Жижек Славой
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ Ж >

ссылка на XPOHOC

Жижек Славой

р. 1949

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

ХРОНОС:
В Фейсбуке
ВКонтакте
В ЖЖ
Twitter
Форум
Личный блог

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ХРОНОС. Всемирная история в интернете

Славой Жижек

Жижек (Zizek) Славой (p. 1949) - словенский философ, основатель Люблянской школы. С конца 1980-х годов выступал с лекциями в различных университетах Европы и Америки; в настоящее время - международный директор Биркбекского института гуманитарных наук (Великобритания). Испытал влияние классической немецкой философии от И. Канта до Г.В.Ф. Гегеля, структурного марксизма Л. Альтюссера и психоанализа позднего Ж. Лакана.

Наибольшую известность Жижеку принесла его работа «Возвышенный объект идеологии» (1989), в которой он, опираясь на концептуальный аппарат лакановской теории, предложил новый подход к изучению идеологии. Позднее в программной статье «Призрак идеологии» (1995) Жижек выделил три уровня анализа идеологии: (1) «идеология-в-себе» - доктрина, совокупность идей, верований; (2) «идеология-для-себя» - идеологическая вера, материализованная в виде аппаратов доктрины; (3) «идеология-в-себе-и-для-себя» - «стихийные» фетишистские идеологические ритуалы и практики. В отличие от большинства совр. теоретиков идеологии, Жижек уделяет основное внимание рассмотрению двух последних составляющих идеологии (материализованной веры и «стихийных» ритуалов).

Жижек критикует альтюссеровскую теорию интерпелляции, согласно которой «идеология интерпеллирует индивидов как субъектов»: индивид узнает себя в интерпелляционном оклике, становясь субъектом («рабочим», «членом нации», «верующим» и т.д.), неспособным признать случайность самого этого оклика. В отличие от Л. Альтюссера, Жижек утверждает, что интерпелляция никогда не бывает полной и что субъект всегда предшествует субъективации. Этот субъект представляет собой не положительную социальную идентичность, а чистую структурную функцию, «пустое место», которое возникает в результате вступления в область лакановского символического порядка и которое делает возможными различные формы идеологической субъективации. Решающее значение у Жижека имеет разграничение между реальностью, принадлежащей символическому порядку и структурируемой идеологией, и несимволизируемым порядком реального, который проявляется в виде различных искажений на поверхности реальности и исключает возможность полного воображаемого отождествления субъекта с позицией, предлагаемой ему идеологией. Таким образом, идеология оказывается отмеченной радикальной нехваткой, которую она пытается скрыть при помощи социальной фантазии, содержащей различные сценарии полного «субъекта» и «общества». Идеология указывает на препятствие, которое не позволяет субъекту достичь полноты и делает социальные отношения «невозможными». Идеологическая фантазия создает иллюзию, что устранение этого препятствия, объективированного в виде «врага», служит условием достижения полноты или целостности субъекта.

Традиционная критика идеологии, связанная с разоблачением идеологической иллюзии, скрывающей действительные отношения и антагонизмы и предполагающая наличие привилегированной позиции, внеположной по отношению к идеологии, сама по себе служит отражением идеологической иллюзии, основанной на предположении о существовании метаязыка. Поскольку метаязыковая позиция невозможна, задача аналитика состоит в «преодолении (traversing) фантазии», которое предполагает опыт «субъективного опустошения» и «отождествления с синтомом», т.е. депсихологизации субъекта и признания его полной зависимости от внешних идеологических аппаратов. Преодоление фантазии сопряжено с переходом к «политике в собственном смысле слова», политике, изменяющей границы того, что считается «возможным» в данной ситуации. В этом смысле политика, согласно Жижеку, представляет собой «искусство невозможного»: изменение границ «возможного» происходит в результате совершения «подлинного политического действия», отказа от самого ценного, что есть у субъекта, - фантазматического объекта (агальма, объект «маленькое а»), обладание которым удерживает его в рамках существующей ситуации.

С точки зрения Жижека основная задача теоретика состоит в сохранении «параллактической» позиции, которая не позволяет ему полностью отождествить себя с какой-либо позитивной социальной идентичностью и делает возможным совершение «короткого замыкания» между различными несовместимыми авторами, текстами, темами, понятиями и сообществами. Подобный «параллактический взгляд» служит также отличительной особенностью работ самого Жижека, в которых он использует примеры из популярной культуры (особенно кино) и повседневной жизни для иллюстрации теоретических построений позднего Ж. Лакана и «симптоматического» прочтения текстов других философов.

Современная западная философия. Энциклопедический словарь / Под. ред. О. Хеффе, В.С. Малахова, В.П. Филатова, при участии Т.А. Дмитриева. М., 2009, с. 261-262.

Сочинения: Возвышенный объект идеологии. М., 1999; Добро пожаловать в пустыню Реального. М., 2002; Хрупкий абсолют. М., 2003; 13 опытов о Ленине. М., 2003; Ирак: история про чайник. М., 2004; Интерпассивность. СПб., 2005; For They Know Not What They Do. L., 1991; The Indivisible Remainder. L., 1996; The Ticklish Subject. L., 1999; The Parallax View. Cambridge, 2006.


Вернуться на главную страницу Жижека

 

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС