Львов, Алексей Федорович
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ Л >

ссылка на XPOHOC

Львов, Алексей Федорович

1798-1870

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

ХРОНОС:
В Фейсбуке
ВКонтакте
В ЖЖ
Twitter
Форум
Личный блог

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ХРОНОС. Всемирная история в интернете

Алексей Федорович Львов

Львов Алексей Федорович (1798-1870) - сенатор, обер-шталмейстер. Выпускник Института инженеров путей сообщения. В 1818-1825 гг. на службе при военных поселениях А. А. Аракчеева. Адъютант А. Х. Бенкендорфа (1825). Участник русско-турецкой войны 1828-1829 гг. Флигель-адъютант (1834). Композитор, скрипач. Основатель симфонического оркестра в Петербурге (1840). Директор Придворной певческой капеллы (1837-1861).


Львов Алексей Федорович (1798—1870) — сын Ф.П. Львова; в 1818 г. окончил Корпус инженеров путей сообщения и был определен на службу в Новгородские военные поселения; в 1820 г. инженер-поручик; штабс-капитан (1821), по представлению А получил орден Св. Владимира 4-й степени (Приказы—1821; 31 декабря). Адъютант А.Х. Бенкендорфа (1825—1827); с 1828 г. заведовал делами императорской Главной квартиры, флигель-адъютант (1834); впоследствии сенатор и гофмейстер. После смерти отца — директор Придворной певческой капеллы (1837—1861); скрипач-виртуоз, композитор.

Использованы материалы кн.: Аракчеев: свидетельства современников. М.: Новое литературное обозрение, 2000.


Львов Алексей Федорович (25.05.1798—16.12.1870), обер-гофмейстер (1862), композитор, автор государственного гимна «Боже, Царя храни». Львов пользовался известностью в 1-й пол. XIX в. во многих музыкально-художественных областях. Сын Ф. П. Львова, директора придворной певческой капеллы (1816—37), Алексей Федорович получил сначала домашнее образование, а затем закончил институт путей сообщения. Первые шаги на поприще инженерного искусства Львов сделал в военных поселениях, устроенных в Новгородской губ. гр. А. А. Аракчеевым. В 1824, выйдя в отставку, переехал в С.-Петербург и вскоре стал адъютантом начальника корпуса жандармов гр. А. Х. Бенкендорфа. Вращаясь в музыкальной атмосфере с детства и чувствуя влечение к музыке, Львов достиг значительных успехов в игре на скрипке и вместе с тем, обнаружив склонность к музыкальному творчеству, основательно изучил теорию музыки. В 1833 имп. Николай I пожелал заказать оригинальную музыку для государственного гимна (ранее он исполнялся на музыку Генделя). Зная Львова как хорошего музыканта, государь возложил на него эту миссию. Плодом вдохновения Львова стал гимн, текст которого «Боже, Царя храни» был написан поэтом В. А. Жуковским. В 1834 Львов был назначен флигель-адъютантом.

Использованы материалы сайта Большая энциклопедия русского народа - http://www.rusinst.ru


Львов, Алексей Федорович — композитор и скрипач (1798—1870). Его отец, страстный любитель-музыкант и бывший директором придворной певческой капеллы с 1816 по 1835 гг., содействовал его музыкальн. развитию. Л., окончив Институт путей сообщ., служил в военных поселениях Аракчеева, позже был флигель-адъютантом. В 1833 г. по поручению имп. Николая Л. сочинил народный гимн, к которому были написаны стихи Жуковского. "Я чувствовал, — говорил Л., — надобность написать гимн величественный, сильный, чувствительный, для всякого понятный, годный для войска, годный для народа — от ученого до невежды". После смерти отца Л. был назначен директором придворной певческой капеллы и пробыл в этой должности по 1861 г.; ко времени директорства Л. относится гармонизация и приведение в порядок всего годичного обихода. Л. написал много оригинальных сочинений для церкви: "Иже херувимы", "Вечери Твоея тайные", концерты и пр., всего 48 номеров. Как скрипач, Л. два раза с успехом концертировал за границей. В начале 40-х гг. Л. написал оперу "Бианка", которая была дана в Дрездене и Петербурге в 1844 г. (в Имп. итальянской опере). Вторая опера его, "Ундина", была поставлена в 1847 г. на сцене русской оперы; позднее Л. написаны еще две небольшие оперы — "Русский мужичок" и "Варвара". "Ундина" в 60-х годах была возобновлена на сцене Мариинского театра. Оперы Л. большого успеха не имели. Он написал еще "Stabat Mater", переложил для хора и большого оркестра "Stabat Mater" Перголезе; для скрипки им написаны фантазия с оркестром, концерт и пр. Ему принадлежат статьи "О свободном или несимметричном ритме" (1858), "О пении в России" и др. См. "Записки Л." (в "Русском архиве", 1884), "Записки мачехи Л." (в "Русской старине", 1880), "Русская музыкальная газета" (1895), "Biographie universelle des musiciens" Фетиса.

Н. С.

Использованы материалы Краткой энциклопедии Брокгауза и Евфрона.


Львов, Алексей Федорович — директор придворной певческой капеллы, автор музыки русского народного гимна; род. в Петербурге 25 мая 1798 г. Отец его, Федор Петрович Львов, был большим любителем музыки и с 1826 г. состоял директором придворной капеллы. А. Ф. с 7 лет учился игре на скрипке и знакомился с музыкальной библиотекой отца, состоявшей из старинных сочинений; в 1814 г. он поступил в институт инженеров путей сообщения, по окончании которого в 1818 г. произведен был в офицеры и командирован для производства работ в военных поселениях, управляемых тогда гр. Аракчеевым. В феврале 1825 г. Львов вышел в отставку, а в ноябре того же года поступил адъютантом к шефу корпуса жандармов Бенкендорфу, исполняя при нем обязанности секретаря. Государь, соглашаясь на определение Львова на эту должность, сказал Бенкендорфу: "Возьми его, он хороший офицер, сумел восемь лет прослужить у Аракчеева". В 1828 г. Львов с главной квартирой отправился, по случаю войны с Турцией, за Дунай в качестве заведующего делами главной квартиры и находящегося в свите государя "для производства дел, до вояжей относящихся". В 1833 г. по возвращении из заграничного путешествия с государем Львов получил поручение государя написать русский народный гимн. В России до тех пор употреблялась музыка английского национального гимна на слова В. А. Жуковского: "Боже, Царя храни, славному долги дни дай на земли". В своих записках Львов говорит по этому поводу: "задача показалась мне весьма трудною. Я чувствовал надобность написать гимн величественный, сильный, чувствительный, для всякого понятный, имеющий отпечаток национальности, годный для церкви, годный для войска, годный для народа от ученого до невежды". К написанной им музыке Львов просил Жуковского написать слова. Это были слова употребляемого до настоящего времени гимна, первоначально называвшегося "Молитва русского народа". По докладу гр. Бенкендорфа о гимне Львова государь Николай Павлович с императрицей и в. кн. Михаилом Павловичем 23 ноября 1833 г. приехали слушать гимн в певческий корпус, и здесь хор придворной капеллы и два оркестра военной музыки впервые исполнили новое сочинение. Прослушав несколько раз гимн, государь сказал: "Спасибо, прелестно, ты совершенно понял меня". С 25 декабря 1833 г. гимн "Боже, Царя храни" с музыкою Львова стал употребляться в качестве русского народного гимна. В следующем году Львов был назначен флигель-адъютантом и продолжал сопутствовать государю в его поездках по России и за границей.
14 декабре 1836 г. скончался отец А. Ф., и директором придворной певческой капеллы 2 января 1837 г. был назначен он сам, как лично известный государю большой знаток музыки и артист-скрипач. С этого времени музыкальные интересы заполняют всю жизнь А. Ф.; в ближайшие годы он выступил за границей в качестве скрипача-виртуоза и пользовался необыкновенным успехом, засвидетельствованным в словах восторженного отзыва Роберта Шумана, который писал: "если в России играют на скрипке так, как играет г-н Львов, то нам надлежит ехать туда не учить, а учиться". В Петербурге у А. Ф. часто бывали музыкальные вечера, на которых участвовали лучшие музыкальные силы столицы и приезжавшие из-за границы знаменитости. Вечера были удостаиваемы также и Высочайшего посещения. Львов устроил постоянный квартет при участии В. Маурера, Вильде и гр. М. Виельгорского. По инициативе Львова в 1840 г. было основано в Петербурге Симфоническое Общество с целью пропагандировать в то глухое в России для музыки время произведения западноевропейских классиков.
Известен Львов и в качестве композитора. Ему принадлежат: 24 этюда для скрипки, драматический скрипичный концерт, "Le Duel для скрипки и виолончели", "Увертюра С-dur", "Фантазия для скрипки с муж. хором" и др. Оперы: 1) "Bianca е Gualtiero", поставленная в 1844 г. в Дрездене и в 1845 г. в Петербурге; 2) "Ундина" — на текст Жуковского, поставленная в 1849 г. также в Петербурге и возобновленная в 60-х годах; 3) "Староста Борис, или Русский мужичок и французские мародеры в 1812 г.", поставленная в сезон 1854—55 г. и 4) оперетта "Варвара". Все эти произведения написаны для своего времени с большим знанием дела, с применением вполне современной музыкальной техники, нередко с творческим подъемом, рельефно выступающим в вокальных частях и хорах последних названных сочинений.
Занимая в течение 24-х лет должность директора придворной певческой капеллы, Львов своими трудами составил себе большое имя в области церковного пения. Деятельность его в этом отношении обширна и обнимает собою все стороны современной ему церковно-певческой жизни. Сюда прежде всего относится издание придворной капеллой образцовых книг церковных напевов, получившее название "Придворного Обихода". То, что понимается теперь в смысле хорового обихода, совершенно не существовало до Львова. Единственным предшествующим обиходу изданием обычных напевов служило напечатанное в 1835 г. "Пение божественной литургии" на два голоса. Оно не могло удовлетворить потребностям даже самой капеллы при отправлении ею церковных служб при Высочайшем Дворе: как не обнимавшее круга церковного года, оно было очень неполно и, будучи далеко несовершенным в гармоническом отношении, допускало возможность уклонений от правильного движения в остальных голосах. В 1846 г. Львов предпринял труд положения на ноты всех духовно-музыкальных сочинений, какие поются в придворных церквах во весь круг года. На это дело он получил предписание министра императорского двора и с помощью учителей пения капеллы (Воротникова, Ломакина и Беликова — инспектора капеллы) благополучно довел его до конца. В 1857 г. "Обиход" был выпущен в свет в двух книгах и с этого времени до конца 60-х годов имел более 12-ти изданий. В "Обиходе" Львова наше обычное пение впервые получило весьма удобную для исполнения нормальным церковным хором и вполне правильную в музыкальном отношении редакцию, остающуюся во всеобщем употреблении до настоящего времени лишь с незначительными изменениями, введенными в 1869 г. преемником Львова, Н. И. Бахметевым. Для своего времени издание было целым событием, так как отсутствие подобного образцового изложения обычных напевов вносило беспорядочность в пение церковных хоров, а восполнение его было не под силу не только отдельным лицам, но и каким-либо другим, кроме капеллы, учреждениям.
Рядом с "Обиходом" нотного церковного пения, при Высочайшем Дворе употребляемого, должны быть поставлены многочисленные переложения Львова одноголосных церковных распевов — знаменного, киевского, греческого и др. — на полный хор. Львов предполагал переложить "в гармонию хорного состава все, что Св. Синодом издано в одну строку". Это издание, по мысли Львова, должно было дать вместе с "Обиходом" навсегда полный круг древнего церковного пения в четырехголосном изложении. Желая как можно полнее и основательнее изучить это древнее пение, чтобы критически отнестись даже и к синодальным изданиям, Львов затребовал через Св. Синод сохранившиеся в епархиях старые одноголосные рукописные книги и только после тщательного пересмотра их отказался от мысли воспользоваться ими, как чрезвычайно несовершенными в отношении единства в изложении певческих мелодий. Остановившись, таким образом, на записанных в синодальных изданиях напевах, Львов стал присоединять к ним "гармонию хорного состава", оставляя подлинник, по возможности, неизмененным. Он писал: "здесь моего сочинения нет и быть не может ничего другого, кроме строгого сохранения напевов и правильного приложения к оным гармонии". Таким образом Львов понимал задачу гармонизации не в широком позднейшем смысле этого слова, имея в виду дать мелодии ясное и подходящее гармоническое освещение, но лишь в смысле простого положения мелодии на хор. Индивидуальные особенности напевов и отдельных мелодических оборотов в них нисколько не повлияли на характер многоголосной обработки их, и приложение гармонии хорного состава производилось с заранее выработанными определенными приемами. Однако труды Львова представляли серьезную ценность. Уже сама мысль о надобности гармонизовать полный церковный круг древних напевов для сороковых годов 19-го столетия была замечательной; она с большою пользою отвлекала внимание хоров от распространившегося в то время пристрастия к творениям провинциальных самоучек-композиторов и имела целью дать прямо на клирос, в руки певцам, в музыкальном отношении правильно, а нередко и красиво сделанные переложения древних напевов. Несмотря на многочисленные препятствия начатому делу и обширность самого труда, Львов в 1859 г. напечатал и издал: Утреню греческого распева. Воскресные утренние антифоны, Воскресные и праздничные ирмосы — того же распева, Октоих и Сокращенный Ирмологий знаменного распева. В непосредственной связи с работами по гармонизации древних напевов должны быть поставлены те сочинения Львова, которые явились результатом изучения своеобразного материала в виде множества одноголосных мелодий, т. е. его небольшое сочинение "О свободном или несимметричном ритме", и написанные в несимметричном же ритме духовно-музыкальные произведения. До Львова никому не приходило в голову мысль отказаться при обработке церковных мелодий от обычных тактовых делений, в подлиннике совершенно отсутствующих. Все писали музыку на прозаический церковный текст, подчиняя его деление искусственной тактовой симметрии. Львов первый угадал в нашем церковном пении зависимость чередования акцентов с ритмически сильными повышениями слогов текста, и первый из этого наблюдения сделал вывод о надобности большего соответствия между характером содержания, движением мелодии, с одной стороны, — и ритмическими акцептами текста, с другой. Несомненно, что этот новый взгляд имел существенное значение для развития русского церковного пения и принес уже осязательные для нашего времени плоды. "Если не ошибаюсь, — писал Львов, просека в лесу сделана". Произведения, написанные Львовым в виде применения к делу найденного им нового и вполне верного закона, до сих пор не утратили своего значения образцовых по фразировке композиций, напр., "Уязвенную мою душу", "Виждь твоя пребеззаконная дела" и др.
От Львова мы имеем до 40 оригинальных духовных композиций, между которыми 4 концерта. В этих сочинениях, отдаваясь свободному творчеству, не чувствуя себя стесненным какими-либо побочными соображениями, Львов обнаруживает сильное религиозное чувство и проникновенность содержанием церковных песнопений. В музыкальном отношении они стоят также весьма высоко в ряду первоклассных сочинений первой и даже второй половины 19 в. Сюда могут быть отнесены в особенности: Херувимская песнь № 1, "Достойно есть" № 2, "Вечери Твоея тайные", концерт "Приклони, Господи, ухо Твое" и др.
За время управления Львовым придворной капеллой значение этого учреждения возросло в сильной степени. Он довел пение капеллы до высокого совершенства и именно к капелле его времени относятся восторженные похвалы Берлиоза, который, между прочим, сказал: "сравнить хоровое исполнение Сикстинской капеллы в Риме с этими дивными певцами, — то же, что сравнивать несчастную маленькую труппу пилил третьестепенного итальянского театра с оркестром Парижской консерватории". За время Львова капелла начинает впервые выступать в духовных концертах, которые не могли не иметь воспитательного и художественного значения для русского хорового пения.
Одновременно Львов заботился о надлежащем обеспечении певцов капеллы, учредив в 1851 г. так называемый вспомогательный капитал для вдов и сирот придворных певчих, а также и о судьбе малолетних певцов, устроив для них возможность по спадении с голоса получить музыкальное образование в инструментальном классе при капелле.
В заботах о распространении упорядоченного после издания придворного обихода церковного пения по всем церквам России, Львов неминуемо должен был взять на себя и труд необходимой подготовки опытных руководителей пения, регентов, для чего учредил при придворной капелле регентский класс. При тогдашнем совершенном отсутствии музыкально-педагогических учреждений это отвечало насущной потребности, и Св. Синод, видя надобность образования регентов, издал — по инициативе Львова, — в 1849 г. указ, по которому обучение хоров должно быть непременно поручаемо только лицам, получившим аттестаты от придворной капеллы. Другая цель такого образования состояла в том, чтобы "воздержать, как говорит указ Св. Синода в 1847 г., от пения в церквах нотной музыки, и в особенности концертов, исполнение которых весьма затруднительно и требует для обучения оным регентов с большими познаниями, что весьма редко встречается". Епархиальные и полковые регенты, певчие, желавшие обучать пению, стали призываться в капеллу, учились здесь и возвращались в свои хоры полноправными руководителями. В соответствие с таким значением капеллы для регентов Львов, имея в виду состоявшееся еще при Бортнянском Высочайшее повеление о непечатании духовно-музыкальных сочинений иначе, как по одобрении их директором капеллы, сохранил за этой должностью руководственное право одобрения или неодобрения вновь появлявшихся духовно-музыкальных произведений и даже само сочинение новой музыки разрешал лишь тем, кто прошел регентский курс в капелле и получил высший аттестат. Вследствие этих мероприятий, весьма тесно одно с другим связанных, придворная капелла, какою ее оставил Львов в 1861 г., не может быть и сравниваема с той, в управление которой он вступил в 1837 г. Она получила значение центрального учреждения, ведавшего музыкально-певческое дело всей православной России.
В 1861 г. здоровье Львова было уже подорвано выпавшими на его долю многочисленными заботами и трудами; к общему нездоровью присоединилась еще глухота, и 22 июня 1861 г. он, согласно прошению, был уволен от должности директора придворной капеллы и последние годы до самой смерти провел вне отношений к музыкальному миру. Скончался Львов 16 дек. 1870 г. в имении своем Романи, близ Ковно. Погребен в ближайшем к именью Пожайском монастыре.

А. Преображенский.

Использованы материалы "Русского биографического словаря" А.А.Половцова.


Далее читайте:

Львов Федор Петрович (1766-1836), писатель, композитор; отец Алексея Федоровича.

Клейн Э.Г. Народный гимн А.Львова как символ династии Романовых.

III отделение (справочная статья).

Литература:

"Записки Алексея Федоровича Львова" ("Русский Архив" 1884 г., т. II и III). — "Записки Елизаветы Николаевны Львовой" ("Русская Старина" 1880 г., кн. ІII). — "Львов, А. Ф. Очерк его музыкальной деятельности". СПб. 1896 г. — Финдейзен Н., "А. Ф. Львов". Биография ("Русская Музыкальная Газета" 1895 г., №№ 7 и 8). — Берс А., "А. Ф. Львов как музыкант и композитор", СПб., 1900 г. — "Иллюстрированная Газета", 1871 г., № 2. — Геннади, "Справочный словарь о русских писателях и ученых", т. II, стр. 263. — "С.-Петербургские Ведомости", 1852 г., № 10. — "Голос", 1870 г., № 353. — "История оперы в лучших ее представителях", М., 1874 г. — Прибавления к "Воронежским Епархиальным Ведомостям", 1871 г., № 5. — "Всемирная Иллюстрация", 1871 г., №№ 107, 108. — "Казанские Губернские Ведомости", 1871 г., № 6. — "Сын Отечества", 1871 г., № 2. — "Русский Архив", 1871 г., №№ 7—8. — Лисицын М., "А. Ф. Львов", СПб., 1899 г. — Татевский сборник, СПб., 1899. — "Русская Старина", 1900 г., № 4.

 

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС