Шевырев Степан Петрович
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ Ш >

ссылка на XPOHOC

Шевырев Степан Петрович

1806-1964

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

ХРОНОС:
В Фейсбуке
ВКонтакте
В ЖЖ
Twitter
Форум
Личный блог

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ХРОНОС. Всемирная история в интернете

Степан Петрович Шевырев

Шевырев Степан Петрович (18.10.1806-8.05.1864), русский историк литературы, критик, поэт, академик Петербургской АН (с 1841). Из дворян Саратовской губ. В 1818-22 учился в Московском университетском пансионе. Участник литературных кружков 1820-х, близкий к “любомудрам”; увлекался немецким романтизмом и философией Шеллинга. В 1829 — 32 жил в Италии, изучал историю западноевропейской литературы. Возвратясь в Россию, преподавал в 1832-57 историю русской литературы, всеобщую историю поэзии и теорию поэзии в Московском университете. Привлек внимание русской общественности к древнерусской литературе, ввел в научный оборот памятники допетровской русской словесности, показал существование художественной литературы со времен Киевской Руси. Стоял на твердых патриотических позициях — Православие, Самодержавие, Народность.

Русское небо


ШЕВЫРЕВ Степан Петрович (1806—1864) — российский деятель культуры, литературный критик, историк литературы, поэт, академик Петербургской АН (1847).

В 1835—1837 гг. — ведущий критик энциклопедического журнала «Московский наблюдатель». Профессор Московского университета с 1837 г. Вместе с М. П. Погодиным с 1841 г. возглавлял журнал «Москвитянин».

В идейной борьбе 1840—1850-х гг. выступал с позиций теории «официальной народности», против реалистического направления в литературе в целом и, в частности, с критикой взглядов идеолога натуральной школы В. Г. Белинского. В 1840-х гг. был близок к «Обществу любомудрия» и правому крылу славянофильства.

Оставил работы по истории и теории русской поэзии («История поэзии», 1835; «Теория поэзии в историческом развитии у древних и новых народов», 1836).

Орлов А.С., Георгиева Н.Г., Георгиев В.А. Исторический словарь. 2-е изд. М., 2012, с. 568.


Шевырев Степан Петрович [18(30) октября 1806, Саратов — 8 (20) мая 1864, Париж] — русский литературный критик, поэт и публицист. Профессор Московского университета, с 1852 академик. Участие в кружке любомудров и журнале «Московский вестник» определило романтическую направленность его мышления, сочетавшуюся с славянофильскими симпатиями в духе «официальной народности». В философском плане Шевыреву были близки идеи позднего Шеллинга, А. и Ф. Шлегелей, Жан-Поля и Ф. Баадера. Собственное миросозерцание Шевырев возводил к истокам русского самосознания. В отличие от немецкой философии, которая, «будучи заключительным плодом развития наук естественных, под личиной спиритуализма проповедовала материализм», русская философия ведет свое начало не из области наук естественных, а «из сферы познания духа, неразделенного с верой», отсюда на ней лежит обязанность и ей предоставлена возможность возвратить миру духовное истинное значение тем вечным идеям человечества, которые отдельные народы про-являют в произведениях своего слова. «История Словесности может в этом отношении подать руку помощи Русской Философии и подготовить решение многих задач, предстоящих сей последней» (История русской словесности. СПб., 1887, ч. 1, с. 9—10). Шевырев способствовал утверждению эстетики как «философского наукоучения» об искусстве в форме синтетического единства литературной критики, теории и истории литературы. Одним из первых указал на значимость древнерусской литературы, введя в период господства отвлеченной эстетики понятие «исторической Пиитики» и разработав особый метод исторического исследования структуры художественного текста.

А. И. Абрамов

Новая философская энциклопедия. В четырех томах. / Ин-т философии РАН. Научно-ред. совет: В.С. Степин, А.А. Гусейнов, Г.Ю. Семигин. М., Мысль, 2010, т. IV, с. 379.

Сочинения: О критике вообще и у нас в России.— «Московский наблюдатель», 1835, ч. 1, кн. 1; Теория поэзии в историческом развитии у древних и новых народов. М., 1836; Христианская философия. Беседы Баадера,— «Москвитянин», 1841, ч. 3, № 6; История русской словесности, преимущественно древней. М., 1846—60, т. 1, ч. 1—4.

Литература: Надеждин Н. И. История поэзии. Чтения адъюнкта Московского университета Степана Шевырева.— В кн.: Он же. Литературная критика. Эстетика. М., 1972; Абрамов А. И. Шевырев,— В кн.: История эстетической мысли. М., 1986, т. 3.


Шевырев Степан Петрович (18(30), 10.1806, Саратов 8(20).05,1864, Париж) — литературный критик, поэт публицист. Профессор Московского университета, с 1852 года академик. Разрабатывал проблемы истории и философии искусства. Участие в кружке любомудров и их журнале «Московский вестник» определило романтическую направленность его мышления, сочетающуюся с определенным тяготением к славянофильский доктрине. Сотрудничая с Погодиным в «Москвитянине», Шевырев стал одним из теоретиков «официальной народности». Духовная эволюция Шевырева в определенной мере отражала разложение русской романтической мысли. Начало и конец его общественной и литературно-критической деятельности весьма различны. Первыми работам Шевырева в области философской эстетики были перевод книги В. Г. Вакенродера (Об искусстве и художниках. Размышления отшельника, любителя изящного, изданные Л. Тиком. М., 1826) и статьи «Разговор о возможности наш единый закон для изящного» (Московский вестник. 1827. № 1). В этот период он критически относился к классицизму Лессинга и Винкельмана, к эстетике Гегеля системе тождества Шеллинга. Гораздо ближе ему были философские идеи позднего Шеллинга, братьев Шлегелей и Жана-Поля (Рихтера), Сильное влияние на Шевырева, стремящегося примирить философию и религию, оказали взгляды Ф. Баадера (Москвитянин. 1841. Ч. 3. № 6). При этом собственное миросозерцание Шевырев стремился возвести к истокам русского самосознания. В отличие от немецкой философии, которая, «будучи заключительным плодом развития наук естественных, под личиной спиритуализма проповедовала материализм», русская философия, писал Шевырев, «ведет начало свое не из области наук естественных, а из сферы познания духа, нераздельного с верой», отсюда на ней лежит обязанность и ей предоставлена возможность возвратить права миру духовному и истинное значение тем вечным идеям человечества, которые отдельные народы проявляют в произведении своего слова. «История Словесности может в этом отношении подать руку помощи Русской Философии и подготовить решение многих задач, предстоящих сей последней» (Шевырев С. П. История русской словесности. Спб., 1887. Ч. l.C. IX-X).

В своих историко-литературных и философско-эстетических трактатах «История поэзии» и «Теория поэзии в историческом развитии у древних и новых народов», основанных на «исторической Пиитике» - методе исторического исследования явлений искусства, Шевырев высказал ряд принципов культурно-исторической и сравнительной школ литературоведения. Значимость собственно художественной стороны произв. искусства для него была невелика, т. к. она воспринималась им сугубо в качестве исторического факта, однопорядкового с явлениями идеологии, морали и религии. Помимо принципа или метода познания в основании философско-эстетической концепции Шевырева лежали принцип народности, понятый в консервативном духе, и представление о религиозном и символическом характере искусства. Русская словесность, считал он, не достигнет высот национального искусства, пока не будет создана национальная критика, основанная на глубоком изучении истории словесности. Развитие словесности, ее «движение вперед» обусловлено самой жизнью, но встречает противодействие науки и «предания», понимаемого им как наука толпы. Общую задачу искусства Шевырев видел в восстановлении перед человеком в различных формах идеала красоты, чему способствует символизм и религиозность содержания произведений искусства. Шевырев во многом способствовал утверждению эстетики как «философского наукоучения» об искусстве в форме синтетического единства литературной критики, теории и истории литературы. Одним из первых он указал на значимость древнерусской литературы, введя в период господства отвлеченной эстетики понятие «исторической Пиитики» и разработав своеобразный метод исторического исследования структуры художественных произв.

А. И. Абрамов

Русская философия. Энциклопедия. Изд. второе, доработанное и дополненное. Под общей редакцией М.А. Маслина. Сост. П.П. Апрышко, А.П. Поляков. – М., 2014, с. 772-773.

Сочинения: О критике вообще и у нас в России // Московский наблюдатель. 1835. Ч. 1, кн. 1; Теория поэзии в историческом развитии у древних и новых народов. М., 1836; Христианская философия. Беседы Баадера // Москвитянин. 1841. Ч. 3. № 6; История русской словесности, преимущественно древней. М., 1846-1860. Т. 1, ч. 1-4.

Литература: Надеждин Н. И. История поэзии. Чтения адъюнкта Московского университета Степана Шевырева // Надеждин Н. И. Литературная критика. Эстетика. М., 1972; Манн Ю. В. Русская философская эстетика. М., 1969; Абрамов А. И. Шевырев // История эстетической мысли. М., 1986. Т. 3.


Шевырев Степан Петрович (18[30].10.1806—8[20].05. 1864), поэт, критик, историк литературы. Родился в Саратове в семье губернского предводителя дворянства. Получив вначале домашнее образование (куда входило изучение церковно-славянского, французского, немецкого языков), Шевырев окончил с золотой медалью Благородный пансион при Московском университете (1816—22). Продолжая жить в пансионе, посещал лекции в университете, совершенствовался в греческом, латинском, читал классику в оригинале, изучал русских писателей, историю государства Российского. Два страстных стремления в течение всей жизни двигали его энтузиазм: жажда знаний и жажда передать эти знания людям. Шевырев готовился сдать экзамены на звание кандидата университета, но тогда этого не произошло. Поступил в Московский архив Государственной коллегии иностранных дел, начал печатать в журналах стихи и переводы. Стихотворения «Я есмь» (1825), «Мысль» (1826) обратили на себя внимание А. С. Пушкина (последнее в письме к Погодину названо «одним из замечательнейших стихотворений текущей словесности»), знакомство с которым имело большое значение для Шевырева. Отношение к Пушкину было беспристрастным, он считал слабым местом некоторых его произведений «эскизность», отсутствие серьезной мысли, недостаток «русских чувств». В то же время Шевырев ценил профессиональный опыт Пушкина. Он, посылая свои стихи, просил Погодина «не печатать, не показавши прежде Пушкину… Я ему отдаю на цензурование и без его воли не хочу обнародовать». Поэзию Шевырева ценили Е. А. Баратынский, П. А. Вяземский, Н. В. Гоголь.

В стихах, большая часть которых написана во 2-й пол. 1820-х, Шевырев предпринял попытку создать «поэзию мысли». Важная тема его лирики — бессмертие творческой мысли. Он был тогда не один в своем устремлении к мысли, мудрости (стихотворение «Мудрость, 1828), философии. Напр., Баратынский писал в 1832 И. Киреевскому: «Поверь мне, русские имеют особенную способность и особенную нужду мыслить». Шевырев выступал против гладкописи и пустого благозвучия («рифмованный отборный пустозвон»). Он смело вводил в свои стихи архаизмы, сопрягая их с современным ему русским просторечием, что делало поэзию несколько тяжеловесной, но замедляло исчезновение из литературного оборота славяно-русских слов. Тема природы и ее единства с духовной жизнью человека (стихотворения «Глагол природы», «Сон», «Ночь», «Стансы» и др.) занимала центральное место в поэтическом творчестве Шевырева. Ряд его стихов посвящен исторической теме («Петроград», «Стансы Риму» и др.), литературной полемике («Водевиль и Елегия», «Тяжелый поэт», «Послание к А. С. Пушкину» и др.). Вместе все это вышло лишь в книге «Стихотворения» в Большой серии «Библиотеки поэта» (Л., 1939). Стихи не были главным в разнообразном творчестве Шевырева, они были лишь началом его.

В 1826 Шевырев вместе с Погодиным перевели с латинского грамматику церковно-славянского языка чешского слависта И. Добровского (вышла в СПб., 1833, «Грамматика языка славянского по древнему наречию». Ч. 1—3). В 1827 Погодин стал редактором журнала «Московский вестник», его главным помощником оказался Шевырев, которому принадлежали в журнале статьи (оригинальные и переводы) философского и эстетического содержания, литературная критика, печатал он здесь и свои стихи. В обзоре «Русская литература за 1827 г.» Шевырева дана содержательная характеристика творчества Пушкина. Критика велась живо и остроумно, все отрицательное в литературе осмеивалось, что снискало молодому задиристому полемисту немало врагов, но Пушкин писал Погодину: «Честь и слава милому нашему Шевыреву!.. Пора уму и знаниям вытеснить Булгарина с братией».

В 1829 Шевырев отправился за границу в качестве учителя сына кн. З. А. Волконской. 3 года в Италии и Швейцарии не прошли даром: он учил и учился. Изучал классическую философию, греческих писателей, историю древнего и нового искусства, историю Италии, итальянский, испанский, английский языки и их литературы, теоретические и исторические основы эстетики. Статьи его и стихи этих лет печатались в российских журналах.

Поступило предложение от министра народного просвещения С. С. Уварова занять вакансию адъюнкта словесности в Московском университете. Любимая просветительская работа, к которой он готовился все годы, ждала его. Однако совет университета не удовлетворился написанными ранее работами Шевырева и потребовал представить особую диссертацию. Шевырев отложил все и за 6 мес. написал диссертацию «Дант и его век», напечатанную потом в «Ученых записках Московского университета». 15 янв. 1834 приступил к чтению лекций по истории всеобщей словесности (поэзия). В результате в 1835 были изданы 2 тома «Истории поэзии». Лучший отклик на это издание А. С. Пушкина: «“История поэзии” С. П. Шевырева». Книга была награждена Демидовской премией.

В 1835 Шевырев — один из руководителей «Московского наблюдателя», в котором поместил нашумевшую полемическую статью «Словесность и торговля», направленную против «торгового направления» в литературе (Булгарин, Греч, Сенковский). В журнале Шевырев излагал свои политические и литературные взгляды тех лет. Главное, он считал, образование русского народа, сохранение его культурного наследия. То, во что верил, он старался тут же применить на практике. В 1836 начал читать историю русского языка по памятникам, а в следующем году — историю русской словесности. Курс впервые появился в Московском университете. Это вызвало бурю негодования в стане недругов. Шевырев считал, что знания мировой литературы для русского человека недостаточно, необходимо знать все свое, начиная с древних образцов отеческого языка. Приступил к столь необходимому для русских курсу при самых неблагоприятных условиях. История русской словесности до этого не считалась в числе предметов университетского преподавания, трудов по ней не было, памятники древнерусской литературы оставались неизданными, а нацелившиеся «делать историю» в России «западники» стремились порвать связи с русской стариной, опорочить ее. Шевырев, как национально мыслящий патриот, говорил в 1838: «История русской словесности принадлежит к числу необходимых потребностей, к числу важнейших вопросов нашего учено-литературного мира. Дух неуважения к произведениям отечественным и дух сомнения во всем том, что славного завещала нам древность, должны же когда-либо прекратиться, и мы можем противодействовать ему только глубоким и терпеливым изучением того, что составляет литературную собственность нашего народа». Фактически Шевырев ввел систематическое изучение древнерусской литературы и истории русской литературы с древнейших времен, какого до него в России не существовало. Значение этого для нашей культуры переоценить трудно. Что касается современности, то, по словам И. С. Тургенева, в 1830-е в России «литературы, в смысле живого проявления одной из общественных сил... — не было... а была словесность — и были такие словесных дел мастера, каких мы уже потом не увидели». Для того чтобы в России появилась литература, в широком социальном и национальном смысле этого слова, — как мощная общественная сила, объединяющая вокруг себя достаточно обширные и разнообразные круги людей и неразрывно связанная с политикой, идеологией, наукой, — для этого необходимо было хотя бы разъяснить творчество русских национальных писателей — древних и современных, — дать оценку им и наметить ряд национально-художественных приоритетов, в то же время указав на слабое в этом потоке. Шевырев был среди тех, кто сделал первые попытки систематизации русского литературного наследия.

Лекции его, полные новизны, имели большой успех у студентов, тем более что они зачастую носили полемический характер. У него появились ученики. Лучшие из них — Тихонравов и Буслаев. Позже «История русской словесности, преимущественно древней» Шевырева была издана в 4 т. (1845—60). Это было первое систематическое, основанное на изучении первоисточников, изложение истории древнерусской литературы. В 1838 он получил степень доктора философии за сочинение «Теория поэзии в историческом ее развитии у древних и новых народов». Для русской науки здесь было немало нового. Шевырев стремился рассмотреть развитие литературы как отражение духовного опыта народа, его истории. Обоснование исторического подхода к искусству вызвало одобрение Пушкина.

Патриотическо-полемический тон лекций Шевырева, его популярность как исправного, остроумного, энергичного пропагандиста русской истории и культуры вызвали шок в стане врагов России, в т. ч. и среди окружения «западника» Т. Н. Грановского, который имел свои влияние на значительную часть студентов. Началось противостояние, переходившее порой в травлю русского просветителя. В этой обстановке Шевырев попросился в отпуск за границу поправить здоровье, где провел более двух лет (1838—40), посещая лекции археологического института в Риме, слушал лекции в Берлине, Мюнхене, Париже, Лондоне, работал в библиотеках, встречался с западноевропейскими учеными. Он был удостоен степени доктора философии Королевским Парижским университетом, избран членом художественного общества в Афинах, филологического общества в Аграме (ныне Загреб, Хорватия). По возвращении снова приступил к работе в университете, вскоре стал старшим профессором русской словесности и был утвержден деканом философского факультета. Постоянная травля его противниками приобретала все более изощренные формы. Тем более что с 1841 он совместно с Погодиным возглавил журнал «Москвитянин», где опубликовал программную статью «Взгляд русского на образование Европы», в котором Запад, зараженный, как тогда говорили «развратом мысли», с его эгоистическими устремлениями охарактеризовал как «гниение». Миссию России Шевырев видел в укреплении Православия, самодержавия, сохранения самобытности народной культуры. В 1842 в Москве напечатана его работа «Об отношении семейного воспитания к государственному»; в 1842—52 он прочел курс публичных лекций на эту тему. Шевырев смело и резко высказывал свои национально-государственные взгляды, вел ожесточенную борьбу с врагами России, в частности с Белинским и Герценом. По той горячей полемике, которую Шевырев вел с «западниками», многие его считали славянофилом. Этот взгляд разделял и сам Шевырев. Хотя фактически к кружку славянофилов не принадлежал, но в идейных устремлениях шел параллельно с ними. Причислению Шевырева к славянофилам способствовало и то, что в печати тогда учение их почти не появлялось, даже Белинский смешивал идеи славянофилов с идеями «Москвитянина» (следует отметить, активную борьбу с «западниками» в «Москвитянине» вел один Шевырев, Погодин от нее уклонился). Шевырев же имел обыкновение в своих критических полемических статьях взять одну или несколько идей славянофилов и выразить их красноречиво, энергично. При ближайшем рассмотрении было видно, что Шевырев расходился со славянофилами в главной идее — подчинения личного общественной воле и в некоторых др. позициях. Славянофилы же — из-за приверженности Шевырева в стихах к высокой философии — иногда относили его (вместе с Ф. И. Тютчевым) к поэтам немецкой школы (Киреевский). Поэтому все горячие славянофильские выступления Шевырева не привели его к решительному сближению с ними, хотя лично все они были знакомы.

Шевырев много сделал как литературный критик, искренне стремился к беспристрастной оценке художественных произведений, честно отмечая достоинства и недостатки таких писателей, как А. С. Пушкин, М. Ю. Лермонтов, Н. В. Гоголь, И. С. Тургенев, Д. В. Григорович и др. Самым большим минусом произведений всякого писателя считал отсутствие в них художественной совести, коренных начал народной жизни.

В 1836 Шевырев, вместе с Пушкиным, заботился об издании стихов Ф. И. Тютчева. В «поездке в Кирилло-Белозерский монастырь в 1847 г.» Шевырев пишет о найденных им нескольких неизвестных памятниках.

Из писателей Шевырев был особенно близок с Гоголем, которому оказывал много услуг: читал корректуру его сочинений, налаживал связи с книгопродавцами, ведал его финансовыми делами. После смерти Гоголя Шевырев принимал деятельное участие в разборе его бумаг и хлопотал о посмертном издании его сочинений. Гоголь ценил Шевырева. Он писал Смирновой: «Если вы будете когда в Москве, не позабудьте познакомиться с Шевыревым. Человек этот стоит на точке разумения высшей, чем другие в Москве, и в нем зреет много добра для России».

Очередная неожиданная интрига возникла против Шевырева в 1851, когда профессура университета (в большинстве антирусская) забаллотировала его на должность декана, а избрала Грановского, но министр не утвердил выборов, и Шевырев сохранил за собой должность. В следующем году он избран ординарным академиком Императорской Академии наук. В это же время вышли отдельные книги «О цели воспитания», «Вступление в педагогию» (СПб.); затем — «Обозрение русской словесности XIII в.» (СПб., 1854). К столетнему юбилею Московского университета, в 1855, Шевырев написал историю университета, несколько биографий профессоров, издал биографический словарь профессоров.

Травля Шевырева, провоцирование его на резкие выпады не прекращались. В 1857 на заседании совета Московского художественного общества гр. Бобринский энергично обрушился на некоторые русские порядки. Шевырев увидел в этом стремление опозорить Россию, стал горячо заступаться за все русское. Враги точно рассчитали импульсивность и горячность Шевырева. Возгорелся спор, перешедший на личную почву и окончившийся дракой. В результате Шевырев был уволен от службы и ему было предписано ехать в Ярославль. В ситуации быстро разобрались и поняли, что Шевырев не зачинщик, ему было позволено остаться в Москве, но Шевырев, усиленно поработав в синодальной и Волоколамской библиотеках и закончив издание 3-й и 4-й частей своей истории словесности, уехал за границу.

До конца дней Шевырев не уставал пропагандировать русскую литературу. За границей не прекращал энергично работать. В февр.—марте 1861 прочитал во Флоренции курс истории русской словесности (12 лекций), а в нояб. занялся приготовлением к печати Storia della literature Russa, в которой намеревался познакомить итальянцев с произведениями русской словесности. В этом же году из-за границы приветствовал отмену крепостного права в России. В н. 1862 читал публичные лекции в Париже, обнимавшие историю русской литературы, включая Пушкина, Гоголя, Лермонтова. После лечения, не вполне оправившись от болезни, он продолжил курс лекций, знакомя парижан с произведениями Тургенева, А. К. Толстого, но смерть не дала завершить планы. Уже после вышли «Лекции о русской литературе, читанные в Париже в 1862 г.» (СПб., 1884).

Шевырев до наших дней остался неоцененным русским национальным деятелем во всей его разносторонности; более того — оболганным: почти 100 лет русским «преподносили» его как «реакционера». Около его имени постоянно витали определения «охранительный», «официальный», «славянофил» — словно это преступления. Издания его серьезных трудов в течение ХХ в. не предпринимались. Публикации, которые были, сводились порой к двум-трем «цыганским» или сентиментальным романсовым стихотворениям, словно это все, что Шевырев написал. Ярые интернационалисты, со своими доминирующими антирусскими идеями, весь ХХ в. низводили Шевырева до третьестепенной величины литератора, принижая значение великого русского просветителя-патриота.

Баженова А.

Использованы материалы сайта Большая энциклопедия русского народа - http://www.rusinst.ru


Далее читайте:

Философы, любители мудрости (биографический указатель).

Русская национальная философия в трудах ее создателей (специальный проект ХРОНОСа).

Сочинения:

История поэзии: В 2 т. М.; СПб., 1835—92;

Теория поэзии в историческом развитии у древних и новых народов. М., 1986;

История русской словесности, преимущественно древней: В 4 т. М., 1846—60;

Стихотворения. Л., 1939;

Мастера русского стихотворного перевода. Л., 1968;

Поэты тютчевской плеяды / Вступ. ст. В. Кожинова; Ст. о поэтах и примеч. Е. Кузнецовой. М., 1982.

Литература:

Гоголь Н. В. О движении журнальной литературы в 1834 и 1835 году // Полн. собр. соч. М.; Л., 1952. Т. VIII;

Киреевский И. В. Публичные лекции профессора Шевырева об истории русской словесности, преимущественно древней // Полн. собр. соч. М., 1911. Т. II;

Соколов Ю. М. Миросозерцание Шевырева. Доклад в обществе истории литературы // Беседы. М., 1915.

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС