> XPOHOC > БИОГРАФИИ > ВАВ > ВАС > ВЕ  > ВИ  > ВЛ  > ВО > ВР >
ссылка на XPOHOC

Вителлий, Авл

12 - 69 гг.

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ

XPOHOC
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Вителлий. Мрамор. Париж. Лувр

Вителлий, Авл - Римский император в апр. — дек. 69 г. 

Род. 7 сент. 12 г. 121 дек. 69 г.

+ + +

Вителлий происходил, как можно судить по противоречивым свидетельствам о нем, из древнего всаднического рода. Дед его был управителем имений Августа, а отец, Луций Вителлий, достиг высших должностей: был трижды консулом и один раз цензором, но более прославился своей невероятной льстивостью. Сенат почтил его погребением на государственный счет и статуей.

Детство и раннюю юность Вителлий провел на Капри, среди любимчиков императора Тиберия, и на всю жизнь сохранил позорное прозвище Спинтрия; думали даже, что именно красота его лица была причиной и началом возвышения его отца. В последующие годы, по-прежнему запятнанный всеми пороками, он достиг важного положения при дворе. Близок он был и к Гаю Калигуле — за любовь к скачкам, и к Клавдию — за любовь к игре, а более всего к Нерону — отчасти за то же самое, отчасти же за особую услугу: распоряжаясь на Нероновых играх, он увидел, что Нерон очень хочет выступить в состязании кифаредов, но не решается уступить общим просьбам и готов уйти из театра; тогда он остановил его, словно по неотступному требованию народа, и этим дал возможность его уговорить. Снискав таким образом милость трех правителей, он был удостоен и почетных должностей, и высших жреческих санов: при Клавдии в 47 г. получил консульство, а при Нероне в 61 г. был назначен проконсулом в Африке и попечителем общественных построек. Но на этих местах и дела его, и молва о нем были разные: провинцией он управлял с редкой добросовестностью, а на столичной должности, по рассказам, похищал из храмов приношения или подменял их, ставя вместо золота и серебра олово и желтую медь. Женат он был сначала на Петронии, дочери консуляра, которая развелась с ним, забрав с собой и их сына. Потом он женился на Галерии Фундане, имел от нее сына и дочь.

В конце 68 г. Гальба назначил Вителлия управлять Нижней Германией. При этом он заметил, что меньше всего приходится бояться тех, кто помышляет только о еде, и что, может быть, богатство провинции насытит его безмерную глотку. Известно, что даже на дорогу у Вителлия не оказалось денег: он жил в такой нужде, что для жены и детей, оставленных в Риме, снял какой-то чердак, а весь свой дом отдал в наем; на путевые расходы он должен был заложить жемчужину из серьги матери. Кредиторы преследовали его до самых границ Италии, и он лишь с большим трудом отделался от них. Но в Германии его ждал совсем другой прием. Тамошним легионам он сразу пришелся по душе, так как был сыном троекратного консула, человеком в расцвете лет и сил, любезным и щедрым. По дороге Ви-теллий целовался при встречах даже с простыми солдатами, на постоялых дворах и в харчевнях был на диво любезен и с попутчиками, и с погонщиками, а по утрам даже расспрашивал каждого, завтракал ли тот, и рыгал, чтобы показать, что сам он уже позавтракал (Светоний: «Вителлий»; 1—7).

Явившись в декабре в зимние лагеря нижнегерманских легионов, Вителлий стал внимательно разбираться в положении, которое здесь создалось: вернул многим прежние должности, сделал наказания менее унизительными, смягчил взыскания. Движимый в большинстве случаев желанием добиться популярности, но иногда и из чувства справедливости, он беспристрастно распределил воинские должности, которые его предшественники производили за деньги или по грязным соображениям. Перед людьми строгими и суровыми он заискивал, а среди своих друзей слыл человеком славным и добродушным, потому что безрассудно и не считая раздавал и свои, и чужие деньги (Тацит: «История»; 1; 52). В начале января 69 г. верхнегерманские легионы, давно уже волновавшиеся против Гальбы, отказались приносить ему присягу и на сходке решили провозгласить императором Вителлия. В ту же ночь какой-то знаменосец добрался до Вителлия в Агриппинову колонию и сообщил ему о случившемся. У того как раз было много гостей. Весть быстро разнеслась по всему войску. Утром начальник одного из легионов Фабий Валент прискакал во главе большого отряда к Вителлию и приветствовал его как императора. До тех пор Вителлий решительно отвергал эту честь, страшась громадности императорской власти, но тут, как рассказывают, он вышел к солдатам сразу после полуденной трапезы, отяжелевший от еды и вина, и согласился принять имя Германика, титул же Цезаря отклонил и на этот раз (Плутарх: «Гальба»; 22).

Вскоре пришло известие, что Гальба убит в Риме, а его место занял Отон. Провинции и войска должны были выбирать между двумя провозглашенными императорами. К Вителлию присоединились регионы, расположенные в Реции Британии. Галлия признала его дасть из страха, а Испания Принуждена была к этому наместниом Клувием Руфом. После этого Вителлий, располагавший теперь несметными силами и богатствами, поручил войну двум своим легатам: Фабию Валенту и Цецине, а сам проводил все время в праздности, роскоши и пирах (Тацит: История»; 1; 60—62, 76). В апреле Отон был разбит в битве при Бедриаке и покончило собой. Тогда Вителлий двинулся в Рим. Всех сторонников Отона он простил, и даже полководцам сохранил определенные им должности. Сам он никого не преследовал, но и войску не препятствовал обогащаться по своему желанию..Рассыпавшись по Италии, его солдаты грабили кого хотели, словно находились в завоеванной стране. Это не могло прибавить Вителлию популярности. Да и в дальнейшем — чем ближе его узнавали, тем большим проникались к нему презрением.

Главным пороком нового императора была отвратительная, ненасытная страсть к еде. Дороги, ведшие от обоих морей, дрожали под грохотом повозок, доставлявших все, что могло еще возбудить его аппетит. В городах устраивались пиры, своим великолепием разорявшие магистратов и истощавшие городские запасы продовольствия. Армия, двигавшаяся к Риму, теряла силы в распутстве и наслаждениях и все больше забывала воинскую дисциплину. Следом за Вителлием шли 160 000 разнузданных и наглых солдат, еще больше войсковой прислуги и обозных рабов, выделявшихся своей развращенностью даже среди невольников, и свита, состоявшая из огромного количества официальных лиц и знакомых императора. Со всех сторон сбегались шуты, лицедеи, возницы, которых он встречал с радостью, многих приводившей в недоумение. Вся эта масса войск опустошала не только колонии и муниципии, но даже усадьбы земледельцев; нивы, уже колосившиеся новым урожаем, они вытаптывали, как будто шли по земле врага (Тацит: «История»; 2; 56, 57, 60, 62,69,71,87).

Еще более пышно отпраздновал он свое вступление в Рим. Пиры стали устраиваться по три, а то и по четыре раза в день, и Вителлий на каждом из них наедался до отвала. Его хватало и на завтрак, и на обед и на.ужин, так как он каждый раз принимал рвотное. В один день он напрашивался на угощение в разное, время к -разным друзьям, и каждому такое угощение обходилось не меньше чем в 400 000. Самым знаменитым был пир, устроенный в честь его прибытия братом: говорят, на нем было подано отборных рыб 2000 и птиц 7000. Но сам Вителлий затмил и этот пир, учредив такой величины блюдо, что только на серебро было потрачено миллион сестерциев. Здесь были смешаны печень рыбы скар, фазаньи и павлиньи мозги, языки фламинго, молоки мурен, за которыми он рассылал корабли и корабельщиков от Парфии до Испанского пролива. Он не знал в чрево--угодий ни меры, ни времени, ни приличия —даже при жертвоприношении, даже в дороге не мог он удержаться: тут же у алтаря хватал он и поедал чуть Ли не на огне куски мяса и лепешек.

Правил он исключительно по прихоти и воле самых негодных актеров и возниц, особенно же отпущенника Азиатика. Впрочем, в своих привязанностях он был непостоянен и склонялся на сторону то одного, то другого. В делах не было никакого порядка, а сплошь и рядом царили произвол и взяточничество. Всех, кто подавал прошения о вознаграждении после смерти Гальбы, он велел разыскать и казнить. С тем же упорством он преследовал откупщиков, заимодавцев и менял, которые когда-либо взыскивали с него долг: вряд ли хоть кого-то из своих бывших кредиторов Вителлий оставил в живых. Одного из них, особенно злостно его преследовавшего, он велел заколоть немедленно у себя на глазах, случайно столкнувшись с ним на улице.

На восьмом месяце такого правления против Вителлия возмутились войска в Мезии и Паннонии, а потом и за морем, в Иудее и Сирии частью заочно, частью лично они присягнули Веспасиану, под начатом которого находились легионы в Иудее. Чтобы сохранить верность остального народа, Вителлий не желал уже ни своих, ни государственных средств. Объявляя в Риме воинский набор, он обещал добровольцам после победы нетолько отставку, но даже награды, какие лишь ветераны получали за полный выслуженный срок. Враги наступали по суше и по морю; Вителлий отправил против них с моря своего брата с флотом, новобранцами и отрядом гладиаторов, а по суше — полководцев и войска, победившие при Бетриаке (Светоний: «Вителлий»; 12—15). Сам он продолжал предаваться роскоши и развлечениям, даже не помышляя о том, чтобы обеспечить себя оружием, закалять армию, обратиться к солдатам с речью, показаться народу. Укрывшись в тени своих садов, Вителлий не заботился ни о прошлом, ни о настоящем, ни о будущем. Вялый, неподвижный, сидел он в Арицийской роще, когда пришла весть о переходе равенского флота на сторону Веспасиана. Через некоторое время ему доложили о том, что Цецина, один из ближайших его соратников, пытался передаться к врагу со своими легионами, но солдаты схватили его и заковали в цепи. Однако после этого они все же потерпели тяжелое поражение под Кремоной. Вителлий выслал против Веспасиана своего второго легата — Фабия Валента; солдаты шли воевать неохотно и вскоре многие перешли на сторону флавианцев, а сам Валент попал в плен. После этого дела Вителлия стали идти все хуже и хуже. Ему изменили испанские легионы, отпала Галлия, а за ней и Британия. Только поле этого, понуждаемый солдатами, он наконец приехал в армию, которая находилась в Умбрии. Но невежественный в военном деле, неспособный что-либо предвидеть и рассчитать, он не умел ни построить войско, ни собрать нужные сведения о противнике. Он обо всем спрашивал совета у окружающих, при каждом новом известии ужасался, дрожал, а потом напивался. Наконец лагерная жизнь ему надоела и он уехал в Рим. Ничего, кроме позора, эта поездка ему не принесла.

Война тем временем приближалась к Риму. 18 декабря 69 г. Вителлий узнал, что оставленный в Нарнии легион вместе с приданными ему когортами изменил своему долгу и сдался врагу. Тогда в страхе он решил сложить с себя власть, облачился в черные одежды, окружил себя плачущими родными, клиентами и рабами и спустился на форум. Он объявил, что в интересах мира и государства отказывается от власти и просит сжалиться над ним и его невинными детьми, Затем он стал протягивать своего ребенка окружающей толпе, обращался то к одному, то к другому, то ко всем вместе. Рыдания душили его. Отсюда он двинулся к храму Согласия с намерением там сложить с себя знаки верховной власти. Но толпа и солдаты, потрясенные этим невиданным зрелищем, преградили ему дорогу, умоляя не спешить со своим решением, и Вителлий после некоторого колебания вернулся во дворец. Он даже снова воспрянул духом, хотя всем уже было очевидно, что его положение безнадежно.

Спустя три дня флавианцы вступили в Рим, и на улицах города развернулось ожесточенное сражение. Оставшиеся верными императору солдаты заперлись в преторианском лагере и здесь не без славы все до последнего человека пали в бою. Самого Вителлия схватили во дворце, когда он, покинутый всеми, пытался спрятаться в постыдном месте. Со скрученными за спиной руками, в разодранной одежде его повели по городу, .подвергая ругательствам и оскорблениям. Подталкиваемый со всех сторон остриями мечей и копий, Вителлий вынужден был высоко поднимать голову; удары и плевки попадали ему прямо в лицо, и он видел, как валятся с пьедесталов его статуи. Глумившемуся над ним трибуну он сказал: «Ведь я был твоим императором», — то были единственные достойные слова, которые пришлось от него услышать. Произнеся их, он тут же упал, покрытый бесчисленными ранами, и чернь надругалась над мертвым так же подло, как она пресмыкалась перед живым (Тацит: «История»; 3; 36, 43, 44, 56, 67, 68, 82, 84, 85).

Все монархи мира. Древняя Греция. Древний Рим. Византия. Константин Рыжов. Москва, 2001 г.  


Вителлий. После самоубийства Отона Вителлий остался единственным императором.
«Между тем Италия терпела беды и страдания еще худшие, чем во время войны. Рассыпавшиеся по стране вителлианцы крали, грабили, насиловали; жадные и продажные, они любыми правдами и неправдами старались захватить побольше и не щадили ни имущества людей, ни достояния богов. Находились и такие, что переодевались воинами, дабы расправиться со своими врагами. Легионеры, хорошо знавшие местность, выбирали самые цветущие усадьбы и самых зажиточных хозяев, нападали на них и грабили, а если встречали сопротивление, то и убивали; командиры понимали, что сами находятся во власти воинов и не решались запрещать им что бы то ни было» (Тац. Ист. II, 56).
Авл Вителлий был не таким человеком, который способен был справиться с этим разгулом безвластия.
Несерьезный и порочный, Вителлий мог быть и очень жестоким, и весьма добродушным. В молодости он был приспешником разврата Тиберия, а в последующие годы был в милости у Калигулы, Клавдия и Нерона.
Став властителем Римской империи, Вителлий не придумал ничего лучшего, как объявить, что для него образцом императора будет Нерон (см.: Свет. Вит. II).
Самым выдающимся качеством Вителлия была его страсть к еде.
«Пиры он устраивал по три раза в день, а то и по четыре, и на все его хватало, так как всякий раз он принимал рвотное. В один день он напрашивался на угощение в разное время к разным друзьям, и каждому такое угощение обходилось не менее, чем в 400 000 сестерциев. Самым знаменитым был пир, устроенный в честь его прибытия братом: говорят, на нем было подано отборных рыб две тысячи и птиц семь тысяч. Но сам он затмил и этот пир, придумав блюдо такой величины, что сам назвал его «щитом Минервы-Градодер-жицы». Здесь были смешаны печень рыбы скар, фазаньи и павлиньи мозги, языки фламинго и молоки мурен. Не зная в чревоугодии меры, он не знал в нем ни поры, ни приличия— даже при жертвоприношении, даже в дороге не мог он удержаться: тут же, у алтаря хватал он и поедал чуть ли не из огня куски мяса и лепешек, а по придорожным харчевням не брезговал и тамошней продымленной снедью, будь то хотя бы вчерашние объедки» (Свет. Вит. 13).
Говорили, что за несколько месяцев своего императорства Вителлий проел двести миллионов сестерциев (Тац. Ист. 11,95).
В июле 69 г. легионы в Африке, Иудее и Сирии провозгласили императором Веспасиана, к которому в скором времени примкнули легионы Испании, Галлии и других территорий Европы.
В конце октября 69 г. под Кремоной в Северной Италии войска Вителлия потерпели поражение, после чего «полное безразличие овладело им. Если бы другие не помнили, что он еще император, сам он давно забыл бы об этом» (Тац. Ист. III, 63).
В конце концов Вителлий отрекся от власти и был убит в декабре 69 г.

Использованы материалы книги: Федоровой Е.В. Императорский Рим в лицах. Ростов-на-Дону, Смоленск, 1998.


Здесь читайте:

Все римляне (биографический указатель в алфавитном порядке)

Римские императоры (биографический указатель в хронологическом порядке)

Римские консулы: | VI - V в. до н.э. | IV в. до н.э. | III в. до н.э. | II в. до н.э. | I в. до н.э. | I в. н.э. | II в. н.э. | III - IV в. н.э. |

Рим от основания до гибели (хронологическая таблица)

 

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


Rambler's Top100 Rambler's Top100

Проект ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

на следующих доменах:
www.hrono.ru
www.hrono.info
www.hronos.km.ru,

редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС