Ходасевич Владислав Фелицианович
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ Х >

ссылка на XPOHOC

Ходасевич Владислав Фелицианович

1886 - 1939

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

ХРОНОС:
В Фейсбуке
ВКонтакте
В ЖЖ
Twitter
Форум
Личный блог

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ХРОНОС. Всемирная история в интернете

Ходасевич Владислав Фелицианович (16[28].05.1886—14.06.1939). Родился в Москве. При жизни Ходасевича было издано 5 поэтических сборников. Прежде всего Ходасевич большой поэт, но известен и как блестящий мемуарист, историк литературы, переводчик. Впервые его стихи опубликованы в 1905 в альманахе «Гриф». В 1908 вышла его первая книга — «Молодость». Второй сборник «Счастливый домик» был опубликован в марте 1914 и дважды переиздавался в Берлине (в 1921 и в 1922). Третий сборник «Путем зерна» вышел после 1917. В 1922 Ходасевич эмигрировал. Жил в Берлине, Праге, в Италии, в 1925 поселился в Париже. Последняя прижизненная книга стихотворений была издана в 1927. Стихи Ходасевича, писал Г. Адамович, узнаешь сразу, они настолько своеобразны, что «под ними не нужна подпись» («Звено». 27 июля 1925). И вместе с этим определеннейшим своеобразием — чистота стиля, безупречно честное отношение к слову, отсутствие всего лишнего, декоративного, одухотворенность, связь с благородной классической традицией. Прекрасно сказал о Ходасевиче В. Смоленский, постигший душу его поэзии: «Чуть слышно, сквозь мечту и бред, / Им говоришь про вечный свет, / Простой, как эта жизнь земная». В 1920-е Ходасевич становится ведущим эмигрантским критиком. В течение 11 лет он публиковал литературно-критические статьи в газете «Возрождение», многие из них о поэтах и поэзии. В 1931 вышла книга Ходасевича «Державин» — один из лучших образцов художественной биографии за всю историю этого жанра. В 1937 был издан в Берлине сборник статей Ходасевича «О Пушкине», а в 1939 — книга воспоминаний «Некрополь».

Использованы материалы сайта Большая энциклопедия русского народа - http://www.rusinst.ru


Ходасевич Владислав Фелицианович (1886 - 1939), поэт, прозаик, литературовед.

Родился 16 мая (28 н.с.) в Москве в семье художника. Очень рано почувствовал свое призвание, выбрав литературу главным занятием жизни. Уже в шесть лет сочинил свои первые стихи.

В 1904 окончил гимназию и поступил сначала на юридический факультет Московского университета, затем - на историко-филологический. Начал печататься в 1905. Первые книги стихотворений - "Молодость" (1908) и "Счастливый домик" (1914) - были доброжелательно встречены читателями и критикой. Ясность стиха, чистота языка, точность в передаче мысли выделили Ходасевича из ряда новых поэтических имен и определили его особое место в русской поэзии.

В 1914 была опубликована первая работа Ходасевича о Пушкине ("Первый шаг Пушкина"), открывшая целую серию его "Пушкинианы". Исследованием жизни и творчества великого русского поэта Ходасевич занимался всю жизнь.

В 1920 появилась третья книга стихов Ходасевича - "Путем зерна", выдвинувшая автора в ряд наиболее значительных поэтов своего времени. Четвертая книга стихов Ходасевича "Тяжелая лира" была последней, изданной в России.

Выехав в 1922 за границу, поэт находился некоторое время под влиянием М .Горького, который привлек его к совместному редактированию журнала "Беседа". В 1925 Ходасевич уезжает в Париж, где остается до конца жизни. Живет трудно, нуждается, много болеет, но работает напряженно и плодотворно. Все чаще выступает как прозаик, литературовед и мемуарист: "Державин. Биография" (1931), "О Пушкине" и "Некрополь. Воспоминания" (1939).

В последние годы публиковал в газетах и журналах рецензии, статьи, очерки о выдающихся современниках - Горьком, Блоке, Белом и многих других. Переводил поэзию и прозу польских, французских, армянских и др. писателей. Умер В.Ходасевич в Париже 14 июня 1939.

Использованы материалы кн.: Русские писатели и поэты. Краткий биографический словарь. Москва, 2000.


ДОЖДЬ

Я рад всему: что город вымок,
Что крыши, пыльные вчера,
Сегодня, ясным шелком лоснясь,
Свергают струи серебра.

Я рад, что страсть моя иссякла.
Смотрю с улыбкой из окна,
Как быстро ты проходишь мимо
По скользкой улице, одна.

Я рад, что дождь пошел сильнее
И что, в чужой подъезд зайдя,
Ты опрокинешь зонтик мокрый
И отряхнешься от дождя.

Я рад, что ты меня забыла,
Что, выйдя из того крыльца,
Ты на окно мое не взглянешь,
Не вскинешь на меня лица.

Я рад, что ты проходишь мимо,
Что ты мне все-таки видна,
Что так прекрасно и невинно
Проходит страстная весна

(7 апреля 1908, Москва)

В ПЕТРОВСКОМ ПАРКЕ

Висел он, не качаясь,
На узком ремешке.
Свалившаяся шляпа
Чернела на песке.
В ладонь впивались ногти
На стиснутой руке.

А солнце восходило,
Стремя к полудню бег,
И, перед этим солнцем
Не опуская век,
Был высоко приподнят
На воздух человек.

И зорко, зорко, зорко
Смотрел он на восток.
Внизу столпились люди
В притихнувший кружок.
И был почти невидим
Тот узкий ремешок.

ПУТЕМ ЗЕРНА

Проходит сеятель по ровным бороздам.
Отец его и дед по тем же шли путям.

Сверкает золотом в его руке зерно,
Но в землю черную оно упасть должно.

И там, где червь слепой прокладывает ход,
Оно в заветный срок умрет и прорастет.

Так и душа моя идет путем зерна:
Сойдя во мрак, умрет - и оживет она.

И ты, моя страна, и ты, ее народ,
Умрешь и  оживешь, пройдя сквозь этот год,-

Затем, что мудрость нам единая дана:
Всему живущему идти путем зерна.

1917

(Русская Советская Поэзия.
Москва, "Художественная Литература", 1990.)



СТАНСЫ

Святыня меркнущего дня,
Уединенное презренье,
Ты стало посещать меня,
как посещало вдохновенье.

Живу один, зову игрой
Слова романсов, письма, встречи,
Но горько вспоминать порой
Свои лирические речи!

Но жаль невозвратимых дней,
Сожженных дерзко и упрямо,-
Душистых зерен фимиама
На пламени души моей.

О, радости любви простой,
Утехи нежных обольщений!
Вы величавей, вы священней
Величия души пустой...

И хочется упасть во прах,
И хочется молиться снова,
И новый мир создать в слезах,
Во всем - подобие былого.

январь 1909

(Поэзия Серебряного Века.
Москва, "Художественная Литература", 1991.)

Стихи с сайта: http://kulichki.rambler.ru/
copyright © Мария Школьникова, 1996-1998


Ходасевич Владислав Фелицианович [16(28).5.1886, Москва — 14.6.1939, Бий-анкур под Парижем] — поэт, мемуарист.

Отец был польским дворянином одной генеалогической ветви с А.Мицкевичем, за участие в польском восстании 1833 лишен дворянства, учился в Академии художеств в Петербурге; переехав в Москву, стал фотографом. Дед Ходасевичf по линии матери перешел из иудаизма в православие; но мать воспитывалась в польской семье, где приняла католическое крещение. Она была носительницей польского и католического начала в семье и оказала известное влияние на сына, который, став литератором, переводил польских поэтов. Учился Ходасевич в 3-й Московской классической гимназии, что дало ему хорошее знание древних языков. О своих детских воспоминаниях он рассказал в очерке «Младенчество». С ранних лет Ходасевич вращался в сфере искусства: старший брат Михаил был прекрасным знатоком искусств, а его дочь Валентина Михайловна известна как художница. При всем влиянии на Ходасевич — через мать — польской и еврейской (отчасти) культуры истинной колыбелью его всегда оставалась русская словесность и русская культура с культом Пушкина.

В гимназии он учился в одном классе с А.Брюсовым (младший брат уже знаменитого в те годы В.Брюсова). Через него возник интерес к символистской поэзии; большое влияние на формирование и интересов, и вкусов гимназиста Ходасевич оказала дружба, продолжавшаяся и в последние годы, с поэтом В.Гофманом. Среди своих учителей Ходасевич называет также известного литературоведа В.И.Шенрока (возможно, заложившего в нем интерес к литературоведческой науке) и двух иностранных поэтов: датчанина Тора Ланге и немца Георга Бахмана. Таким образом, уже в гимназические годы многое направляло интересы Ходасевича не только в сторону искусства вообще, но к литературому символизму прежде всего. Влияние символизма на формирование творчества Ходасевича оказалось достаточно сильным — раньше других здесь следует иметь в виду воздействие В.Брюсова. Хотя это влияние и не следует преувеличивать. Манера зрелого Ходасевича ни в коей мере не похожа на стихи мэтра. И все же релятивизм символистов (на равных правах у символистов выступают Христос и Антихрист, Бог и Дьявол, добро и зло и т.д.) оставил свой след, трансформировавшись в своеобразный скептицизм, неотъемлемый от мироощущения Ходасевича и его стилистической манеры.

После окончания гимназии Ходасевич некоторое время учится в Московском университете, но учебу прекращает, отдавшись литературной деятельности. Поэзия целиком поглощает его. Он начал печататься с 1905 в альманахе и журналах символистов — «Гриф», «Золотое руно» и др. Первая книга стихов — «Молодость» — вышла в 1908. Почти все стихи трагичны, пессимистичны. Поэт не видит в жизни, окружающей его со всех сторон как бы серой пеленой, сотканной из скуки и отчаяния, никакого просвета. Всеми доступными ему тогда поэтическими средствами он добивается своей главной цели — передать читателю чувство обреченности и безысходности. Возможно, столь пессимистическому взгляду на жизнь способствовала обострившаяся болезнь (туберкулез), но главное — в прямом следовании за тогдашними авторитетами — Брюсовым, Блоком, А.Белым, Ф.Сологубом, из произведений которых он выбирал лишь то, что соответствовало его тогдашнему настроению. И все же иные из стихов «Молодости» были и самостоятельны, и свежи. Не случайно одно из них («Время легкий бисер нижет...») одобрительно цитировал И.Ф.Анненский, а В.Брюсов, отличавшийся строгостью оценок, также отметил в одной из статей несомненное дарование молодого поэта.

До выхода второй книги («Счастливый домик», 1914), т.е. на протяжении 6 лет, Ходасевич много пишет и много печатается: он переводил польских поэтов, публиковал критические статьи и рецензии, обнаруживавшие его собственный внутренний рост и складывавшиеся эстетические взгляды (уже не во всем совпадавшие с символизмом), сотрудничает в «Универсальной библиотеке» и в «Русских ведомостях». То была весьма плодотворная пора, заметно переменившая его прежнее заимствованно-пессимистическое отношение к жизни. Он связывает свою судьбу (на 10 лет) с Анной Ивановной Гренцион, младшей сестрой писателя Г.И.Чулкова, и новый круг интересов и забот, любви и житейских тревог подводит его к мысли о ценности простых чувств и «живого счастья». Трагедия бытия существует, но над нею, выше ее стоит и торжествует именно простая человеческая жизнь. Поэт в «Счастливом домике» не забывает о «роковой грани» между этими двумя мирами, но душа его и поэзия тяготеют к «простому» и «невинному». Книга открывается «Элегией» с призывом «спокойно жить и мудро умереть». Когда все же другой — «страшный» — мир напоминает о себе, поэт обращается к миру пушкинской гармонии. Именно в «Счастливом домике» выходят едва ли не на первый план и едва ли не демонстративно традиции стиха начала XIX в. Помимо Пушкина это Баратынский и молодой Фет. Во многом новое миропонимание сильнейшим образом сказалось на стилистике и поэтике Ходасевича. Тяготение к «простому миру», к «пыльце на крыльях мотылька» повлекло его как художника к «прозаизмом жестким» (Н.Берберова), стихам Тютчева, к К.Случевскому, но прежде всего опять-таки к Пушкину и в особенности к Державину. Автора знаменитых од и «Водопада» он любил страстно и вдумчиво, учился его непреднамеренному, далекому от «канонов», «варварскому» слогу. О Державине он развернуто и впервые написал в 1916 — к столетнему юбилею поэта, а потом, в 1931, закончил одно из самых сильных своих прозаических и литературоведческих произведений — книгу «Державин». Следующая после «Счастливого домика» книга (третья по счету) — «Путем зерна» — вышла в 1920.

В годы Первой мировой войны, если говорить об общественно-политических взглядах поэта, он занимал нейтральную позицию, склоняясь скорее к осуждению войны; Февральскую революцию принял восторженно. Его взгляды этой поры можно охарактеризовать как левые, с известной даже симпатией к «большевикам». Его многолетнее «отлучение» от русской лит-ры и от его родины было вызвано сотрудничеством в эмигрантской газете «Возрождение», отличавшейся антисоветизмом. Однако Ходасевич настаивал на том, что «быть большевиком не плохо и не стыдно. Говорю прямо: многое в большевизме мне глубоко по сердцу...» (Письмо Б.А.Садовскому от 10 февр. 1920 // Вопросы литературы. 1987. №9. С.239). В годы революции и Гражданской войны Ходасевич читает лекции в Студии Пролеткульта, работает в Наркомпросе, руководит московским отделением издательства «Всемирная литература», организованного М.Горьким в Петрограде, заведует московской Книжной палатой. Вся эта разнообразная деятельность сближает его с новой жизнью страны и сказывается на стихах. Они становятся и острее, и откровеннее. Название книги «Путем зерна» носит глубоко символический характер, восходящий к евангельской притче о зерне, которое должно умереть, чтобы вновь воскреснуть. Он проецирует смысл притчи на новую действительность, полагая, что кровавые испытания дадут свежие побеги, что молодая поросль жизни восторжествует. В книге, естественно, уже нет той, хотя и временной, гармонии, которой пытался достичь Ходасевич в «Счастливом домике», — жизнь разломилась, окровавилась, о равновесии не может быть и речи. Поэтому стих в книге «Путем зерна» напряжен и драматичен — он опять-таки ориентирован на Пушкина и его «плеяду», широко используется ямб — он становится отныне почти постоянным размером в поэтическом творчестве Ходасевича. Но и ямб, и пушкинское начало глубоко растворены в сложившейся индивидуальной манере автора, они живут как бы в его поэтическом подсознании, являясь интимной опорой души и творчества. Сам Ходасевич связывает появление новой манеры с переменами в общественной истории. В статье «Колеблемый треножник» (1921) он писал, что Петровский и петербургский период русской истории кончился, что возврат к старому немыслим.

В конце 1920 Ходасевич переезжает в Петроград — поселяется в знаменитом Доме искусств на Мойке и переживает огромный творческий подъем — тому, возможно, способствовала сама литературно-общественная атмосфера тогдашнего Петрограда. В 1922 он выпускает свою четвертую книгу — «Тяжелая лира» (первоначальное название — «Узел»). Для нее характерна подчеркнутая традиционность: главенствует ямб и ориентация на литературный опыт XIX (отчасти конца XVIII) столетия. Вполне возможно, что в «классицизме» новой книги сказалось влияние и самого города, и т.н. петербургской школы поэзии. Символично, однако (и весьма характерно для Ходасевича), что внутри ограниченного и строгого «классицизма» живут боль и страдание, вызванные не только личными событиями той поры, но, пожалуй, главным образом, событиями в стране, пошедшей, по мнению поэта, по неверному пути. Он горько разочаровывается в т.н. достижениях революции, ему глубоко претит то явление, которое Маяковский примерно в то же время назвал «мурлом мещанина». Смерть Блока и Гумилева окончательно отвратили его от «диктатуры пролетариата», вырождавшейся к тому же, по его выражению, в «диктатуру бельэтажа», т.е. новых сытых мещан. В его психологическом и художественном мире снова появилась трагичность. Весь мир кажется ему шатким и чреватым ежеминутной бедою. Скепсис, столь характерный для зрелого Ходасевича, набирает свою силу именно в этой книге.

В июне 1922 Ходасевич вместе с Н.Берберовой, ставшей его женой, покидает Россию. На пути лежит сначала Берлин, потом — Париж. Последний цикл Ходасевича называется «Европейская ночь» (отдельной книгой опубликован не был). Поэт много путешествует, но всюду бедствует. Его мучает литературная поденщина и болезни. Отношения с эмигрантской средой сложные. Ходасевич публикует статьи и рецензии в газете «Дни» (под редакцией А.Ф.Керенского), «Последние новости» (редактор П.Н.Милюков), работает над книгой о Державине, начинает книгу о Пушкине, пишет исследование о Павле I. Стихи почти исчезли — после «Тяжелой лиры» и цикла «Европейская ночь» их всего несколько. Живет в нужде, на скудный литературный заработок и только по этой причине начинает сотрудничать в правой газете «Возрождение», где ведет раздел «Литературная летопись». Последний прижизненный сборник Ходасевича «Собрание стихов» вышел в 1927. После сборника он издал биографию Державина, сборник статей «О Пушкине» (1937) и книгу воспоминаний и литературных портретов «Некрополь» (1939).

А.И.Павловский

Использованы материалы кн.: Русская литература XX века. Прозаики, поэты, драматурги. Биобиблиографический словарь. Том 3. П - Я. с. 614-616.


Далее читайте:

Письмо В.Ф.Ходасевича Л.Б.Каменеву с просьбой о помощи в связи с тяжелым положением его семьи и угрозой уплотнения жилплощади. 3 июля 1919 г.

Геннадий ЕВГРАФОВ. Путь Ходасевича. 30.05.2006

Русские писатели и поэты (биографический справочник).

Сочинения:

Счастливый домик. 2-е изд. Берлин, 1921;

Счастливый домик. 3-е изд. Берлин, 1922;

Тяжелая лира. Берлин, 1923;

Собр. стихов. Париж, 1927.

Собрание стихов. М., 1992;

Стихотворения. Л., 1989. (Б-ка поэта. Б. серия);

Державин. М., 1988;

Некрополь. Воспоминания. М., 1996;

Из еврейских поэтов. Переводы. М.;

Иерусалим. 1998.

Литература:

Вейдле В. Поэзия Ходасевича. Париж, 1948;

Зорин А.Л. Начало // Ходасевич В. Державин. М., 1988;

Богомолов Н. А Жизнь и поэзия Владислава Ходасевича // Ходасевич В. Стихотворения. Л., 1989;

Лаврин А. Дар тайнослышанья тяжелый // Ходасевич В. Собрание стихов. М., 1992;

Толаев В.М. Материалы к творческой биографии // Российский литературоведческий журнал. 1994. №5-6;

Берберова И. Курсив мой. Автобиография. М., 1996.

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС