Скромный Николай Александрович
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ С >

ссылка на XPOHOC

Скромный Николай Александрович

р. 1948 г.

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

ХРОНОС:
В Фейсбуке
ВКонтакте
В ЖЖ
Twitter
Форум
Личный блог

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ХРОНОС. Всемирная история в интернете

Николай Александрович Скромный

Скромный Николай Александрович [28.3.1948, г.Акмолинск, Казахская ССР] — прозаик.

Родился в крестьянской семье. До 14 лет жил вместе с бывшими спецпереселенцами в селе Гуляй-Поле, в 70 километрах от Акмолинска. Окончил заочно Мурманское мореходное училище им. И.И.Месяцева по специальностям «электромеханик» (1969) и «судовой механик» (1982), Ленинградскую высшую партийную школу.

В 1966 после окончания в Кронштадте школы младшего плавсостава ВМФ направлен на Северный флот. Работал судовым электриком, электромехаником, с 1994 — старший механик плавкрана. Живет в Мурманске.

Скромный дебютировал в печати в 1986, когда в журнале «Север» (1986. №10-12) увидела свет первая книга тетралогии «Перелом». Вторая вышла в 1989 (№5-7), третья — в 1993 (№7-9), четвертая публиковалась в «Севере» (1998. №4-5; 2000. №1-2). Автор дорабатывал роман и для отдельного издания 2003. Скромный создавал роман, не оставляя своей основной профессии, на протяжении много лет собирал материалы, встречался с очевидцами, работал с архивными док/ментами.

«Перелом» посвящен истории высланных в Северный Казахстан раскулаченных крестьян, становлению колхозов, судьбам узников знаменитого Карагандинского лагеря — Карлага. Весной 1930-го главный герой «Перелома» Максим Похмельный привозит на станцию Щучинская эшелон спецпереселенцев — среди них и его бывшая невеста Леся, его односельчане. Далее путь раскулаченных лежит в село Гуляевка, где им предстоит на новом месте строить новую жизнь. Гуляевцам вскоре предстояло приступить к первому в их жизни колхозному севу, прибывшим — обживаться на новом, чужом месте. Бывшему местному председателю суждено было отправиться в казенный дом, а Похмельному — возглавить гуляевский колхоз. Как отмечал А.Ланщиков, «вся эта многосложная рокировка происходила помимо воли и желания героев, словно миром стала управлять какая-то иррациональная сила». Остальные персонажи, по словам критика, «являют собой... не "соответствующий" фон, а живую, исторически достоверную среду...» (Ланщиков А.— С.113).

Похмельный — герой трагический. Ему пришлось раскулачивать и сопровождать в ссылку родное с.Лебяжье, из которого он, сирота, ушел в свое время с красным отрядом. После голода 1921, в период нэпа он пережил тяжелое разочарование. Бывшая комиссаром его полка, секретарь окружкома Карнович помогла ему снова обрести цель жизни. И вот раскулачивание — новое испытание: «То, что он увидел и в чем принял участие, потрясло его... С первого же дня он оказался на грани срыва... С той поры его не покидает ощущение, будто в Лебяжьем он в пьяно-безумной озверелости сгреб и с корнями вырвал все родное, связующее его с детством и дорогим ликом матери, оставив и в селе, и в своей душе самим загаженную пустошь». Герой с комплексом вины за содеянное при раскулачивании появляется в русской литературе впервые. Осознавая, что любой из его эшелона, тот, ради которого он из кожи лез, чтобы добыть продукты и лекарства, выматывался в хлопотах, не задумываясь предаст его смерти, он, тем не менее, остается в Гуляевке председателем колхоза, чтобы «доказать гадам, что партийцы за свои ошибки отвечают. Я виноват, я и остался».

«Как решить в самом себе этот разгорающийся конфликт непоколебимой верой во все содеянное во имя светлого будущего и обыкновенной жалостью, добротой, любовью?» — так определяет главный вопрос книги критик В.Бондаренко, сопоставляя «Перелом» с «Ювенильным морем» А.Платонова (Бондаренко В.— С.3). А.Ланщиков, называя роман «уникальным явлением в нашей литературе», ставит «Перелом» Скромного в один ряд с произведениями Б.Можаева «Мужики и бабы» и В.Белова — «Кануны».

Многие исследователи отмечали — по масштабам, эпичности, тематике, языку — несомненную близость «Перелома» к лучшим произведениям Шолохова. Как и «Тихий Дон», это — роман-эпопея, с очищающей болью и состраданием рассказывающая об одном из драматичнейших моментов нашей истории. С Шолоховым Скромного сближает и глубокое знание переселенческого быта украинцев, русских, чеченцев, не поверхностное знание кочевого уклада жизни казахов, их истории и фольклора. Скромный, по мнению В.Маслова, четко определяет роль русских в азиатском мире: «стабилизация, миротворчество, просвещение, веротерпимость и безоглядная самоотверженность в отношениях с инородцами...» (Маслов В.— С.6).

В четвертой книге «Перелома» недавний конвоир сам становится подконвойным. Шесть лагерных лет Похмельного — это своеобразные круги ада, которые включили в себя работу в каменоломне, неудачный побег, жуткий обвал в штрафной угольной шахте. Затем лагерного «доходягу» используют только на самых грязных работах, вплоть до чистки выгребных ям, а после того как Максим переболел тифом, он работает в похоронной команде. В землянке, где живут пятеро таких же, как Похмельный, бесконвойных лагерников,— на самом лагерном «дне», читатели становятся свидетелями спора о Боге. Спор этот сродни спору о человеке, который ведут в «На дне» Горького обитатели ночлежки. Автор последовательно, шаг за шагом, описывает обретение главным героем романа веры в Господа. Как отмечали критики, «у Скромного даже в самом унизительном, трагическом положении остается в людях нечто человеческое — незримо, неназванно витает в романе неистребимая человеческая доброта...» (Маслов В.— С.6).

Герой остался жив чудом, был освобожден осенью 1937-го. Как и шолоховский «Тихий Дон», роман завершает открытый финал: после освобождения Похмельный возвращается в Гуляевку и все-таки остается в ставшем родным селе.

Скромный — член СП СССР с 1988. С дек. 2001 — руководитель Мурманской областной организации СП России. Лауреат Всесоюзного литературного конкурса им. Н.Островского за 1-ю часть романа «Перелом» (1988). Лауреат премии администрации Мурманской области за 3-ю книгу «Перелома» (1997).

В.Д.Коржов,
А.П.Герасименко

Использованы материалы кн.: Русская литература XX века. Прозаики, поэты, драматурги. Биобиблиографический словарь. Том 3. П - Я. с.342-343.


Далее читайте:

Русские писатели и поэты (биографический справочник).

Сочинения:

Перелом: роман: кн.1. М., 1989;

Перелом: кн.2. Мурманск, 1993;

Перелом: роман: в 4 кн. Мурманск, 2003.

Литература:

Бондаренко В. Утверждение реального // Литературная газета. 1987. 20 мая. С.3;

Казинцев А. Лицом к истории: продолжатели или потребители // Наш современник. 1987. №11. С.172;

Пайщиков А. Мы все глядим в Наполеоны // Наш современник. 1988. №7. С.112-114;

Куницын В. Первые шаги // Молодые о молодых. М., 1988. С.53;

Герасименко А.П. Русский советский роман 60-80-х годов. М., 1989. С.166-174;

Владимиров В. Нашего Бога люди // Север. 1991 №7;

Маслов В. Мужество // Вечерний Мурманск. 1994. 28 янв. С.5-6;

Тимофеев В. Судьба и талант: Николай Скромный // Полярная правда. 1994. 5 февр.

 

Если в ваши руки попала трилогия «Перелом» Николая Скромного, то читайте эти три книги и получайте - по мере возможности - удовольствие от чтения. А вот если у вас произошел перелом ноги и вы хотите сначала понять, действительно ли сломана кость, а затем нуждаетесь в помощи, то обратитесь на специальный сайт и узнайте там всё о переломах. Бесплатная консультация прямо на сайте через диалоговую форму.

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС