Хомский Аврам Ноам
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ Х >

ссылка на XPOHOC

Хомский Аврам Ноам

р. 1928

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

ХРОНОС:
В Фейсбуке
ВКонтакте
В ЖЖ
Twitter
Форум
Личный блог

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ХРОНОС. Всемирная история в интернете

Аврам Наум Хомский

Хомски Наум (р. 1928) – американский лингвист и интеллектуал леворадикальной ориентации. Труды: «Американская власть и новые мандарины» (1969), «Новый военный гуманизм» (1999) и др. Во время войны во Вьетнаме встал на сторону радикалов. Стал одним из критиков внешнеполитического курса США. В работе «Фабрикуя согласие» (1988) резко критикует масс-медиа, выявляя, каким именно образом через них обеспечивается общественная поддержка в отношении акций империалистического характера.

Использованы материалы кн.: Политическая мысль Новейшего времени. Персоналии, идеи, концепции: Краткий справочник / Сост. Михайлова Е.М. – Чебоксары: ЧКИ РУК, 2010, с. 35.


Хомский, Чомски (Chomsky), Аврам Ноам (р. 1928) — американский лингвист, основоположник (1950-е гг.) «генеративной лингвистики», автор концепции «порождающей» или «генеративной (трансформационной)» грамматики. В существенно значимых аспектах обогатил гуманитарное знание XX в. («генеративная лингвистика» Хомского в столь значимой мере трансформировала основания традиционалистской структурной лингвистики, что обрела статус «хомскианской революции» в языкознании). Без теории «иннатизма» Хомского затруднительна реконструкция главных параметров философско-логических дискуссий о структуре и принципах функционирования разума. С 1955 г. преподавал в Массачусетском технологическом институте, профессор.

Философский словарь / авт.-сост. С. Я. Подопригора, А. С. Подопригора. — Изд. 2-е, стер. — Ростов н/Д : Феникс, 2013, с 501.


Хомский (Чомский) (Chomsky) Ноам (р. в 1928) - американский лингвист и философ языка, основоположник (1950-е) "генеративной лингвистики", автор концепции "порождающей" или "генеративной (трансформационной)" грамматики. В существенно значимых аспектах обогатил гуманитарное знание 20 ст. ("генеративная лингвистика" X. в столь значимой мере трансформировала основания традиционалистской структурной лингвистики, что обрела статус "хомскианской революции" в языкознании). Без теории "иннатизма" X. затруднительна реконструкция главных параметров философско-логических дискуссий о структуре и принципах функционирования разума. С 1955 X. преподает в Массачусетском технологическом институте, профессор этого института. Основные сочинения: "Разум и язык" (русск. изд. - 1972), "Синтаксические структуры" (1957), "Лингвистика Декарта" (1966), "Проблема знания и свободы" (1971), "Правила и репрезентации" (1980), "Знание и язык" (1986), "Язык и политика" (1988), "Язык и мысль" (1994) и др. По мнению X., основополагающая проблема лингвистики как научной дисциплины состоит в отсутствии парадигм, пригодных для систематизации и объяснения избыточного количества неупорядоченных фактов. Лингвистическая теория, согласно X., имеет дело, в принципе, с идеальным говорящим - слушающим, существующим в совершенно однородной речевой общности, который в совершенстве знает свой язык и не зависит от таких грамматически незначимых условий, как ограничения памяти, оговорки, перемена внимания и т.п. "Таким образом, мы проводим фундаментальное различие между компетенцией (знанием своего языка говорящим - слушающим) и употреблением (реальным использованием языка в конкретных ситуациях). Только в идеальном случае ... употребление является непосредственным отражением компетенции". На практике же употребление не в состоянии непосредственно отражать компетенцию. Цель лингвистики состоит в том, чтобы вычленить из конкретных употреблений фундирующую их систему правил, которой владеет компетентный говорящий - слушающий.

Лингвистическая компетенция суть система порождающих процессов. Поскольку одним из общих качеств, присущих всем языкам, выступает их "творческий характер", постольку язык представляет средства для выражения неограниченного числа мыслей и для реагирования соответствующим образом на беспредельное количество нестандартных ситуаций. Грамматика конкретного языка, по X., должна быть дополнена универсальной грамматикой, фиксирующей творческий потенциал языка и его глубинную упорядоченность. "Порождающая грамматика, - отмечает X., - имеет дело, по большей части, с процессами мышления, которые в значительной степени находятся за пределами реального или даже потенциального осознания... Таким образом, порождающая грамматика пытается точно определить, что говорящий действительно знает, а не то, что он может рассказать о своем знании". "Порождающая грамматика" X. ориентирована не на анализ и описание некоторых высказываний, а на процедуру логико-математического по сути процесса генерирования всех мыслимых предложений исследуемого языка. "Порождающая модель" X. исходит из идеи о существовании конечного набора правил, способных предзадать или породить все правильные (и никаких, кроме правильных) предложения языка. В отличие от привычных схем описания языка X. перешел к реконструкции процессов его моделирования. Первичной в иерархии динамических моделей X. выступила схема генерации "по непосредственно составляющим". В отличие от укоренившихся представлений о том, что из звуков рождаются части слов, из частей слов - слова, из последних - словосочетания, а из них - предложения, X. предположил, что порождение речи осуществляется от синтаксиса - к фонологии, т.е. отталкиваясь от наиболее абстрактных синтаксических структур. Смысл предложения X. усмотрел не в синтаксисе, а в семантике, инициировав новое направление в генеративной лингвистике - генеративную семантику. Любые по степени сложности фразы, по X., могут быть, как из блоков, сконструированы из набора элементарных ("ядерных") фраз. При этом, согласно X., должны учитываться и при необходимости изменяться (в контексте функционирования введенных им организующих понятий "глубинная структура" и "поверхностная структура") обусловленные правилами любого языка синтаксические связи внутри фраз. (Традиционалистский синтаксис не был в состоянии адекватно реконструировать соотношение двух предложений: а) девочка ест яблоко; б) яблоко съедается девочкой. Одно это предложение или два - при том условии, что оба они несут идентичное сообщение, но в первом случае девочка - это подлежащее, а во втором - косвенное дополнение в творительном падеже. С точки зрения "глубинной структуры", по X., "а)" и "б)" - суть одно предложение, с глубинным подлежащим (агентом) - девочкой - и глубинным объектом (пациенсом) - яблоком. Предложения "а)" и "б)" - поверхностные варианты глубинной структуры: предложение а) - "активная конструкция" выступает как фундаментальная. Переход от "а)" к "б)", согласно X., - это "пассивная трансформация". "Трансформационный анализ" X. насчитал около десяти возможных трансформаций: девочка не ест яблоко - Неверно, что девочка ест яблоко (как образчик негативной трансформации) и т.д. По мнению X., данные процедуры имеют важное значение в случаях анализа двусмысленных фраз (состоящих из одинаковых лексических элементов, но обладающих совпадающими либо различающимися смыслом и значением). "Знать язык, - утверждал X., - значит уметь приписать семантическую и фонетическую интерпретацию глубинной структуре и выделить связанную с ней поверхностную структуру...". Используя понятия "компетенция" (competence) и "употребление" (performance), X. полагал, что первое из них (аналогичное языку) включает в себя набор внутренне связанных правил, используемых субъектом речи, которые и позволяют последнему генерировать и характеризовать неограниченное количество предложений. Второе являет собой практическую реализацию первого (аналог слова). X. (в отличие от понимания данной проблемы Б.Скиннером) придавал наиважнейшее значение той функции языка, которая связана с его неограниченным конструктивным потенциалом при очевидно ограниченном объеме изобразительных и фиксирующих вербальных средств. Особенно ярко это демонстрируют, по мнению X., дети, проявляющие феноменальные творческие лингвистические возможности (ср. в отечественной традиции: К.Чуковский. "От двух до пяти"). Правила языка (по X., "лингвистические универсалии") мы наследуем как некий интеллектуальный "багаж" вида. Среда лишь способна пагубно воздействовать на эти наши способности и предрасположенности. В качестве доминирующей парадигмы генеративная лингвистика X. сохранила позиции в США, в Европе же ее заместили более прагматичные и лабильные теории речевых актов и концепты логической семантики. (См. также Язык.)

А.А. Грицанов, И.Д. Карпенко

Новейший философский словарь. Сост. Грицанов А.А. Минск, 1998.


Хомский (Chomsky) Ноам Аврам (p. 1928) - американский лингвист, философ и политический активист, основоположник генеративного направления в лингвистике. С 1955 преподает в Массачусетском технологическом институте. Хотя основные научные достижения Хомского имеют отношение к лингвистике, они выражают и новаторский подход к философскому осмыслению феномена языка. Воспитанный в традициях структурной лингвистики, которую в последующем подверг жесткой критике, Хомский вслед за своим учителем 3. Харрисом занялся проблемой лингвистических трансформаций, что, в конечном счете, подвело его к созданию нового подхода к изучению грамматики естественных языков, которую он истолковал как некий механизм, порождающий грамматически правильные предложения. Этот подход был сформулирован Хомским в его книге «Синтаксические структуры» (1957), которую принято считать исходной точкой в развитии генеративной (порождающей) лингвистики. С помощью средств, применяемых при исследовании формальных грамматик, Хомский попытался смоделировать ключевые аспекты естественных языков, опираясь на понятие формального правила и трактуя процессы порождения не каузально, а математически, т.е. в том смысле, в каком алгебраическое уравнение порождает свои численные значения.

Проводя различие между лингвистической компетенцией (знанием своего языка говорящим-слушающим) и реальным употреблением языковых выражений в конкретных ситуациях, X. видит задачу лингвиста не в том, чтобы просто описывать реальные способы словоупотребления, но в том, чтобы из собранных данных об этих способах словоупотребления вывести, какие последовательности слов носители языка считают грамматически правильными, а какие - неправильными, и затем построить грамматику, порождающую только грамматически правильные последовательности, выявив, таким образом, систему правил, которой владеют, по большей части неосознанно, носители языка и которая составляет их лингвистическую компетенцию. Таким образом, цель лингвистики состоит в построении теории лингвистической компетенции. Одним из главных мотивов в исследованиях Хомского было стремление найти объяснение двум важнейшим фактам - творческому использованию языка людьми и удивительному феномену усвоения языка детьми. Обладая ограниченным набором грамматических правил и конечным запасом слов, люди способны создавать и понимать бесконечное число предложений, включая и те, которые никто никогда прежде не произносил, а дети потрясающе быстро научаются чрезвычайно сложной системе языка в раннем детстве до того, как разовьются их общие интеллектуальные способности, имея в своем распоряжении очень скудный и фрагментарный лингвистический опыт. И хотя Хомский признает, что лингвистика в ее нынешнем состоянии еще не готова не только к решению, но и к строгой научной постановке этих проблем, по его мнению, без предположения о том, что люди «особым образом приспособлены» к усвоению языка, нельзя приступить к научному изучению этих проблем. Механизмы, на которые обычно ссылаются исследователи, пытаясь объяснить усвоение и творческое использование языка (обобщение, аналогия и т.п.), не способны пролить свет на природу этих процессов, а потому единственным выходом, считает Хомский, может быть принятие гипотезы о врожденном характере значительной части лингвистической компетенции. Возрождая идею философов-рационалистов 17 века, и прежде всего Р. Декарта, о том, что опыт лишь актуализирует знание, от рождения заложенное в структуре человеческого мышления, Хомский называет свою лингвистику «картезианской».

Это врожденное лингвистическое знание Хомский представляет в виде общей для всех человеческих языков базовой грамматической структуры, которую называет универсальной грамматикой. Будучи природным даром человека, универсальная грамматика «репрезентирована» - не известным пока науке образом - в человеческом мозге и включает в себя множество параметров и принципов, которые допускают различную «настройку», определяя тем самым класс возможных человеческих языков. Согласно Хомскому , эти лингвистические «универсалии», с одной стороны, объясняют возможность существования разных языков, а с другой стороны, позволяют понять, как происходит усвоение родного языка ребенком, который рождается способным научиться говорить на любом из возможных человеческих языков. Взаимодействие ребенка с его «лингвистическим» окружением вызывает актуализацию врожденного лингвистического знания, а затем под влиянием получаемого ребенком опыта осуществляется соответствующая «настройка» универсальных параметров и принципов, и в результате среди возможных языковых структур отбираются те, которые составляют специфику того или иного конкретного языка.

Врожденность языковых структур означает, что общие свойства языков обусловлены природой отдельного индивида и в целом не зависят от системы социальной коммуникации. Для Хомского язык - это не коллективный феномен, а прежде всего средство выражения мыслей, поэтому его индивидуалистический подход к языку напрямую связан с менталистской трактовкой грамматических структур. Лингвистика, с его точки зрения, представляет собой раздел психологии познания, изучающий ментальные структуры, ответственные за лингвистическую компетенцию. Изучая речевое поведение человека, лингвист должен открыть лежащие в его основе психологические процессы и структуры.

Усматривая неразрывную связь между исследованием языка и изучением человеческой природы и человеческих интеллектуальных способностей, Хомский обвинил господствовавшие в психологии и лингвистике середины 20 века бихевиоризм и структурализм в «воинствующем антинсихологизме». Особенно острой критике он подверг предложенное Б.Ф. Скиннером в книге «Вербальное поведение» (1957) бихевиористское объяснение языка. В результате новаторские идеи Хомского стали одним из важнейших факторов, подготовивших «когнитивную революцию» в американской лингвистике и психологии, где во второй половине 20 века возобладали идеи генеративной лингвистики и когнитивно ориентированной психологии. Данное Хомским объяснение лингвистических способностей человека стало моделью для исследования в других областях психологии. Идеи X. о когнитивном характере человеческой психики и врожденности многих психических свойств оказали влияние и на развитие совр. философии сознания. Многие философы разделяют приверженность Хомского натурализму, согласно которому сознание следует изучать так же, как любое другое природное явление.

На протяжении долгой творческой карьеры взгляды Хомского претерпевали определенные изменения. Так, в своих первых работах он проводил различие между «глубинными» и «поверхностными» языковыми структурами. Поверхностная структура репрезентирует звуковую сторону предложения, т.е. выражает физический аспект языка, тогда как глубинная структура является абстрактной формой, определяющей значение предложения. Порождение поверхностных структур глубинными осуществляется посредством разного рода грамматических трансформаций. В дальнейшем Хомский отказался от данного различения во многом из-за неверных метафизических интерпретаций, которые были даны этим структурам. Кроме того, Хомский разработал несколько формальных моделей грамматики естественных языков, которые хотя и являются реализациями единого подхода к языку, тем не менее различаются в некоторых важных аспектах. На более поздних этапах творчества X. выделил в качестве определяющей черты когнитивной архитектуры психики ее «модульность».

Хомский известен во всем мире не только как выдающийся лингвист, но и как политический активист. Начав с разоблачения антигуманного характера войны во Вьетнаме, он на протяжении всей жизни неустанно откликается в своих книгах и выступлениях на важнейшие политические события в США и во всем мире. Благодаря последовательной и непримиримой критике внутренней и внешней политики США Хомский является ведущей фигурой среди американских диссидентов. Считая источником своих политических взглядов идеи Просвещения и классического либерализма, он называет себя либертарианцем-социалистом и подчеркивает свою приверженность анархизму. С этих позиций он остро критикует индустриальный капитализм и государственный социализм за их негуманность.

Хомский провел глубокий анализ структуры и пропагандистской роли средств массовой информации, которые, по его мнению, в демократических обществах используются правительством и крупным бизнесом в качестве инструмента контроля, тогда как в тоталитарных государствах контроль достигается через насилие. Массмедиа дают искаженное освещение событий, поскольку поставляемая ими информация «фильтруется» в соответствии с интересами власть имущих.

Современная западная философия. Энциклопедический словарь / Под. ред. О. Хеффе, В.С. Малахова, В.П. Филатова, при участии Т.А. Дмитриева. М., 2009, с. 354-356.


Далее читайте:

Философы, любители мудрости (биографический указатель).

Сочинения:

Язык и мышление. М., 1972; Аспекты теории синтаксиса. М., 1972; Картезианская лингвистика. М., 2005; Прибыль на людях: неолиберализм и мировой порядок. М., 2002; Государства-изгои: право сильного в мировой политике. М., 2003; О природе и языке. М., 2005; The Logical Structure of Linguistic Theory. N.Y., 1975; Reflections on Language. N.Y., 1975; Rules and Represen-tations. N.Y., 1980; Lectures on Government and Binding. Dordrecht, 1981; Knowledge of Language: Its Nature, Origin, and Use. N.Y., 1986; The Minimalist Program. Cambridge (MA), 1995; On Nature and Language. N.Y., 2001.

 

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС