Павлов Олег Олегович
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ П >

ссылка на XPOHOC

Павлов Олег Олегович

р. 1970 г.

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

ХРОНОС:
В Фейсбуке
ВКонтакте
В ЖЖ
Twitter
Форум
Личный блог

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ХРОНОС. Всемирная история в интернете

Павлов Олег Олегович

Олег Олегович ПАВЛОВ родился 16 марта 1970 г. в Москве. Окончил заочное отделение Литературного инсти тута. В 1994 году в журнале «Новый мир» в возрасте двадцати четырёх лет опубликовал свой первый роман «Казённая сказка» — и сразу же был замечен и критикой, и старшими собратьями по перу Виктором Астафьевым и Георгием Владимовым. В 2002 году был удостоен премии «Русский Букер» за роман «Карагандинские девятины, или Повесть последних дней». Новый роман писателя — «Асистолия» — был издан в 2009 году издательством «Время» и включён в список финалистов премии «Большая книга», уже удостоившись многих литературных наград. Этот роман — о трагической сути человеческой жизни, об одиночестве отдельного человека в мире людей, о значении и силе любви. Роман читается как исповедь. Название его звучит как диагноз. Асистолия — прекращение сердечной деятельности, остановка сердца. Но только способность любить дает смысл жизни, зашедшей в тупик.

"Роман-газета" № 1, 2011.


Павлов Олег Олегович [16.3.1970, Москва] — прозаик, публицист.

Сын служащих: отец — инженер-конструктор, мать — редактор. Детское чувство одиночества (безотцовщины при избалованности материнской любовью) утолилось книгами, рано заменившими общение. Первая русская книга, прочитанная в 13 лет,— «Униженные и оскорбленные» Достоевского. Книги, особенно Достоевский, Платонов, «ранили» всякий раз своей особенной правдой о человеке. Они научили восприимчивости, способствовали формированию мировоззрения писателя.

После окончания средней школы Павлов работал грузчиком и разнорабочим; весной 1988 был призван в армию — во внутренние войска МВД СССР. Службу проходил в конвойных частях Туркестанского военного округа (начал служить в Ташкенте, закончил в Северном Казахстане). Опыт службы охранником карагандинских лагерей (моральные уродства, унижения, жестокие избиения, закончившиеся травмой головы и госпитализацией в карагандинскую «психушку»), на долгие годы определил «большую тему» Павлов, его мироощущение: «Жизнь человека изначально трагична перед образами смерти и в окружении непроницаемой космической черноты... Душа и сознание принуждают нас искать гармонии, мы ищем способы как бы запахнуть мир и осмыслить его, чтобы превратить его пустоту в дом» (Писательская анкета «XX век: вехи истории — вехи судьбы» // Дружба народов. 1999. №9). Вернувшись из армии (с ложным «психическим диагнозом») оказался в 20 лет выброшен из жизни, с «клеймом», которое позволило устроиться только на работу вахтера. Но оставшаяся позади жизнь понуждала разобраться в ней — так появились первые записи. Читая «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына, публиковавшийся в то время в «Новым мире», Павлов наткнулся на описание «Карабаса» — того самого лагеря, где он служил,— и приступил к рассказам о Карабасе современном.

В 1990 поступил в Литературный институт им. А.М.Горького на заочное отделение (семинар прозы). Тогда же в белорусском молодежном журнале «Парус» (1990. №10) были опубликованы первые рассказы из цикла «Записки из-под сапога». Но подлинным началом писательской судьбы можно считать публикацию в журнале «Литературное обозрение», имевшем в ту пору миллионный тираж, лирического цикла «Караульные элегии» (1990. №8). «Караульные элегии», «Записки из-под сапога» и цикл рассказов «Правда Карагандинского полка» впоследствии стали частями «Степной книги» (1998), где писатель творчески переживал армейскую, конвойную свою и чужую жизнь, выражая ее в трагических, драматических и лирических формах целостного повествования.

Из того же автобиографического корня вырос сюжет первого романа Павлова «Казенная сказка». Опубликованный в «Новом мире» (1994. №7), он принес писателю известность и впоследствии выдержал 3 издания. Роман сразу же попал в шорт-лист Букеровской премии за 1994, что и послужило началом литературных споров о творчестве Павлова — с признанием одними и жестким неприятием др. критиками. Часть либеральных критиков указывали на «вторичность», «несамостоятельность», «чернушность» Павлова. Правая, «консервативная» критика отмечала, что «Казенная сказка» — «произведение в творчестве писателя центральное <...>. Образ самого капитана Ивана Яковлевича Хабарова, такой живой и теплый, безусловно, принадлежит к образам классическим, потому как в его индивидуальности столько общего, что мы такими вот героями всегда и меряем свою национальную жизнь — как пушкинским комендантом крепости Иваном Кузмичем Мироновым, как толстовским Платоном Каратаевым, как солженицынским Иваном Денисовичем <...>. И за это право говорить в своем творчестве о простых душах Олег Павлов должен сегодня бороться» (Кокшенева К. Больно жить. О прозе Олега Павлова // Революция низких смыслов. М., 2001. С.162).

Сам писатель не считает себя «разоблачителем» армейской жизни. Армия для него — это большая и трагическая «тема» современной русской литературы, она является живой составляющей современной жизни с ее войнами, проблемами, в которые втянуты тысячи людей. В «Казенной сказке» он рассказал о типичной жизни, о столь же типичной смерти и незаметном подвиге капитана Хабарова.

Рассказы Павлова публиковались в «Новом мире», «Октябре», «Литературной газете». Критикой особенно отмечены «Митина каша» (Новый мир. 1995. №10) и «Конец века» (Октябрь. 1996. №3). Последний выделяется новой для Павлова пронзительной интонацией христианской жалости к выброшенному на дно жизни человеку (Павлов делает акцент не на грязи и уродстве героя-бомжа, а на первоначальном, неискаженном облике человека Божия).

Роман «Дело Матюшина» (Октябрь. 1997. №1-2) продолжил размышления писателя о «казенном», «запертом» человеке. Критика вновь резко разошлась в оценках. Н.Елисеев заявлял: «О. Павлова волочит, тащит за собой инерция великой, но мертвой традиции. Народническая традиция Глеба и Николая Успенских, последним вершинным достижением которой был Андрей Платонов, а эпигонами, правда, очень талантливыми эпигонами,— деревенщики, ныне мертва. Народнический пафос бухает в пустоту. Страдания и многотерпеливость русского народа нынче как-то не убеждают». (Елисеев Н. Пятьдесят четыре // Новый мир. 1999. №1. С.191). Напротив, критики, полагающиереалистическую традиции живой, плодотворной, увидели в творчестве Павлова ее реальноеи яркое воплощение, подчеркивая, что Павлов «пишет не характер и судьбу. Он пишет органику рода. Или ее отсутствие, если род прерван, стерто начало и оставшаяся пылинкатщится продолжить себя и тем сохранить» (Борисова И. Схлест // Дружба народов. 1997. №2). В романе, задуманном как история преступления и наказания главного героя (Матюшина), акцент сделан на истории его преступления, истории его «дремотного сознания», и «жизни взаперти»,— полагают К.Кокшенева, М.Ремизова, усматривая в особенном «вязком», «тяжелом» стиле писателя влияние А.Платонова и А.Солженицына. Разделяя это мнение, критик А.Агеев расставляет свои акценты: «У Павлова эта речь натужно и грубо стилизована, и рождается из нее образ отталкивающе-фальшивый, насквозь литературный — этакий гибрид странствующих идеалистов Платонова и солженицынского хитроумного "простеца" Ивана Денисовича» (Самородок, или Один день Олега Олеговича // Знамя. 1999. №5. С.176).

В 1999 писатель погружается в мир своего детства и юности, публикуя в журнале «Октябрь» (№10) повесть «Школьники», а в 2001 — роман «В безбожных переулках» (Октябрь. № 1). В «Школьниках» детский страдательный опыт (неумение мальчишки «жить в коллективе», его «отдельность») вплетаются в более общую картину — судьбы семьи, страны. «Павлов, при том, что естественно,— пишет М.Ремизова,— не может не демонстрировать свой (детский) внутренний мир, занимает достаточно отстраненную позицию, глядя одновременно как бы изнутри и снаружи...» (Можно ли полюбить пионера-героя // Независимая газета. 1999. №212). Это же качество повествования «В безбожных переулках» выделили П.Басинский: «В повести (сам автор считает ее романом.— Прим. ред.) Павлова много таких жестоких подробностей "безбожных переулков", в которых плутает душа маленького героя. На первый взгляд это всего лишь частная душевная биография. В последней своей вещи Павлов всячески удерживался от нравственных обобщений, от символической многозначительности, сфокусировав ее только в названии. Но, может быть, именно поэтому повесть и дышит свободно и читается с трепетом, будто твоя собственная биография?» (Переулок — не тупик // Новый мир. 2001. №8).

За повесть «Карагандинские девятины» (Октябрь. 2001. №8) Павлов, с одной стороны, был удостоен Букеровской премии, с другой — подвергнут резкой критике Н.Переяслова: «...более точного определения, чем "пасквили" для того, что делает в своей "армейской прозе" этот писатель, трудно и придумать» (Переяслов Н. «Баланда» о солдате // Октябрь. 2002. №6. С.171).

Павлов — яркий публицист. Им написано несколько десятков публицистических статей, литературно-критических работ (о проблемах «новой прозы» 1990-х, «новом реализме» и др.): следует выделить большое эссе «Метафизика русской прозы» (Октябрь. 1998. №1), где Павлов определяет сущность русского реализма как свободное и органическое дыхание русской литературы (а не борьбу идей или идейность как таковую), отмечает родовые черты традиционного реалистического понимания мира, невозможного без высокого смысла, идущего от Православия; а также «Русские письма» (Москва. 2000. №2-3), где реальные письма русских людей (из Личного фонда А.И.Солженицына) были прокомментированы писателем в контексте историческом, социальном и нравственном. Эссе о творчестве Платонова, Пришвина, Солженицына, Шаламова, лагерной прозе и совр. русских писателях вошли в циклы «Классики и современники» и «Метафизика русской прозы». В публицистических циклах «Дневник больничного охранника» (Огонек. 1995. №12; 1996. №1,3; 1997. № 3,4,6,7,8) и «Нелитературная коллекция» (Октябрь. 1997. № 6, 10) Павлов ставит остро социальные темы о подавлении, угнетении «простого человека», обращает внимание на вопрос о «бездомности» (буквальной и метафизической) современного человека. Литературную критику писателя также выделяет полемическая острота — статьи печатались на страницах «Московских новостей», «Независимой газеты», «Литературной газеты», «Литературной России», «Учительской газеты», «Дня литературы», «Завтра», «Книжного обозрения» и стали заметным явлением в литературной жизни последнего десятилетия XX в.

Сочинения Павлова переводились на английский, китайский, итальянский и словацкий языки.

Павлов — лауреат литературной премии «Нового мира» (1995), «Октября» (1997, 2002) за лучшую публикацию прозы, лауреат Букеровской премии 2002 за произведение «Карагандинские девятины, или Повесть последних дней».

К.А.Кокшенева

Использованы материалы кн.: Русская литература XX века. Прозаики, поэты, драматурги. Биобиблиографический словарь. Том 3. П - Я. с. 6-9.


Далее читайте:

Олег ПАВЛОВ. Асистолия. "Роман-газета" № 1, 2011.

Татьяна ЛИЧМАНОВА. Любовь как лекарство от душевной асистолии. (Заметки о романе Олега Павлова). 01.02.2011

Русские писатели и поэты (биографический справочник).

Сочинения:

Степная книга: Повествование в рассказах. СПб., 1998;

Казенная сказка: Романы и рассказы. М., 1999;

Повести последних дней: трилогия. М., 2001;

Русский человек в XX веке: Очерки, эссе, публицистика. М., 2003.

Литература:

Кокшенева К. Жить некуда: Роман Олега Павлова «Дело Матюшина» // Москва. 1997. №5;

Больно жить: О прозе Олега Павлова // Москва. 2000. №5;

Анкудинов К. Манихейский вариант // Новый мир. 2002. №5;

Басинский Л. Пьянь, рвань, дрянь... // Литературная газета. 1997. №10;

Капитанам посвящается // Литературная газета. 1999. №39;

Борисова И. После терпения // Первое сентября. 1995. №124;

Опрокинутое небо // Первое сентября. 1999. №75;

Ермолин Е. Инстанция взгляда // Новый мир. 2002. №5;

Ремизова М. Пшеница мучима // НГ Ex libris. 2000. №13;

Неизменное существо любви // Независимая газ. 1998. №150;

В начале был телевизор // Независимая газета. 2001. №29;

Опытное поле // Дружба народов. 2003. №1 и др.

 

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС