Эйснер Курт
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ Э >

ссылка на XPOHOC

Эйснер Курт

1867-1919

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

ХРОНОС:
В Фейсбуке
ВКонтакте
В ЖЖ
Twitter
Форум
Личный блог

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ХРОНОС. Всемирная история в интернете

Курт Эйснер

Эйснер (Eisner) Курт (14.5.1867, Берлин, — 21.2.1919, Мюнхен), деятель германского рабочего движения. Журналист. С 1898 член Социал-демократической партии. В 1898—1905 главный редактор ЦО Социал-демократической партии — газеты "Форвертс" ("Vorwärts"), был близок к ревизионистам. В годы Первой мировой войны 1914—18 занимал антиимпериалистической позиции. В 1917 вошёл в Независимую социал-демократическую партию Германии. В январе 1918 возглавил стачку на военных заводах Мюнхена, за что был заключён в тюрьму. В период Ноябрьской революции 1918 председатель Мюнхенского рабочего, солдатского и крестьянского совета, а затем возглавил республиканское правительство Баварии.

Использованы материалы Большой советской энциклопедии.


Э.Никиш про убийство К. Эйснера и его последствия:

Выборы в Баварское Национальное собрание принесли Независимой социал-демократической партии Германии только три мандата; Эйснер был глубоко разочарован. Он надеялся, что его политическая деятельность привлечет к нему множество сторонников, но ему пришлось все больше и больше убеждаться в том, что он становится одним из самых ненавистных людей в Баварии. В особенности ему ставили в вину выступление на международной конференции социалистов в Берне в начале 1919 года. Сразу же после вступления на пост премьер-министра он заявил, что в кратчайший срок обеспечит мир между Антантой и Германией, если ему дадут на протяжении часа поговорить с Клемансо. Послом Баварии в Швейцарию он отправил последовательного пацифиста, профессора Вильгельма Фридриха Фёрстера. Эйснер довольно быстро затеял резкую полемику с Берлином, потому что там на передний план снова вышли те силы, которые были повинны в военной катастрофе. Во время войны он примкнул к сторонникам отказа от военной службы, был замешан в организации мюнхенской стачки в январе 1918 года, за это был арестован, и ему было предъявлено обвинение в государственной измене. Только под нажимом социал-демократической фракции в рейхстаге он был выпущен на свободу в сентябре 1918 года и снова занялся своей подпольной революционной деятельностью. Муки и лишения, которые в 1918 году в Германии претерпел Эйснер как революционер, обеспечили ему большой моральный кредит за границей. 7 ноября на Терезианском лугу он призвал к созыву собрания; с этого мероприятия начался переворот в Мюнхене, в результате которого Эйснер оказался на посту премьер-министра Баварии.

В то время как немецких социал-демократов, проголосовавших за военные кредиты, на конференцию в Берне не допустили, Эйснер был туда приглашен. Произнося в Берне свою большую речь, он возложил вину за войну на Германию. Он принадлежал к числу тех людей, которые, подобно профессору Фёрстеру, закоснели во мнении, что и политика тоже должна подчиняться принципам морали. Они оспаривали то представление, что надо различать возвышенную этику в теории и практическую этику, направленную на достижение успеха; они верили, что благородные намерения способны давать благие результаты в политике.

То, что Эйснер признал Германию виновной в развязывании войны, вызвало возмущение в стране. Националистические круги неистовствовали, студенческой молодежи внушили острую ненависть к нему. В Мюнхене существовало тайное общество, в которое тогда, в числе прочих, входили Альфред Розенберг, издатель Леман, графиня Вестарп, а также Рудольф Гесс. Здесь родился план убийства Эйснера. Появились в ходу листовки, требовавшие отставки Эйснера; они завершались словами из Шиллера: «Ландфогт,  твое время истекло».

Предполагали, что Эйснер, несмотря на поражение его партии на выборах, будет цепляться за свой пост. Эйснер вовсе и не помышлял об этом. Он хотел использовать первое заседание парламента для того, чтобы подать в отставку. Рано утром в день этого заседания, 21 февраля 1919 года, он в сопровождении своего секретаря Фехенбаха и матроса пешком направился от Министерства иностранных дел на Променаденплац к близлежащей Праннерштрассе, на которой находилось здание ландтага. Он обогнул угол своего министерства и должен был пройти мимо закрытых ворот. В створе ворот стоял человек, на которого все трое не обратили внимания. Это был юный граф Арко-Валлей (Arco-Valley). Арко зашел им за спины и выстрелил в Эйснера сзади. Это было самое настоящее коварное убийство — выстрелом в спину. Эйснер упал замертво. Фехенбах выхватил свой револьвер и выстрелил в Арко, матрос тоже начал стрелять в Арко. Пораженный многими пулями, Арко упал, но ни одна из ран не оказалась смертельной. Он был доставлен в больницу, где его вылечили.

Во время всех этих событий я сидел в зале заседаний ландтага в ложе для дипломатов рядом с фрау Эйснер. Вдруг дверь ложи позади нас распахнулась, и сопровождавший Эйснера матрос, весь в крови, ворвался в ложу. Он махнул фрау Эйснер рукой и, с трудом переводя дыхание, сказал: «Эйснера застрелили». Эти слова тотчас же облетели весь переполненный зал заседаний. Потрясенные депутаты поспешили на выход, чтобы обсудить новость на заседаниях по фракциям. Мюнхенский совет рабочих и солдатских депутатов, членом которого был Эйснер, собрался незамедлительно. Известия, которые дошли до меня с этого заседания, в высшей степени меня озаботили; у его участников были все основания опасаться, что события выйдут из-под контроля. В правительстве Эйснера был его соперник и оппонент, опытный социал-демократический вождь Эрхард Ауэр, занимавший пост министра внутренних дел. Ауэр мешал осуществлению многих начинаний Эйснера. Я послал человека, чтобы предостеречь Ауэра; примечательно, что именно Ауэра все считали подлинным организатором покушения.

Спустя примерно полчаса парламентские слушания продолжились. Я стоял около одной из тяжелых портьер у входа в зал заседаний. Президент ландтага начал с того, что произнес слово памяти об убитом и как раз собрался предложить депутатам почтить его память и выразить соболезнования, когда я вдруг почувствовал, что у меня за спиной кто-то вошел в зал. Мгновение спустя я увидел человека в шинели, который шел к скамье, где располагалось правительство; в руке у него был карабин. Движимый дурным предчувствием, я бросился вперед, чтобы предостеречь, но было поздно — уже прозвучали выстрелы. Мужчина навел карабин на Ауэра и несколько раз нажал на курок. Ауэр, который был тяжело ранен или убит, сполз со стула. Стрелявший в Ауэра несколько раз промахнулся, но при этом попал в других. Депутат Озел и майор Ярейс мертвыми лежали на полу. Человек с карабином использовал всеобщее замешательство и выбежал из зала. Позднее выяснилось, что покушавшийся — член Мюнхенского совета рабочих и солдатских депутатов Метцгер Линднер; после совершения преступления ему удалось бежать в Австрию. Оттуда он был позднее выдан в Баварию и осужден на пятнадцать лет тюремного заключения.

Депутаты, обезумев, заметались по зданию. Я спустился к парадному входу и с ужасом увидел, что охрана ландтага разворачивает свои пулеметы на 180 градусов и направляет их на лестницу, выходящую на крыльцо. Я спросил, что это должно означать? Солдаты охраны сказали, что они хотят расстрелять всех депутатов. Пусть поплатятся за смерть Эйснера. Я принялся переубеждать их; мне удалось отговорить их от этой безумной затеи. Ворча, они развернули пулеметы, не причинив никому вреда.

Правительство немедленно заявило о самороспуске; некоторые его члены, как например социал-демократический министр по социальным вопросам Россхауптер, были отправлены с тяжелым нервным потрясением в больницу. Депутаты разбежались по домам. Про некоторых из них рассказывали, что они выпрыгивали из окон задней части здания. Правительство как орган власти исчезло. Дело само собой складывалось так, что власть естественно перешла в руки Центрального совета. Без какого-либо законного акта я, повинуясь силе реальных обстоятельств, стал в известной степени главной властью в Баварии.

Возбуждение в Мюнхене было чрезвычайным; надо было принимать в расчет возможность мощных взрывов массовых настроений. Я установил комендантский час: запретил выходить на улицу после девяти часов вечера. Только немногие лица с особыми пропусками, подписанными лично мною, имели право появляться на улице в более позднее время. Это контролировалось конными патрулями — военными и полицейскими. Я подписал триста или четыреста пропусков и только себе позабыл выписать пропуск. Когда я после полуночи шел с моего рабочего места в отель, где жил, меня встретил военный патруль и потребовал у меня пропуск. Я вынужден был признаться, что у меня его нет. Хотя я объяснил, кто я такой, патруль исполнил свой долг и доставил меня в управление полиции, которое располагалось неподалеку. Начальник управления был еще на месте; мне удалось связаться с ним, и мы немало посмеялись над моей неудачей. Теперь патруль уже с почтением сопроводил меня до самого отеля.

Нужно было устроить торжественные похороны Эйснера. Они занимали меня в самой высшей степени. Я принял все меры безопасности, организовал шествие и устроил все, что только можно было устроить. За гробом следовала огромнейшая процессия. Были представлены делегации из всех частей Империи, а также из-за границы. Я сам сказал над могилой лишь несколько слов.

Эйснер был высокообразованным человеком, который никогда не отвергал западного воспитания. Он был больше якобинцем, чем социалистом. Подобно Мерингу он был выдающимся стилистом. В публичных речах он всегда проявлял себя одухотворенным человеком, которому порой удавалось подняться до высот вдохновения. Он не имел никакого отношения к большевизму, а с руководителями «Союза Спартака», такими как Левине и Левин, находился в настолько плохих отношениях, насколько это можно было только помыслить. И его отношения с анархистами, вроде Мюзама и Ландауэра, были напряженными. Совершивший покушение преступник-националист убил уникальную в духовном плане и неприкосновенную в политическом отношении личность. Убийца уже был представителем той политической преисподней, которая позднее — во времена национал-социализма — захватила власть над всей Германией.

Эрнст Никиш. Жизнь, на которую я отважился. Встречи и события. СПб, 2012, с. 100-105.


Далее читайте:

Германия в XX веке (хронологическая таблица).

Исторические лица Германии: | А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш-Щ | Э | Ю | Я

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС