Мюнцер Томас
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ М >

ссылка на XPOHOC

Мюнцер Томас

1490-1525

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

ХРОНОС:
В Фейсбуке
ВКонтакте
В ЖЖ
Twitter
Форум
Личный блог

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ХРОНОС. Всемирная история в интернете

Томас Мюнцер

Мюнцер (Мunzer), Томас (ок. 1490-1525) — идеолог народного течения в немецкой Реформации, предводитель крестьян и городского плебса в Крестьянской войне 1524-1526. Родился в Штольберге (Гарц). Биография Мюнцера до 1517 г. окружена легендами. Он принадлежал к образованнейшим людям своего времени и, будучи проповедником и священником, проявлял свое оппозиционное отношение к католической церкви. Почти до конца 1520 г. Мюнцер считал себя сторонником Мартина Лютера, но в том же году, проповедуя в г. Цвиккау и действуя против францисканцев заодно с лютеранами, он показал, что ведет эту борьбу с совершенно иных позиций, опираясь на городскую бедноту и широкие массы крестьянства.

Философский словарь / авт.-сост. С. Я. Подопригора, А. С. Подопригора. — Изд. 2-е, стер. — Ростов н/Д : Феникс, 2013, с 245.


Мюнцер Томас (ок. 1490—1525) — церковный проповедник, один из вождей Крестьянской войны в Германии (1525), идеолог радикального крестьянско-плебейского крыла Реформации. В противоположность умеренному реформатору Лютеру, Мюнцер решительно выступил не только против католицизма, но и против всего христианства и феодализма. Основную задачу Реформации Мюнцер видел не столько в обновлении церкви и ее учения, сколько в совершении социально-экономического переворота силами крестьян и городской бедноты. Мировоззрение Мюнцера, сложившееся под влиянием средневековой крестьянско-плебейской ереси и мистики, было пантеистическим (Пантеизм). Религиозная вера, в его понимании, вызвана пробуждением разума в человеке, разрыв между небесной и земной жизнью должен быть устранен. Его политическая программа была очень близка к уравнительному утопическому коммунизму. Идеалы Мюнцера выходили далеко за пределы интересов крестьянско-плебейской массы и, по словам Энгельса, предвосхищали условия «освобождения едва начинавших тогда развиваться... пролетарских элементов...» (Т. 7. С. 371).

Философский словарь. Под ред. И.Т. Фролова. М., 1991, с. 274.


Мюнцер (Müntzer, Münzer) Томас (ок. 1490, Штольберг, Гарц, — 27. 5. 1525, близ Мюльхаузена, Тюрингия), немецкий революционер, идеолог народного течения в Реформации, один из гл. вождей восставшего крестьянства и гор. плебейства в Крестьянской войне 1524—1526 годов в Германии. М. принадлежал к числу образованнейших людей своего времени, имел степень доктора богословия, был хорошо знаком с античной и совр. ему гуманистич. литературой. В 1513, будучи священником в г. Галле, основал тайный союз против магдебургского архиепископа, по существу направленный против католич. церкви. Первоначально считал себя сторонником М. Лютера; в Реформации видел черты социального и политич. переворота, направл. на установление «царства божьего» на земле как строя социальной справедливости. Учение М. было своего рода пропагандой революц. переворота, призывом к антифеод, народной революции, но, как и все революц. антифеод, учения средневековья, было облечено в религиозную форму. Ф. Энгельс писал о М. как о славном предводителе крестьянского восстания, к-рый был настоящим демократом насколько это было возможно в то время. Именно Ф. Энгельс, разоблачая фальсификацию реакц. буржуазных историков, в работе «Крестьянская война в Германии» показал М. как революц. вождя, дал глубокий анализ его деятельности, отметил выдающееся значение в истории нем. народа. События самого героич. этапа Крестьянской войны — восстание в Тюрингии (апр. — май 1525) — развернулись, по словам Ф. Энгельса, вокруг величественной фигуры М. и под его непосредственным предводительством (см. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Изд. 2-е. Т. 7, с. 356). Поселившись в конце февраля (или нач. марта) 1525 в г. Мюльхаузен, М. после происшедшего там революц. переворота фактически стал во главе новой власти в городе. В Мюльхаузене был проведён ряд демократич. преобразований. Но гл. значение деятельности М. в Тюрингии состояло в том, что он стремился создать здесь центр общегерм. восстания. Отсюда он направлял свои послания к крестьянам, горнорабочим и городской бедноте, призывая их к объединению для общей борьбы. Однако попытки М. объединить раздробленное движение потерпели неудачу. Против М. были направлены объединённые войска князей под руководством ландграфа Филиппа Гессенского. М. собрал свои боевые силы (ок. 8 тыс. чел.) у г. Франкснхаузен. Произошло решающее сражение. Отряд М., окружённый вражескими войсками, вероломно нарушившими перемирие, был разбит в неравном бою (15 мая 1525); раненный в голову М. попал в руки князей и после мучительных пыток казнён (27 мая 1525).

Использованы материалы Советской военной энциклопедии в 8-ми томах, том 5: Линия адаптивной радиосвязи – Объектовая ПВО. 688 с., 1978.


Мюнцер (Munzer, Muntzer) Томас (ок 1490—1525) — идеолог народной немецкой Реформации, предводитель Крестьянской войны в Германии в 1524—1525 годы. С самого начала своей священнической деятельности критически относился к католической церкви, позже примкнул к сторонникам Лютера. В 1520 году порывает с умеренной позицией Лютера и сближается с позицией революционного крестьян и городского плебса, стремясь выразить их идеологию в религиозно-мистической форме. Он пытается найти обоснование своих взглядов в идеях Иоахима Флорского, а также немецких мистиков Экхарта, Таулера, подчеркивавших деятельную природу человека. Большое влияние на Мюнцера оказало учение чешских таборитов, в особенности их идея роли «ревнителей дела бога» в свержении мирового зла. Хотя Мюнцер формулирует свои идеи в традиционных пантеистических категориях, они служат ему для выражения призыва к преобразованию земного мира в общих интересах, совпадающих в конечном счете с замыслом бога. Энгельс характеризовал социально-политическую программу Мюнцера как «близкую к коммунизму», как «гениальное предвосхищение условий освобождения едва начинавших тогда развиваться среди этих плебеев пролетарских элементов». Мюнцер развивает традицию мистиков, выступавших против церковной ортодоксии, самоуверенных «фарисеев, епископов и книжников», и противопоставлявших им непосредственную «веру сердца». Он решительно отвергает «мертвую букву» церковного учения, исказившего божественный разум и погрязшего в человеческих мирских пороках. Чтобы обрести подлинную истину, человек должен порвать со своей греховной природой, почувствовать в себе дух Христа и от «безбожной мудрости» обратиться к высшей божественной мудрости, бескорыстной и возвышенной. Фундаментом для такого «обновленного разума» не может быть ни учение церкви, ни проповеди «лицемерных попов», а только «основа души», которая способна познать бога таким, каков он есть. Человеческий разум должен быть подчинен вере. По Мюнцеру, условием прорыва к «обновленному» разуму служит укрепление религиозной веры, обретаемой в процессе общения с богом и противопоставляемой вере «книжной», «пергаментной». Такое общение означает сближение человеческой и божественной воли, когда человек становится как бы составной частью божественного промысла, мыслит и действует в соответствии с божественным предначертанием. Убежденность в этом позволяет ему оспаривать любой авторитет, даже церковные интерпретации Библии и положения священного предания Таким образом, подчинение человеческого разума божественной воле — не унижение разума, а, напротив, его преобразование посредством «истинной веры», раскрытие «совершенного разума» в человеке. Для Мюнцера «божественная истина» выступает, по существу, как человеческая и земная в высшем понимании, а приписывание человеческому разуму статуса божественности означает отстаивание его суверенности и независимости от «книжного», официального, «безбожного» (в понимании Мюнцера) разума. Высшим критерием объявляется святой дух, действующий в человеческой душе, этот «чистейший и непосредственнейший источник истины для человека» (т. е. в конечном счете собственное понимание человека). Бескомпромиссно и страстно проведенная вера приводит Мюнцера к принципам иррелигиозного мышления, к оправданию суверенности именно человеческого разума. «Его теолого-философские доктрины,— писал о М. Ф. Энгельс, — были направлены против всех основных догматов не только католицизма, но и христианства вообще. В христианской форме он проповедовал пантеизм... местами соприкасающийся даже с атеизмом. Он отказывался рассматривать библию как единственный и безупречный источник откровения Настоящее и живое откровение, по его мнению, есть разум...» (Соч. Т. 7 С. 370).

Протестантизм. [Словарь атеиста]. Под общ. ред. Л.Н. Митрохина. М., 1990, с. 168-169.


Мюнцер (Münzer) Томас (около 1490, Штольберг, Гарц – казнен 27 мая 1525) – идеолог и руководитель народной Реформации в Германии, предводитель крестьян и городской бедноты в Крестьянской войне (1524–25). Проявил себя сначала сторонником М.Лютера, затем в Цвиккауских проповедях (1520) занял особую позицию в антикатолицизме, порвав с лютеранством. Нравственным мотивом его богословской и политической деятельности было сочувствие «позору и бедствиям своего народа» и ненависть к его угнетателям – светским и духовным властителям, которых он считал развратителями мира, врагами божественного порядка. Под непосредственным руководством Мюнцера разыгрались самые серьезные события Крестьянской войны – восстания в Тюрингии. Потерпев поражение под Франкенхаузеном, Мюнцер попал в плен, подвергся жестоким пыткам и был казнен.

Идейную основу для народного движения Мюнцер черпал из мистических учений средневековья, прежде всего Иоахима Флорского. Восприняв от гуситов религиозный пафос борьбы с мировым злом, он в «Пражском манифесте» (1523) изложил на трех языках свое толкование Реформации в духе революционной традиции таборитов.

Религиозно-философские взгляды Мюнцера, окончательно сформировавшиеся в 1522–24, прямо ориентированы на социально-политическую, революционную деятельность. Они изложены в главных его произведениях 1524: «Hochverursachte Schutzrede und Antwort» («Вынужденная защитительная речь»), «Ausgedrückte Entblössung des falschen Glaubens» («Разоблачение ложной веры»), Protestation oder Entbietung» («Протест или призыв»), «Die Fürstenpredigt» («Проповедь перед князьями»). Их главный пафос – преодоление средневеково-схоластического разума и обретение свободного, самостоятельного разума, способного к постижению высшей истины и действенному претворению ее в земной жизни. Ибо, как считал он, веками приученный в католицизме к услужению теологии, философский разум и в протестантизме оставался сервильным, нетвердым в суждениях, путающимся и греховным. Лютер только оттеснил этот разум от веры, но не преобразовал, как не реформировал и схоластическую философию. Лютеранские теологи продолжали пользоваться тем же схоластическим разумом, за связь с которым они клеймили католическое богословие. Мюнцер стремился глубже укоренить и воспламенить религиозное чувствование в сердце христианина, возвысить веру до совершенной уверенности, до знания, до разумного понимания. Переход от протестантизма к «новому разуму» он видел на пути сосредоточения веры, очищения ее вплоть до полного подавления всей той прежней рассудочности и «разумности», которая продолжала раболепно оправдывать существующие порядки или примиряться с ними. Так, говорил Мюнцер, по недостатку «натиска» веры, из-за недостаточного неистовства и «безумства» ее лютеранство смирилось с безбожным «человеческим» порядком на земле. Обозначился дуализм жизни духовной и светской. Он, напротив, требовал единого принципа для обеих сфер – для жизни земной и жизни небесной: всю свою жизнь христианин должен определять только открывающейся ему волей Божьей, т.е. высшей справедливостью, и не склоняться перед произволом и безбожием светских правителей. Законы царства Божия следует обратить в государственные постановления, равенство людей перед Богом – в равенство на земле. Преисполненный верою, подлинность которой испытывается «как золото в огне», христианин приходит к твердому убеждению, что в нем, ревнителе дела Божьего, действует начало истинное и универсальное и что представлявшееся в его поступках «безумием» с точки зрения того прежнего робкого и неуверенного ума, от которого он теперь отрешился, есть, напротив, проявление подлинного божественно-возвышенного разума.

Он различает два разума. Один – разум «безбожников», собственно конечный человеческий рассудок, порочный, низменный, служащий «нашей разбойничьей природе», человеческому своекорыстию и эгоизму; другой – разум всеобщий, божественный, он не служит ничьему частному интересу, а направлен только к всеобщей цели. Истинное откровение, которое несет в себе вера, и есть этот высший разум. Рожденный в «истинной вере», обновленный разум уже не слуга, а дитя ее. Сакральный в своем происхождении, он не нуждается ни в каком внешнем авторитете. Тем самым Мюнцер исходит из представления о священстве человеческого разума, воодушевлявшего многих мыслителей Нового времени – философов 17 и просветителей 18 в. Мистика у Мюнцера заключает в себе демистифицирующий, рациональный смысл: через максимализм веры она ведет к достоверному и прочному знанию.

В.В.Лазарев

Новая философская энциклопедия. В четырех томах. / Ин-т философии РАН. Научно-ред. совет: В.С. Степин, А.А. Гусейнов, Г.Ю. Семигин. М., Мысль, 2010, т. II, Е – М, с. 634-635.


Самым ярким выразителем народного понимания реформации выступил крупнейший деятель крестьянско-плебейского лагеря эпохи Реформации и Великой крестьянской войны — Томас Мюнцер.

Мюнцер родился в 90-х годах XV века в одном из центров горной промышленности Германии — в Гарце, в городе Штольберге. Он достиг высокой для того времени образованности и был знаком с античной и гуманистической литературой. Однако узкий характер гуманистического движения и особенно склонность немецких гуманистов к абстрактной созерцательности оставались чуждыми активной натуре Мюнцера. Ещё более чуждым было Мюнцеру презрительное и равнодушное отношение гуманистов к нуждам народных масс. Мюнцер избрал для себя деятельность священника, которая в условиях того времени давала ему возможность постоянного общения с народными массами. Но его религиозная философия была далека от официальной церковной теологии. Свободно обращаясь с текстами «священного писания», он трактовал их в антицерковном духе. Основанный Мюнцером в 1513 году в Галле тайный союз против магдебургского архиепископа направлен был против римской церкви вообще.

Поддерживая в первые годы реформационного движения начатую Лютером борьбу против католической церкви, Мюнцер выступал уже тогда со своим особым толкованием характера и целей этой борьбы. В 1520—1521 годы, участвуя в общей с последователями Лютера борьбе против монахов францисканского ордена в саксонском городе Цвиккау, Мюнцер выступал против ряда положений Лютера и выдвигал вместе с тем основные принципы своего собственного учения. Мюнцер решительно отвергал тезис Лютера о необходимости пассивного смирения в светских делах. Имея в виду Лютера и его сторонников, он резко выступал в Цвиккау против «книжников», которые видят сущность нового учения только в «букве», только в формальном провозглашении авторитета «священного писания», и оставляют нетронутым существующее в мире зло — ограбление народа господами, богачами и князьями. Призывая народные массы к устранению зла — к свержению безбожных князей и уничтожению своих угнетателей, Мюнцер указывал, что в этом заключается основная задача нового, реформационного движения. Он резко выступал против представления о «милосердном» боге, стоящем над миром и требующем от людей смирения и подчинения существующему насилию. Согласно пантеистическим воззрениям Мюнцера, нет бога вне нас самих, вне земного мира. Божеству Мюнцер придавал социальное значение. В понятие бога он вкладывал идею подчинения индивидуальных интересов общественным. Ссылки Мюнцера на авторитет «слова божьего» и «священного писания» служили ему аргументом в его пропаганде революционного социального переворота.

В то время, пишет Энгельс, «...все выраженные в общей форме нападки на феодализм и, прежде всего нападки на церковь, все революционные — социальные и политические — доктрины должны были по преимуществу представлять из себя одновременно и богословские ереси» *. По существу Мюнцер имел в виду в своих проповедях только судьбы людей в земной жизни. Он сам разъясняет, что, говоря о «небе» и «небесном», он имеет в виду только очищенную от зла земную жизнь. Выступая против лютеровского понимания «слова божьего», Мюнцер утверждал, что под ним следует понимать слово «живое», «откровение бога» в человеческом разуме. В такой трактовке человеческий разум по существу занимает место бога. По мнению Энгельса, для Мюнцера «вера является не чем иным, как пробуждением разума в человеке, и потому обладать верой могли и язычники». Энгельс поэтому заключает, что «религиозная философия Мюнцера приближалась к атеизму». **

Примечания

Ф. Энгельс, Крестьянская война в Германии, К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 7, стр. 361.

Ф. Энгельс, Крестьянская война в Германии, К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 7, стр. 371.

Цитируется по изд.: Всемирная история. Том IV. М., 1958, с. 170-172.


Социально-политическое учение и революционная деятельность Томаса Мюнцера

Между тем волна народного движения продолжала нарастать, и на фоне его выделялась яркая фигура Томаса Мюнцера. Он разоблачал Лютера как княжеского подхалима и лизоблюда. Мюнцер утверждал, что только князья и другие угнетатели народа заинтересованы в лютеровской проповеди смирения и покорности в светских делах.

Порвав окончательно в конце 1521 года с Лютером, Мюнцер вскоре обратился к учению, которое было связано с активной борьбой народных масс, — к революционным традициям чешских таборитов. Летом 1521 года Мюнцер отправился в Чехию, считая, что отсюда должно распространиться новое, революционное понимание реформации. В обращении к чехам, опубликованном Мюнцером в Праге, содержался призыв к истреблению угнетателей народа и говорилось, что действия, начатые в Чехии, явятся сигналом для других стран. Объявив себя продолжателем таборитов, Мюнцер в своей пропаганде реформации призывал к крестьянскому восстанию.

Вернувшись в Германию, Мюнцер поселился в Тюрингии. Однако он вынужден был часто менять местожительство из-за постоянных преследований со стороны местных властей. Его призывы к борьбе, распространявшиеся устно и печатно по разным землям Средней и Юго-Западной Германии, привлекали огромные массы крестьян и городского плебса. Вокруг Мюнцера всюду возникали группы его учеников и ближайших сторонников, главным образом из среды существовавших тогда народных сект, особенно секты анабаптистов *. В обстановке бурного подъёма народного движения анабаптисты вместо своей прежней пропаганды «внутреннего совершенства» и пассивного ожидания переворота, который будет совершён богом, развернули широкую деятельность по распространению идей Мюнцера.

Социальные и политические идеи Томаса Мюнцера выходили далеко за рамки непосредственных интересов и представлений крестьян и плебса того времени. По словам Энгельса, Мюнцер имел в виду в будущем «...общественный строй, в котором больше не будет существовать ни классовых различий, ни частной собственности, ни обособленной, противостоящей членам общества и чуждой им государственной власти» **. Совершенно очевидно, что в XVI в. не было предпосылок для сколько-нибудь правильного и научного представления о будущем обществе. Представления Мюнцера о ближайших задачах борьбы были обусловлены его временем и оставались в рамках уравнительства; мечты же его об идеальном строе могли быть только «предвосхищением фантазией», по выражению Энгельса, отдалённого будущего. Они были лишены каких-либо конкретных очертаний и к тому же облечены в мистическую форму. Однако в обстановке подымавшейся волны антифеодальной революции получило весьма важное значение то, что в пропаганде Мюнцера общество будущею рассматривалось только как результат революционной борьбы народа против его угнетателей. Мюнцер утверждал, что первоочерёдная задача заключается в освобождении народа от гнёта эксплуататоров и в удовлетворении его повседневных нужд.

Туманно представлявшийся Мюнцеру идеал, будущего общества не отвлекал его от вопросов антифеодальной борьбы. Наоборот, Мюнцер постоянно имел в виду борьбу крестьянских масс за их повседневные нужды. Свои резкие выступления против частной собственности Мюнцер направлял против собственности богатых владельцев, являвшейся источником угнетения народа. Мелкокрестьянскую же собственность он включал в понятие «общности имущества» и считал борьбу за неё необходимой и справедливой. Особенно энергично Мюнцер отстаивал общинную крестьянскую собственность от посягательств феодалов. «Обрати внимание на то, — писал Мюнцер, — что основа всякого ростовщичества, воровства и грабежа — это наши господа и князья. Они присвоили в собственность всякую тварь. Рыба в воде, птица в воздухе, всякая растительность на земле — всё должно принадлежать им. Поэтому они распространяют среди бедных божью заповедь и говорят: бог заповедал: не укради; к ним же самим, это не относится, хотя они сдирают шкуру и мясо с бедного пахаря, ремесленника и всего живого».

Мюнцер мечтал об обществе, в котором не будет никакой эксплуатации и никакого классового господства. По существу же он призывал к свержению феодального строя и всей политической системы, которая служила этому строю в Германии. «Вся власть, — писал и говорил Мюнцер неоднократно, — должна быть отдана простому народу». Во время своих странствований по германским землям до начала Крестьянской войны и во время самой войны Мюнцер всюду создавал народные союзы, которые должны были руководить борьбой масс, а затем устанавливать новый порядок. Лозунг Мюнцера о необходимости перехода власти к народу был тесно связан с его призывами к свержению князей и к уничтожению дворянских замков и монастырей.

Стремление Мюнцера придать антифеодальной борьбе народных масс политическую направленность было в то же время стремлением к революционному установлению государственного единства Германии. Германия, заявлял Мюнцер, должна перестать быть княжеской и дворянской, потому что, покрытая княжескими гнёздами, она представляет собой «разбойничий очаг».

Примечания

* Анабаптисты («перекрещенцы») — секта, требовавшая, чтобы крещение принималось в зрелом возрасте. Под этой религиозной оболочкой различные течения анабаптистов развивали свои учения, представлявшие по существу социальный протест против феодального строя.

** Ф. Энгельс, Крестьянская война в Германии, К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 7, стр. 371.

Цитируется по изд.: Всемирная история. Том IV. М., 1958, с. 173-174.


Далее читайте:

Философы, любители мудрости (биографический указатель).

Сочинения:

Politische Schriften. Manifeste. Briefe. Leipzig, 1973.

Schriften und Briefe. Kritische Gesamtausgabe. Gütersloh, 1968.

Литература:

Циммерман В. История Крестьянской войны в Германии, 2 т. М., 1937;

Энгельс Ф. Крестьянская война в Германии. – Маркс К., Энгельс Ф. Соч., изд. 2, т. 7, с. 343–437;

Смиpин M. M. Народная реформация Томаса Мюнцера и Великая крестьянская война. Изд. 2-е. М., 1955. Библиогр.: с. 558—563;

Штекли А.Э. Т.Мюнцер. М., 1961;

Штекли А. Томас Мюниер. М., 1961. Библиогр.: с. 316—318;

Elligor W. Thomas Müntzer. Göttingen, 1975;

Steinmetz M. Das Müntzerbild von Martin Luther bis Friedrich Engels. B., 1971;

Bensing M. Thomas Müntzer. Leipzig, 1966.

Bloch Ε. Т.Münzer als Theologe der Revolution. В., 1960.

 

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС