ссылка на XPOHOC

Гордиан I, Марк Анторий

+ 238 г.

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ

XPOHOC
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
КАРТА САЙТА
Гордиан I, Марк Антоний - римский император в апреле-мае 238 г. Род. в 159 г. + 238 г.

***

По отцу Гордиан принадлежал к роду Мециев Маруллов, ведущему свое происхождение от Гракхов, а род его матери восходил к императору Траяну. Его дед и прадед были консулами, равно как и его тесть, отцы тестя и тещи и два деда последних. Он и сам был дважды консулом, владел очень большим состоянием и пользовался громадным влиянием. В Риме ему принадлежал дом Помпея, а в провинциях он имел столько земель, сколько не имел никто из частных лиц.

В молодости Гордиан увлекался поэзией и опубликовал пять ученых поэм, навеянных сочинениями Цицерона и в подражание ему, а также большую эпическую поэму «Антонианиду» в 30-ти книгах об императорах Антонине Пие и Марке Аврелии, в которой описал их войны, а также деяния общественной и частной жизни. Должность квестора он исполнял с большим блеском, а будучи эдилом дал римскому народу за свой счет двенадцать зрелищ, то есть по одному зрелищу в месяц, причем выпускал иногда по пятьсот пар гладиаторов. После исполнения судебных обязанностей в качестве претора он стал консулом — в первый раз на пару с Антонином Каракаллой, а во второй — в 222 г. вместе с императором Александром Севером. Наконец сенат назначил его проконсулом Африки.

Гордиан отличался таким уравновешенным нравом, что его нельзя было упрекнуть ни в одном поступке, который был бы вызван горячностью, нескромностью или неумеренностью. Он был воздержан в употреблении вина, очень умерен в еде, носил щегольскую одежду и питал большую страсть к купанию. Добрые нравы, однако, не принесли ему никакой пользы. При таком почтенном образе жизни, постоянно читавший Платона, Аристотеля, Туллия, Вергилия и других древних писателей, он закончил свою жизнь не так, как заслуживал. Ведь он достиг уже почтенного возраста и должен был думать о покое, когда волею судьбы был втянут в самую гущу политических событий.

Случилось так, что один счетный чиновник проявлял по отношению к африканцам редкую жестокость: у очень многих он конфисковал имущество, многих убивал, распоряжался всем, постоянно превышая полномочия прокуратора. Африканцы, не будучи в состоянии терпеть дальше столь невыносимые обиды, сначала убили самого счетного чиновника, а потом решили провозгласить императором Гордиана, так как он был самым достойным из консуляров, оказавшихся поблизости (Капитолия: «Трое Гордианов»; 2—8). Всей толпой восставшие подошли к дому проконсула в Тистре и ворвались к нему в комнату. Гордиан как раз отдыхал в своей кровати. Они же, окружив его со всех сторон, набросили на него пурпурный плащ и обратились к нему с почетом, как к Августу. Гордиан, ошеломленный необычностью происходящего, бросился с кровати на землю и сначала умолял пощадить его и сохранять преданность императору Максимину. Но вскоре вокруг дома Гордиана собрался весь город. Все кричали, величая его Августом. Наконец он уступил. Вместе с ним был провозглашен императором его сын, тоже Гордиан. Когда они вдвоем прибыли в Карфаген, Африка и Ливия немедленно отложились от Максимина. Гордиан отправил официальные послания римскому народу и сенату с извещением о своем избрании. В столице сразу же началось восстание против императора, сенат провозгласил Гордианов — отца и сына — Августами, а Максимина объявил врагом. Это решение поддержали почти все провинции (Геродиан: 7; 5—7).

Но торжество нового императора было недолгим. Нумидийцы, соседи карфагенян и ливийцев, отказались его признавать. Одни из немногих они сохранили верность Максимину, так как их наместник Капеллиан был личным врагом Гордиана. Собрав большую силу, он двинулся на Карфаген. Гордиан выслал против него своего сына со спешно набранным войском. В последовавшем затем сражении Капеллиан одержал полную победу. Младший Гордиан был убит, и вместе с ним пали многие его сторонники. Когда об этом стало известно старшему Гордиану, он решил, что дело его безнадежно проиграно, и покончил с собой, удавившись в петле (Капитолия: «Трое Гордианов»; 15—16).

Все монархи мира. Греция, Рим, Византия. Константин Рыжов. Москва, 2001 г.

 

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


Rambler's Top100 Rambler's Top100

 

редактор Вячеслав Румянцев

11.11.2002