Орлов Алексей Федорович
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ О >

ссылка на XPOHOC

Орлов Алексей Федорович

1786-1861

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

ХРОНОС:
В Фейсбуке
ВКонтакте
В ЖЖ
Twitter
Форум
Личный блог

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ХРОНОС. Всемирная история в интернете

Алексей Фёдорович Орлов

Орлов Алексей Фёдорович [8(19).10.1786, Москва,—9(21).5.1861, Петербург], русский военнный и государственный деятель, дипломат, генерал от кавалерии (1833). Участник походов русской армии против Наполеона. В должности командира лейб-гвардии Конного полка участвовал в подавлении восстания декабристов на Сенатской площади 14 дек. 1825. Возглавлял рус. делегацию при заключении в 1829 Адрианопольского мирного договора после русско-турецкой войны 1828—1829. В авг. 1830 в связи с революцией во Франции был направлен Никола- ем I в Вену для выработки общего плана действий европ. пр-в против распространения революции. В 1831 возглавлял подавление «холерного бунта» в Петербурге и восстаний в воен. поселениях. В 1833 добился заключения Ункяр-Искелесийского договора с Турцией. В 1844—56 шеф жандармов и гл. нач-к Третьего отделения. В 1856 был главой рус. делегации на Парижском конгрессе, использовал обострение противоречий между Англией и Францией и добился смягчения условий Парижского мирного договора, завершившего Крымскую войну. С 1856 занимал должности пред. Гос. совета и пред. К-та министров. В 1858 пред. Гл. комитета по крестьянскому вопросу, выступал против отмены крепостного права.

Использованы материалы Советской военной энциклопедии в 8 томах, т. 6


Орлов Алексей Федорович (1786- 1861), граф, впоследствии князь-русский военный и государственный деятель и дипломат.

В 1801 О. поступил в коллегию иностранных дел, а в 1804 перешёл на военную службу, на которой оставался до конца жизни. Ко времени вступления на престол Николая I О. занимал должность командира Конногвардейского полка. Он участвовал в подавлении восстания декабристов в Петербурге и с этого времени занял одно из первых мест среди приближённых Николая I. Впоследствии (в 1831) О. выступил ещё раз в качестве усмирителя восстания новгородских военных поселений и упрочил за собой репутацию крайнего реакционера. Реакционные взгляды О. и проявленная им беспощадность сделали его в глазах Николая I наиболее подходящим преемником умершего в 1844 графа А. X. Бенкендорфа на посту шефа жандармов. О. оказался ещё жёстче своего предшественника, и доверие к нему Николая I стало неограниченным.

В качестве дипломата О. выступил впервые в переговорах с Турцией, приведших к подписанию Адриапопольского мирного договора 1829 (см.). Текст договора был выработан в Петербурге, и О. предстояло добиться от Порты принятия русских условий. Настойчивость О. и главным образом меры военного характера, принятые русским главнокомандующим графом И. И. Дибичем-Забалканским, заставили турок подписать мир. После этого О. был назначен послом в Константинополь, где находился менее года, с успехом разрешив стоявшую перед ним задачу - обеспечить выполнение условий договора.

Июльская революция 1830 во Франции побудила Николая I отправить О. в Вену с целью нащупать почву для совместных с Австрией действий против Франции. Будучи убеждённым сторонником интервенции, О., однако, не достиг успеха. Ещё до его приезда в Вену Австрия по примеру Англии и Пруссии признала Луи Филиппа французским королём.

Громкий успех выпал на долю О. в связи с подписанием Ункяр-Искелесийского договора 1833 (см.). Он вёл и завершил переговоры с большим искусством. Представители иностранных держав узнали о переговорах лишь после подписания договора.

В том же, 1833 О. принял участие в поездке Николая I на свидание с австрийским императором Францем I в Мюнхенгрец, где совместно с графом К. В. Нессельроде и Д. Н. Татищевым подписал от имени России Мюнхенгрецкую конвенцию (см.).

После длительного перерыва в дипломатической деятельности О. в январе 1854 был направлен в Вену для переговоров по поводу позиции Австрии в начавшейся русско-турецкой войне. Убедившись в том, что Австрия не только не окажет помощи России, но может даже примкнуть к Англии и Франции, О. предложил Николаю I пойти на соглашение с ними и не доводить дело до открытого столкновения. Однако этот совет, обнаруживший отчётливое понимание О. опасности затеянной Николаем I игры, принят не был. Вскоре по приезде О. из Вены в Петербург Англия и Франция объявили России войну.

Когда в ходе Крымской кампании определился окончательный проигрыш России, О. высказался за немедленное заключение мира. Он считал, что даже невыгодный для России мир будет благом по сравнению с теми опасностями, которыми грозит ей продолжение войны. Александр II назначил О. первым уполномоченным России на Парижский конгресс 1856 (см.), где О. проявил большое дипломатическое искусство. Уверившись в том, что Наполеон III не желает продолжения войны и не возражает против сближения с Россией, но в то же время не хочет обострения отношений с Англией, О. успешно отражал дипломатические атаки Англии и Австрии. Соединённые усилия О. и второго уполномоченного России барона Ф. Ф. Бруннова способствовали тому, что условия мирного договора не оказались для России столь тяжкими, какими они могли бы быть в результате её военного поражения.

Занимая в последние годы своей жизни должности председателя Государственного совета и Комитета министров, О. привлекался к разработке проектов крестьянской реформы. Обнаруженное им сопротивление реформе свидетельствовало о том, что его крепостнические взгляды остались неизменными.

Дипломатический словарь. Гл. ред. А. Я. Вышинский и С. А. Лозовский. М., 1948.


Орлов, Алексей Федорович — граф и князь, генерал-адъютант, генерал от кавалерии, видный воен. и госуд. деятель царствования Имп. Николая I, сын (офиц-но "воспит-к") гр. Ф. Григ. О., род. в 1786 г., образование получил в пансионе аб. Николя и в 1801 г. поступил на службу в госуд. коллегию иностр. дел; в 1804 г. О. юнкером перешел в лейб-гвардии Гусар. п., скоро был произведен в корнеты и вместе с п-м принял участие в войнах с Францией в 1805 и 1806—1807 гг. под Аустерлицем (зол. сабля), Гейльсбергом и Фридландом. В 1809 г. О. в чине шт.-рот-ра перешел в лейб-гвардии Конный п. и в рядах его сражался в Отеч. войну под Витебском, Смоленском, Бородином (семь ран) и Красным. Назначенный адъютантом к Цес. Константину Павловичу, О. совершил с ним камп. 1813—1814 гг., участвовал в сраж-х при Люцене, Бауцене, Кульме, Дрездене, Бриенне, Труа, Арсис-сюр-Об, Фершампенуазе и Париже и за отличия в них был произведен в полк. и назначен флигель-адъютантом к Е. И. В. В 1817 г. О. был произведен в генерал-майоры, в 1819 г. назн. командиром лейб-гвардии Кон. п., в 1820 г. пожалован генерал-адъютантом к Его Императорскому Величеству, а в 1821 г. назн. командиром 1-й бригады Гв. кирас. дивизии с оставлением и в должности ком-pa лейб-гвардии Кон. п. Чуждый либеральн. течений своего времени, О. энергично боролся против всякого их проявления; так, "узнав, что в его полку есть литератур. общ-во офицеров, и не предвидя ничего доброго, созвавши их, объявил, что не допустит заводить никаких общ-в и поступит по всей строгости, если узнает впредь" (записки гр. А. X. Бенкендорфа). Умение О. поддерживать в своем полку дисц-ну проявилось особенно ярко во время бунта в лейб-гвардии Семен. п. в 1820 г. и в событии 14 декабр. 1825 г. Получив приказание привести свой п. к присяге на верность Имп. Николаю и видя, что полков. свящ-к не решается начать чтение присяги солдатам, О. вырвал лист из его рук и сам прочел его полку, после чего первым явился со своим п-м на Сенат. площадь и атаковал мятежников. В награду за эти действия О. был возведен Гос-рем в граф. достоинство и стал одним из самых доверенных и близких к нему лиц. Всякий раз, когда Государь не желал поручать какой-либо выходящей из ряда вон дипломатич. миссии чинам дипломатич. ведомства, он избирал О., считая его "надежным, умным и истинно русским человеком". И действ-но, О. успешно справлялся с ними. Никогда не проявляя при исполнении этих поручений своей иниц-вы, а лишь точно исполняя волю Государя, О., обладавший больш. умом и тактом, умел всегда находить какую-то средн. линию поведения между данными ему инструкциями и не всегда отвечающей им обстановкой. В 1828 г. О. сопровождал Гос-ря на театр войны с Турцией и, командуя сперва отдел. отрядом, а потом 1-й к.-егер. дивизией, участвовал во взятии крепостей Мачина и Гирсова и в боях под Шумлой. Награжденный за боев. отличия зол. саблей с алмазами и чином г.-л., О. при окончании войны вел по поручению Гос-ря прелиминарн. переговоры о мире и добился принятия Турцией наших условий. Тотчас по заключении Адрианопольск. мира О. был назначен нашим чрезвыч. послом в Константинополь. Здесь он сумел убедить Султана и Порту "отказаться от своих политич. преданий и испытать на деле, что полн. доверие к намерениям рус. двора более соответствует интересам самой Порты, чем одушевлявшая ее доселе зависть и злоба", и тем обеспечил исполнение Турцией условий Адрианопольск. договора. В 1830 г. О. был послан Гос-рем в Вену для установления тесн. соглашения с Австрией на основах Священ. союза в отношении Франции, где произошла Июльск. революция. Когда вспыхнуло польск. восстание и наши войска после дела при Остроленке отступили от Варшавы, О. был послан Гос-рем в армию для ознакомления на месте с причинами малой успешности воен. действий, причем ему было дано полномочие объявить Дибичу, когда признает нужным, об отозвании его с поста главнокомандующего. Из Польши О. проехал на границу с Пруссией для наблюдения за устр-вом запас. магазинов для наших войск и вернулся в СПб. в разгаре холеры и тревожн. настроения в городе. Назначенный генерал-губернатором 1-й Адмиралтейской, Москов. и Нарв. частей города, О. энергично содействовал успокоению умов. В то же время вспыхнул бунт в воен. поселениях, и О. тотчас же был послан туда для его усмирения и расследования. Твердостью и присутствием духа О. остановил бунт и был награжден орденом святого Владимира 1 степени. В 1832 г. О. был отправлен в Пруссию, Голландию и Англию для переговоров относ-но бельг.-голландск. вопроса, а затем проехал в Константинополь в качестве чрезвыч. и полномоч. посла при султане и гл. начальника всех наших в.-сухопутн. и мор. сил, посланных для содействия Турции в борьбе с египет. хе-видом Магметом-Али. О. прибыл в Константинополь, когда мир между воюющ. сторонами уже был подписан. Недовольный уступчивостью Турции, проявленной под давлением Англии, Франции и Австрии, он повел с Портой переговоры о заключении ею с Россией оборонит. и наступат. союза и добился такого, причем сумел сделать это так скрытно, что представители иностр. держав и не подозревали о ведущихся переговорах. Между тем по этому договору проход через Дарданеллы был закрыт для всех иностран. кораблей, кроме русских. "Я придерживался с турками системы ласкать одной рукой, сжимая другую в кулак", — признавался О. Гос-рь был очень доволен действиями О., не только "сумевшего загладить ошибки, совершенные вялой и бесцветной нашей дипломатией, но и обратившего их к вящему торжеству рус. имени". За эти заслуги О. был произведен в генералы от кавалерии. В 1833 г. О. сопровождал Гос-ря в Австрию и принимал участие в Мюн-хенгрецком соглашении на случай распадения Турции и нов. беспорядков в Польше. В 1835 г. О. снова ездил в Вену для закрепления основ Мюнхенгрецк. соглашения; в 1836 г. он был назначен чл. Гос. Сов.; в 1839 г. он заменил умершего кн. Ливена в должности попечителя Цес-ча Александра Николаевича и сопровождал последнего в его путешествиях. За отлич. исполнение этой должности и разл. поручений, с нею связанных, О. в 1844 г. получил алмаз. знаки ордена святого Андрея Первозванного и в 1845 г. был назначен командующим Имп. гл. кв-рой, шефом жандармов и начальником III отд. Собств. Его Вел-ва канц-рии. По этой послед. должности О. явился деят. охран-лем рус. общества от зап.-европ. либеральн. влияний. Во 2-й пол. 40-х гг. прошл. столетия он был назначен также председ-лем совета о в.-учебн. зав-ниях, главнонач-щим над Моск. Лазарев. инст-том вост. языков, председ-лем общ-ва попечит-ва о тюрьмах и чл. комитетов Кавказского, Сибирского и о Лифлянд. кр-нах. В 1852 г. О. сопровождал Гос-ря в Пруссию и Австрию и принимал участие в дипломат. переговорах, веденных в Берлине и Ольмюце. С началом Вост. войны на О. было возложено поручение склонить Австрию к нейтралитету, но эта миссия ему не удалась. Более успешно действовал он при ликвидации этой войны, явившись главноуполномоч-м России на Па-рижск. конгрессе. Ему поставлено было задачей устранить из мирн. договора такие постановления. редакция которых была бы оскорбительна для России, и избежать земельн. уступок в Бессарабии. Сумев расположить к себе Наполеона III и заручившись его личн. посред-нич-вом, О. добился отклонения притязаний Англии, подвергшей сомнению права России на Кавказ. берег Черн. моря по ту сторону Кубани, отклонил возм-сть разговоров о Польше и отстоял предложенную им погранич. черту от исправлений, намеченных Австрией. По возвращении в Россию из Парижа О. занял посты председ-ля Гос. Сов. и комитета мин-ров, а также комитетов Кавказ. и Сибирского и в день коронации Имп. Александра II был возведен в княж. дост-во Рос. Империи. Госуд. деятельность О. завершилась участием его в крестьян. реформе Имп. Александра II, причем он, как убежден. прот-к освоб-ния кр-н, направлял все усилия к тому, чтобы затормозить это дело или осуществить его в самых огранич. размерах, но, несмотря на это, занимал пост председ-ля гл. комитета для рассмотрения постановлений и предложений о крепост. состоянии. О. умер в мае 1861 г.

Использованы материалы "Военной энциклопедии".


Орлов Алексей Федорович (1786, Москва - 1861, Петербург) -военный и гос. деятель. Внебрачный сын графа Ф.Г. Орлова. По просьбе отца Екатерина II позволила признать дворянские права и фамилию Орлов за ребенком. Получив дома начальное образование, учился в пансионе аббата Николя. В 1801 поступил служить в Коллегию иностранных дел. В 1804 перешел на военную службу в лейб-гвардии Гусарский полк и участвовал в войнах 1805-1807. Отличился в сражении у Аустерлица и был награжден золотой саблей с надписью "За храбрость". В лейб-гвардии Конном полку прошел Отечественную войну 1812 (при Бородине получил 7 ран). Заграничный поход рус. армии Орлов завершил в Париже флигель-адъютантом Александра I. В 1817 был произведен в генерал-майоры. Не разделял либеральных воззрений своего брата, декабриста М.Ф. Орлова. В 1819- командир лейб-гвардии Конного полка, с к-рым участвовал в подавлении восстания 14 дек. 1825, заслужил графский титул и с этого времени занял одно из первых мест среди приближенных Николая I. В 1831 отличился при усмирении восстания новгородских военных поселений. В 1836 - член Гос. совета. В 1844-1856 стал преемником умершего. X. Бенкендорфа на посту шефа жандармов и начальника III Отделения, сохранив в полной неприкосновенности все порядки своего предшественника. В 1828-1856 успешно выполнял дипломатические миссии, проявив понимание поставленных задач и находчивость. В 1856 стал князем, председателем Гос. совета и Комитета министров. Привлекался к разработке проектов крестьянской реформы, подтвердив свою репутацию убежденного крепостника.

Использованы материалы кн.: Шикман А.П. Деятели отечественной истории. Биографический справочник. Москва, 1997 г.


Орлов Алексей Федорович (8.10.1786—9.05.1861), военный и государственный деятель, дипломат, князь (1856). Участник войн 1805—1807, Отечественной войны 1812, русско-турецкой войны 1828—1829 и др. Генерал-лейтенант. В 1825 в должности командира лейб-гвардии Конного полка принимал активное участие в подавлении восстания декабристов, за что получил титул графа. В авг. 1830 в связи с революцией во Франции был направлен имп. Николаем I в Вену для выработки общего плана действий европейских правительств. В 1831 принимал участие в подавлении холерного бунта в С.-Петербурге и восстаний в военных поселениях. В 1844—56 являлся шефом жандармов и главным начальником Третьего отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии. Возглавлял русские делегации при заключении мирных договоров: Андрианопольского (1829), Ункяр-Искелесийского (1833), Парижского (1856). С 1856 занимал должности председателя Государственного Совета и председателя Комитета министров. В период подготовки крестьянской реформы 1861, будучи председателем Секретного комитета по крестьянскому делу, выступал против отмены крепостного права.

Использованы материалы сайта Большая энциклопедия русского народа - http://www.rusinst.ru


Орлов Алексей Федорович - князь, русский военный и государственный деятель, дипломат. Принимал участие в подписании Адрианопольского договора (1829), Ункяр-Искелесийского договора (1833). Шеф жандармов (1844-1856). Первый уполномоченный России на Парижском конгрессе (1856). Председатель Государственного совета и Комитета министров (1856-1860). Алексей Федорович был незаконным сыном Федора Орлова - одного из знаменитых братьев, оказавших неоценимые услуги Екатерине II при ее восшествии на престол. По личному указу императрицы "воспитанники" Федора Орлова в 1796 году получили дворянские права и фамилию отца. Алексей выбрал военную карьеру и быстро преуспел на этом поприще. Участник Аустерлицкого и Бородинского сражений (в котором получил семь ран), зарубежных походов русской армии, он был "приближен" сначала великим князем Константином, а затем и самим императором Александром I. В 1820 году Орлов был произведен в генерал-адъютанты и вскоре сумел доказать свою преданность престолу. 14 декабря 1825 года он, командуя конной гвардией, лично ходил на каре восставших. За участие в подавлении восстания на Сенатской площади Николай I уже на следующий день наградил его графским титулом. Известно, что многочисленные просьбы за декабристов император игнорировал. Исключение было сделано лишь для Алексея Орлова. За прощение своего брата Михаила Алексей пообещал посвятить всю свою жизнь государю. Результатом заступничества брата стала ссылка Михаила в родовое имение в Калужской губернии, где он жил под надзором полиции, а весной 1831 года ему даже разрешили поселиться в Москве. Алексей Федорович сдержал обещание: всю жизнь он преданно служил Николаю I, который на смертном одре поручил наследника заботам и опеке ближайшего друга. Первая ответственная миссия, выполненная Орловым с большим успехом, была связана с подписанием Адрианопольского договора, который увенчал победу России над Османской империей в 1829 году. На первом же совместном заседании с турецкими уполномоченными в Адрианополе, состоявшемся 21 августа, Орлов убедился в том, что османское правительство не намерено заключать мирный договор на условиях русских. Турки заявили о том, что могут лишь подтвердить условия Аккерманской конвенции 1826 года, отмененной ранее специальным указом султана. Признав позицию турецкой стороны неприемлемой, главнокомандующий И.И. Дибич отдал приказ возобновить наступление: русские конные разъезды появились на расстоянии одного перехода от Стамбула. Оказавшись в критическом положении, Османская империя была вынуждена возобновить переговоры. Орлов в то время получил предписание своего правительства воспрепятствовать возобновлению "бесконечных словопрений". Новый этап переговоров начался в Адрианополе 31 августа. Заседание длилось шесть часов, в течение которых Орлов неоднократно с блеском выходил из сложных ситуаций, грозивших прекращением переговоров и новыми отсрочками в заключении мира. Так, в самом начале встречи представитель Порты Мехмед Садык-эффенди зачитал "предлинную хартию в опровержение русских требований". Подобная позиция Порты после данной ей отсрочки и дальнейшего продвижения русских войск, стоявших теперь буквально "у ворот" турецкой столицы, вызвала недоумение российских представителей. Орлов посоветовал туркам "хартию сию отложить в сторону и даже в протоколе заседаний об ней не упоминать". Султанские уполномоченные последовали этому совету. А.И. Михайловский-Данилевский описывает любопытный эпизод, свидетельствующий о живом уме Орлова, его умении легко и остроумно улаживать намечавшиеся конфликты. Турки возражали против передачи России островов в устье Дуная, "ибо острова сии, поросшие камышом, в котором гнездились змеи, никакой политической важности в себе не заключали". Орлов в ответ сказал им, что "острова сии так ничтожны, что ежели бы Порта их уступила лично ему, то он бы их не взял; возражение сие заставило турецких министров смеяться, и они по сему предмету более не прекословили". Граф Орлов не кривил душой - лично ему эти острова действительно были не нужны, но для России обладание ими предоставляло дополнительную возможность контролировать судоходство по Дунаю. Адрианопольский мир, заключенный 2 сентября 1829 года, имел очень большое политическое значение. Греция и Сербия получили автономное управление; расширялись права Дунайских княжеств. Ближайшей задачей русской внешней политики после заключения договора стало восстановление дружественных отношений с Османской империей. Русская дипломатия сделала определенные уступки с тем, чтобы устранить иностранное вмешательство в русско-турецкие отношения и создать условия для сближения с Портой. С этой целью в Стамбул было направлено чрезвычайное посольство во главе с тем же А.Ф. Орловым. Алексей Федорович находился в турецкой столице с ноября 1829-го по май 1830 года. Перед ним стояла задача заверить султана в дружественном расположении России и проконтролировать выполнение условий мирного договора. В инструкциях, направленных ему из Петербурга, говорилось: "Никогда, ни перед, ни в ходе войны, которая только что завершилась, император не хотел разрушения Оттоманской империи". Эту мысль чрезвычайный и полномочный посланник должен был внушить Порте. Вскоре по прибытии в Стамбул Орлов снискал "особое расположение к себе султана". Порта поспешила выполнить часть обязательств по Адрианопольскому договору. Это прежде всего касалось подготовки хатт-и-шерифа (указа) относительно автономного статуса Сербии. Проект документа был передан русской стороне уже во второй половине сентября 1829 года. Получив его, императорский кабинет уполномочил Орлова заявить османскому правительству, что предъявленный Портой хатт-и-шериф удовлетворяет всем необходимым требованиям. Орлов быстро вошел в курс сербских дел и уже к концу декабря представил Порте две ноты, касавшиеся сербско-турецкого разграничения и передачи Сербии шести округов, отторгнутых турками после подавления Первого сербского восстания в 1813 году. Настояния Орлова вынудили османское правительство назначить в Сербию специального комиссара для определения границ. И хотя возвращение округов не было завершено при Орлове, его внимание к проблеме заставило Порту сделать первые практические шаги для ее решения. Деятельность чрезвычайного посланника в Стамбуле получила одобрение Николая I. "Я не могу даже сказать, как я доволен Орловым; он в самом деле действует так, что удивляет даже меня, несмотря на мое расположение к нему", - писал император И.И. Дибичу в феврале 1830 года. Новая миссия Орлова в Турции была связана с босфорской экспедицией 1833 года: император Николай I опять прибег к его помощи для урегулирования дел на Востоке. Алексей Федорович был послан в турецкую столицу в качестве чрезвычайного и полномочного посла при султане и главного начальника всех русских военных и морских сил в Турции. К этому времени Орлов был наилучшим образом подготовлен для выполнения такого рода поручения. Он обладал достаточным опытом ведения переговоров с турками, пользовался большим авторитетом у членов османского правительства и доверием самого султана. "Я посвящен во все самые откровенные мысли государя, я присутствовал при всех обсуждениях по этому предмету, министерство не скрыло от меня ничего из сношений своих с иностранными кабинетами относительно сего великого дела", - писал Орлов главе русской администрации в Молдавии и Валахии П.Д. Киселеву в марте 1833 года перед поездкой в Стамбул. Турецкий султан Махмуд II вынужден был прибегнуть к помощи Николая I в связи с той критической ситуацией, в которой он оказался после восстания Мухаммеда Али в Египте и наступления Ибрагим-паши на Стамбул. Незадолго до этого султан обратился за поддержкой к западным державам, но получил отказ. В результате достигнутой договоренности в начале апреля 1833 года на Босфоре находились уже 20 русских линейных кораблей и фрегатов. Более 10 тысяч человек российского войска расположились лагерем на азиатском берегу Босфора в местечке Ункяр-Искелеси. Прибыв в Стамбул в мае 1833 года, Орлов стал наиболее важной фигурой в окружении Махмуда II. Алексей Федорович быстро вошел в курс дела, хотя, по свидетельству Муравьева, не слишком вдавался в детали состояния войск и флота. Сам Алексей Федорович так характеризовал свои отношения с Портой: "Я придерживался с турками системы ласкать одною рукой, сжимая другую в кулак, и это привело меня к счастливому успеху". Основной задачей Орлова стало заключение союзного русско-турецкого договора, редакция которого была подготовлена в Петербурге и одобрена императором. "Никогда ни одни переговоры не были ведены в Константинополе с большею тайной, ни окончены с большею быстротой", - свидетельствовал российский дипломат Ф.И. Бруннов. В письме императорского кабинета султану Махмуду II говорилось о том, что после двухмесячного пребывания русской эскадры на Босфоре пришло время подумать о заключении "прочного и почетного" соглашения. Подписание желательного Петербургу договора готовилось без прямого принуждения с русской стороны, но при росте авторитета России в Турции. "...Здесь нет другого влияния, кроме русского... даже общественное мнение отчасти за нас, таков плод удивительного поведения наших войск и флота, - сообщал Орлов Киселеву в июне 1833 года. - Мы накануне того, чтобы подписать оборонительный договор, все условия коего обсуждены и утверждены". 26 июня 1833 года был подписан Ункяр-Искелесийский договор, отвечавший интересам России и исключавший вмешательство в русско-турецкие отношения других западноевропейских держав. По его условиям Россия обязывалась в случае необходимости прийти на помощь Турции. В ответ Османская империя брала обязательство при вооруженном конфликте закрыть проливы для военных судов иностранных держав. "Вчера подписан оборонительный договор в том самом виде, в каком был мне предписан из Петербурга. Мне пришлось бороться с глупостью турок и в особенности с иностранными интригами", - писал Орлов. Тотчас же после заключения договора Алексей Федорович сообщил Махмуду II о готовности немедленно вывести флот и войска с турецкой территории. "Наконец, 28-го в 11-м часу пополудни, при попутном ветре, вся наша эскадра с десантом снялась с якоря и, благополучно выступив из Босфора, направилась в российские порты", - докладывал Орлов Николаю I. Подобный образ действий планировался Орловым еще до подписания договора, чему придавался особый смысл. "Я полагаю, что по подписании мира нам будет необходимо удалиться, и тогда доверие возродится и нас призовут вторично...", - делился Орлов своими соображениями в письме Киселеву. За успех в босфорской экспедиции граф Орлов был произведен в генералы от кавалерии и торжественно принят государем в Красном Селе при собрании гвардейских войск. Воспоминания о стамбульской миссии были дороги для Алексея Федоровича. Одну из его комнат украшала картина с изображением Буюк-дере - посольского квартала турецкой столицы. Среди многочисленных отечественных и зарубежных наград у Орлова был и подарок султана Махмуда II. Всего же за всю свою многолетнюю службу при дворе Алексей Федорович был удостоен более 30 орденов, медалей и драгоценных знаков отличия, среди которых был редкий и особенно почетный орден Андрея Первозванного. Он стал членом Государственного совета (1836). Соратник Орлова по босфорской экспедиции 1833 года генерал-лейтенант Н.Н. Муравьев писал о нем: "Он был одарен от природы отменными способностями ума, легко приобрел опытность, нужную при дворе, и в сем отношении без сомнения превзошел всех соперников своих. Он чувствовал себя выше многих, отчего не имел надобности ни с кем дружиться или ссориться; никому не перебивал места, не искал, а, напротив того, избегал даже постоянных занятий. Принимая на себя только кратковременные поручения по службе, он всегда умел добрым обхождением возбудить усердие в подчиненных. Он шел прямо к цели, пренебрегая обыкновенными путями искательства, не пристал ни к чьей стороне и остался при своем образе мыслей независимым от других. Граф Орлов домогался важнейшего - звания любимца государя, коего и достиг". После босфорской экспедиции Алексей Федорович выполнял дипломатические поручения царя в Вене, Берлине. С 1837 года он сопровождал императора Николая I в путешествиях его по России и заграницей. В 1844 году Орлов был назначен шефом жандармов и главным начальником III Отделения Собственной Его Имперского Величества Канцелярии. Во второй половине 40-х годов XIX века, кажется, не было такой важной комиссии или комитета, где бы не председательствовал А.Ф. Орлов. В 1856 году Алексей Федорович был призван выполнить ответственное, хотя и не сулившее славы поручение нового царя Александра II - заключить мирный договор с победителями в Крымской войне. 13 (25) февраля 1856 года в столице Франции открылись заседания конгресса, на котором Россию представляли А.Ф. Орлов и Ф.И. Бруннов. Опытный и удачливый дипломат, ловкий политик и блестящий царедворец, отличавшийся и в свои 70 лет гвардейской выправкой, граф Орлов выступал в качестве первого уполномоченного. Бывший посланник в Лондоне, а затем представитель России при германском сейме барон Бруннов был назначен вторым уполномоченным. Орлов не только формально являлся первым лицом русской дипломатии в Париже. Он действительно играл ведущую роль, и все успехи и неудачи российской делегации на конгрессе, отразившиеся в итоге в тексте мирного договора, были в значительной степени результатом его деятельности. Алексей Федорович систематически отправлял в Петербург донесения с подробным изложением хода переговоров, всех встреч и бесед. Вклад же руководителей внешней политики - Александра II и Нессельроде - был скромнее. В работе конгресса участвовали уполномоченные делегаты от Франции, Великобритании, России, Австрии, Османской империи, Сардинии. После того как все важные вопросы были уже решены, допустили и представителей Пруссии. Председательствовал на заседаниях французский министр иностранных дел, двоюродный брат Наполеона III граф Ф.А. Валевский. Основными противниками русских дипломатов в Париже стали английский и австрийский министры иностранных дел - лорд Кларендон и К.Ф. Буоль. Что касается французского министра Валевского, то он чаще поддерживал русскую делегацию. Благодаря тому, что Орлову удавалось довольно часто находить общий язык с Наполеоном III, русская делегация добилась достаточно выгодных для себя решений по целому ряду вопросов. Так, например, в важном вопросе об уступках территории в Бессарабии, где основным противником выступала Австрия, российским уполномоченным при поддержке Наполеона III и Валевского удалось отстоять выгодный вариант пограничной линии. Орлов писал, что эта линия "имеет по крайней мере то достоинство, что она лишила наших противников двух третей территории, на которую они уже смотрели, как на свою". В итоге территориальные уступки России в Бессарабии оказались минимальными. Орлов грамотно вел дело, уступая там, где это было неизбежно, и проявляя твердость тогда, когда можно было добиться успеха. Главе русской делегации удалось не допустить обсуждения на конгрессе чрезвычайно неприятного для России польского вопроса. Успехом русских уполномоченных завершилось и противостояние с лордом Кларендоном, который не смог осуществить ни претенциозных проектов британской дипломатии относительно Кавказа, предусматривавших крупные территориальные уступки со стороны России, ни распространения нейтралитета на Азовское море. Канцлер в своих инструкциях неоднократно выражал одобрение действий Орлова. Он, в частности, одобрил решение обращаться в трудных случаях к посредничеству французского императора. Показательно, что в этих инструкциях также не единожды говорилось о том, что Орлову предоставляется право самому принимать решения по важным вопросам. Мирный трактат был подписан 18 (30) марта 1856 года. Он фиксировал поражение России в войне. Однако Орлов сумел придать трактату настолько достойный вид, что французский посол в Вене имел все основания заявить: "Никак нельзя сообразить, ознакомившись с этим документом, кто же тут победитель, а кто побежденный". И это сказано о договоре, подписанном после тяжелейшего поражения России! Подписав мирный контракт, Орлов затем участвовал в подготовке статей Парижской декларации по морскому праву - важного международного акта, призванного регулировать порядок морской торговли и блокады во время войны, а также запрещавшего каперства. При Александре II Орлов занял пост председателя Государственного совета и председателя Комитета министров, а в конце своей жизни участвовал - правда, без энтузиазма - в подготовке крестьянской реформы 1861 года. К освобождению крестьян он относился враждебно. Единственный сын его от брака с Н.А. Жеребцовой, князь Николай, пошел по стопам отца. Сначала он избрал карьеру военного, но был тяжело ранен во время крымской кампании. Позже Николай Орлов был посланником в Брюсселе, Париже и Берлине...

Использованы материалы сайта http://100top.ru/encyclopedia/ 


Орлов и Пушкин

Орлов Алексей Федорович (1786-1861). Весной 1819 года Пушкин намеревался поступить на военную службу. «Пушкин не на шутку собирается в Тульчин (штаб 2-й армии.— Л. Ч.), а оттуда в Грузию,— писал в марте 1819 года А. И. Тургенев П. А. Вяземскому.— Он уже и слышать не хочет о мирной службе». О том же писал и К. Н. Батюшков Н. И. Гнедичу: «Жаль мне бедного Пушкина! Не бывать ему хорошим офицером, а одним хорошим поэтом меньше».

Орлов был тем человеком, которому удалось убедить Пушкина отказаться от своего намерения. Он был родным братом хорошо знакомого' Пушкину генерала Михаила Орлова и также генералом. Пушкин познакомился с Алексеем Федоровичем вскоре по окончании Лицея. Орлов командовал в это время лейб-гвардии Конным полком. По воспоминаниям современников, юному поэту льстило тогда знакомство с генералом, с которым считались в высших кругах. После одного разговора Пушкин обратился к нему с посланием:

О ты, который сочетал
С душою пылкой, откровенной
(Хотя и русский генерал)
Любезность, разум просвещенный;
О ты, который с каждым днем
Вставая на военну муку,
Усталым усачам верхом
Преподаешь царей науку...
Орлов, ты прав: я забываю
Свои гусарские мечты
И с Соломоном восклицаю:
Мундир и сабля — суеты!..

...Когда ж восстанет
С одра покоя бог мечей
И брани громкий вызов грянет,
Тогда покину мир полей;
Питомец пламенный Беллоны,
У трона верный гражданин!
Орлов, я стану под знамены
Твоих воинственных дружин;
В шатрах, средь сечи, средь пожаров,
С мечом и с лирой боевой
Рубиться буду пред тобой
И славу петь твоих ударов.

Пушкин послал эти стихи А. И. Тургеневу, прося напечатать их и подарить «один экземпляр пламенному питомцу Беллоны (богини войны.— Л.Ч.), у трона верному гражданину».

Однако послание «Орлову» было впервые напечатано лишь в 1829 году под заглавием К ***, отсоветовавшему мне вступить в военную службу».

При Николае I Орлов делает блестящую карьеру. 14 декабря 1825 года он участвовал в подавлении восстания на Сенатской площади, получил титул графа и благоволение нового императора.

В 1830-е годы Пушкин и Орлов встречаются редко и, по-видимому, только в официальной обстановке. Так, по словам Л. С. Пушкина, брат его впервые услышал о своем камер-юнкерстве на балу у Орлова. «Это взбесило его до такой степени, что друзья его должны были отвести его в кабинет графа» (конец декабря 1833). Нужно думать, что и сам Орлов избегал общения с поэтом, находящимся на подозрении у правительства. Во время похорон Пушкина, как заметили присутствовавшие, «ни Орлов, ни <П. Д.> Киселев не показались» на отпевании.

Л.А. Черейский. Современники Пушкина. Документальные очерки. М., 1999, с. 103-104.


Далее читайте:

Орлов Николай Алексеевич (1827-1885), князь - русский дипломат, сын А. Ф. Орлова.

Отечественная война 1812 года (хронологическая таблица и система справочников).

Царские жандармы (сотрудники III отделения и Департамента полиции).

III Отделение с.е.и.в.к.

В.И. Штейнгейль – А. Ф. Орлову. Тара, 6-е декабря 1844 года.

В.И. Штейнгейль – А. Ф. Орлову. Тара, 11-го апреля 1846 года.

Отчет о действиях III Отделения собственной его императорского величества канцелярии и Корпуса жандармов за 1855 год.

Литература:

Троцкий И. М. III Отделение при Николае I; Жизнь Шервуда Верного. Л.,1990.

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС