Наделяя интеллектуальную элиту Англии привилегией свободомыслия (размышления современника о "божественной природе королевской власти" как источнике монархических прерогатив Б. обозначил как "тупое и рабское представление", как "один из величайших абсурдов, когда-либо изложенных на бумаге"). Б. считал возможным и оправданным доминирование религиозных максим в сознании народа, отстаивая, впрочем, мысль о желательности определенной их модернизации. Б. был убежден в здравости идеи "суда исторической справедливости" - пусть и в том облике, когда под идеей оценки ушедших правителей воздают должное вождям современным, выступающим "под реальными именами".

А.А. Грицанов

Новейший философский словарь. Сост. Грицанов А.А. Минск, 1998.


Далее читайте:

Философы, любители мудрости (биографический справочник ХРОНОСа). 

Историки (биографический справочник).

Исторические лица Англии (биографический справочник)

Сочинения:

Works, v. 1-4. L., 1964.

Литература:

Просветительское движение в Англии, под ред. Н. М. Мещеряковой. М., 1991;

Культура эпохи просвещения. М., 1993, с. 97-100.

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС