Нестор Махно
       > НА ГЛАВНУЮ > БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА > КНИЖНЫЙ КАТАЛОГ М >

ссылка на XPOHOC

Нестор Махно

1918 г.

БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

ХРОНОС:
В Фейсбуке
ВКонтакте
В ЖЖ
Twitter
Форум
Личный блог

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ХРОНОС. Всемирная история в интернете

Махно в 1919 году

Нестор Махно

РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ НА УКРАИНЕ

(Первая книга)

Глава XIV

ПОЕЗДКА К ФАБРИЧНО-ЗАВОДСКИМ РАБОЧИМ АЛЕКСАНДРОВСКА

Несмотря на господствующую реакцию во всех правительственных учреждениях и рабочем Совете г. Александровска по отношению к трудящимся Гуляйпольского района, делегаты от Гуляйпольского Совета и Съезда – я и тов. В. Антонов, – выехали в Александровск к фабрично-заводским рабочим с докладом о "контрреволюции в г. Александровске и его уезде", веря, что революционное Гуляй - Поле имеет свое значение в Александровске. Власти его встретили нас со злобой, но не осмелились помешать нам пройти официально по всем фабрикам, заводам и мастерским и поделиться с рабочими тем, что думают крестьяне, какие они намечают шаги в своем революционном деле, и узнать от рабочих, что думают они, какие планы на будущее имеется у них, окруженных со всех сторон контрреволюцией, которая от их имени перекинула свою работу в деревни. Гуляйпольский Совет и Профсоюз обещали нашей группе, в случае если власти вздумают арестовать нас, – организовать поход деревни на г. Александровск. Мы ехали спокойно.
 
В Александровске мы зашли в Совет и просили президиум объяснить нам, с какой стороны города удобнее начать обход фабрик и заводов, чтобы не пропустить чего либо и лишних дней здесь не засиживаться.
 
На вопрос членов президиума Совета, для чего это нам, мы показали свои мандаты, и они, немного подумав, объяснили нам и поставили на наших мандатах отметку предъявления. Но выйдя из Совета, мы не пошли по пути, указанному нам в Совете, а отправились в федерацию анархистов, взяли с собой проводником и помощником в нашей миссии анархистку Никифорову и пошли втроем по фабрикам, заводам и мастерским.
 
В фабричных и заводских комитетах мы предъявляли наши мандаты, и нам тотчас же собирали всех рабочих для заслушивания нашего от крестьян доклада. Несколько дней мы ходили по заводам, фабрикам и мастерским, делая доклады рабочим о действиях от их имени контрреволюции по деревням и противодействии ей крестьянами. С особым вниманием рабочие выслушивали нас, и вынося свои резолюции протеста против действий своего Совета, благодарили нас, а через нас весь Гуляйпольский трудовой район за революционное посещение их и раскрытие перед ними того гнусного дела, которое от имени их совета совместно с правительственными организациями производится по уезду.
 
На многих наших докладах появлялись члены Александровского Совета Раб. и Кр. Депутатов и Общественного Комитета, а также агенты от Правительственного Комиссара и сам военный комиссар, с.-р. С. Попов. Все они выступали против наших докладов с особым ожесточением, свойственным только зазнавшимся господам положения. Однако успеха не имели. Рабочие заявили им; "мы больше вам не верим, ибо, идя на поводу у буржуазии, вы многое полезное в революции затушевали перед нами. Вы хотите, чтобы мы были сторонниками революции, но без всяких прав на развитие, углубление и расширение ее".
 
На третий день, к вечеру, нам оставалось сделать еще один доклад в тыловых солдатских мастерских, бывшего завода Бадовского. Подошли к воротам этих мастерских. На нашу просьбу к часовому – пропустить нас в Комитет Солдатских мастерских, – часовой молча закрыл перед нами ворота. Мы сквозь ворота кричали ему, что мы от крестьян к рабочим-солдатам с докладом. Он вызвал члена солдатского комитета, который и заявил нам, через ворота, что Комитет об этом знает, но впустить нас к солдатам не может, так как последовало распоряжение военного комиссара с.-р. Попова, ни в коем случае нас не допускать к ним. В это время у ворот со двора мастерских начали собираться группы солдат, к которым я обратился непосредственно: "Товарищи солдаты, кто из вас кому служит? Вы – комиссару, которого сами избрали в Общественный Комитет, а он получил оттуда портфель комиссара над вами, или комиссар служит вам? Стыдитесь, товарищи, своего позора, поставившего вас в такое положение, что к вам не допускают представителей от крестьян – ваших отцов и матерей, братьев и сестер!".
 
Среди солдат раздались крики: "Где Комитет? Давай сюда комитет! Комитет должен раскрыть ворота и впустить к нам представителей от крестьян!.. Иначе мы сами их впустим"...
 
Выскочило человек пять солдат без фуражек и раскрыли нам ворота.
 
Солдаты привели в свою столовую, забрасывая нас разными деловыми вопросами о Гуляй Поле и его деятельности. Человек десять окружили меня и говорят мне: "мы все левые с.-р. и большевики, есть среди нас и анархисты, но мы беспомощны здесь. Малейший революционный шаг – и нас сразу же военный комиссар отправляет на фронт против немцев, а сюда набирает других. Помогите нам чем можете, товарищ Махно. Мы задались целью отозвать всех солдатских представителей из Совета и Общественного Комитета и послать туда других, близких нашим идеям", – говорили мне окружавшие меня.
 
Я сказал им, что у нас определенная миссия от крестьян. Насколько она совпадает с вашей революционной идеей, вы ее успехам должны радоваться и с нею сочетать вашу работу.
 
Начался наш доклад. Солдаты тыловых мастерских с жадностью ловили каждое слово, стараясь правильно понять, задавали вопросы и радовались.
 
Когда мы призывали солдат-рабочих войти в организационную связь с крестьянами уезда через Гуляйпольский район и создать единый революционный фронт против контрреволюции, – в это время из солдатской массы раздался крик: "Против какой контрреволюции? Вся власть в руках революционеров. Откуда же может взяться контрреволюция?!". То кричал военный комиссар с.-р. Попов, окруженный своими сотоварищами. Когда тов. Антонов ему ответил, что эта же власть "революционеров" и создает контрреволюцию, комиссар Попов, с.-р. Мартынов и другие социалисты вступили в диспут. Из диспута выяснилось, что тыловые мастерские находятся под влиянием эсеров и эсдеков. Но это влияние не идейное, а государственно-властническое. Солдатская масса делится на разные политические группировки, и большинство из них не правые эсеры и не меньшевики-эсдеки. Но в силу того (солдаты нам во всеуслышание сказали опять), что за каждое активное революционное убеждение солдат рискует при первом же своем выступлении быть отосланным на внешний фронт, он сдерживается и молчаливо, до поры до времени, мирится с государственно-властническим засильем правых эсеров и меньшевиков эсдеков здесь. Это засилье эсеров и эсдеков меня настолько взволновало, что я тут же выступил с призывом к солдатам отозвать этих социалистов из всех учреждений и выбросить их даже из мастерских. Я обещал солдатам содействовать им, чтобы их право на это ничем не было нарушено, перед губернским военным комиссариатом, во главе которого стоял в это время анархо-синдикалист тов. Гринбаум, человек с сильной революционной волей и порядочный военный администратор в губернии. В крайнем случае они должны отстоять свое право, выйдя из мастерских вооруженными на улицу, а Гуляй Поле всегда их поддержит.
 
Этот мой призыв солдат воодушевил. Они хотели сейчас же вынести эсеров и эсдеков из мастерских. И если бы не наше революционное сознание своей ответственности за жизнь этих людей, они были бы разорваны в куски. С трудом нам удалось удержать солдат от этого недостойного революционеров акта по отношению к революционерам же (хотя агенты правительства и этих "революционеров" убили тов. Асина в Петрограде на даче Дурново и много других революционеров и анархистов 3 и 5-го июля).
 
Солдаты-рабочие тыловых мастерских вынесли по нашему докладу резолюцию об отозвании из Совета и Объединенного Комитета г. Александровска своих представителей совсем, если эти организации со всеми рабочими не будут реорганизованы, а также другую резолюцию о поддержании Гуляйпольского трудового революционного района...
 
А когда мы уходили из мастерских, солдаты нас просили передать крестьянам подневольной деревни, что они всегда поддержат их в борьбе за свободу и просили почаще с такими докладами от крестьян приезжать к ним. Было уже поздно. Уставшие, мы поужинали у одного из товарищей рабочих и разбрелись по квартирам.
 
В эту ночь правительственный и военный комиссар – помещик Б. К. Михно и с.-р. Попов собрались с силами, подбодрили себя и распорядились потихоньку схватить анархистку Никифорову за то, что она выступала с нами перед рабочими, не имея на то полномочий от крестьян, и тихо посадили в тюрьму. Их агенты быстро отыскали квартиру анархистки и, схватив ее, усадили на авто и отправили в тюрьму. Но к несчастью комиссаров, рабочие всех заводов и мастерских Александровска узнали об аресте анархистки М. Никифоровой с самого утра, когда шли на работу, и тут же избрали делегации и послали их к комиссарам, уполномочив их требовать немедленного освобождения Никифоровой. Комиссары укрылись от рабочих делегаций. Рабочие их не нашли. Тогда рабочие фабрик, заводов и мастерских бросили свои станки и под сильные тревожные фабрично-заводские гудки вышли на улицы города и стройными организованными рядами под знаменами и с революционными песнями пошли к Совету Рабочих и Крестьянских Депутатов.
 
Во время этого революционно солидарного шествия рабочие поймали председателя Совета Р. и Кр. Д. социал-демократа Мочалого и назначили тут же свою комиссию, которая усадила председателя совета на извозчика, вместе с ним поехала в тюрьму и освободила анархистку М. Никифорову. Когда рабочая делегация, председатель Совета и анархистка Никифорова подъезжали из тюрьмы к тянувшейся по Соборной улице рабочей демонстрации, рабочие схватили анархистку на руки и, передавая ее из рук одной группы на руки другой, так несли ее до Совета, поздравляя ее со свободой и посылая проклятия Временному Правительству и его агентам – александровским комиссарам и правительственным организациям.
 
Ни один из комиссаров не показался на трибуне Совета перед рабочими. На ней стояла анархистка и своим сильным голосом звала рабочих к борьбе с властью государства за революцию, за всеобщее безвластное общество.
 
Наши доклады закончились призывом, обращенным к рабочим против зарвавшегося на своем антиреволюционном пути Александровского Совета. Своими докладами мы предрешили его участь в том составе и с той политической физиономией, которую мы знали по его агентам в деревнях и на съездах. Дерзкая выходка комиссаров по отношению к анархистке, – выходка ни с политической, ни, особенно, с тактической стороны, для серьезных политических деятелей ничем не оправдываемая, только ускорила падение правоэсеровского, эсдеко-меньшевистского и кадетского по убеждениям городского Совета.
 
Фабрично-заводские рабочие тут же поставили перед собою задачу как можно скорее переизбрать Совет. В течение нескольких дней были назначены перевыборы. Рабочие отозвали всех своих старых представителей и избрали, в большинстве случаев, других.
 
Таким образом был сконструирован новый исполнительный Комитет Совета Р. и Кр. Депутатов в Александровском уезде.
 
В этот новый Исполком вошли люди опять таки, – не рабочие, кровно заинтересованные прямым делом своего класса: это были, хотя и рабочие по своему положению, но партийные духовно и организационно близкие левым соц.-революционерам, большевикам и отчасти анархистам. Они разбились на фракции и, с первых же дней своего вступления на порог исполкома уродовали и, пожалуй, если бы не анархисты, то совсем изуродовали бы у широких рабочих масс понятие о сущности революции.
 
Однако, этот вновь образовавшийся Александровский Совет Р. и Кр. Депутатов уже не поддерживал явно контрреволюционного Александровского уездного "Общественного Комитета" и Правительственного Комиссара в их требовании от Гуляйпольского Общественного Комитета устранить меня от общественной деятельности за разоружение буржуазии. Также не настаивал новый Совет и на возвращении буржуазии отобранного нами оружия. Новый Александровский Совет, по примеру государственнических политических единиц, почувствовал важную потребность: чтобы члены его имели новые портфели под мышками, как вершители судеб революции. И они день за днем заседали, разрабатывали положение для своей деятельности. Время для такой работы было благоприятное. То был период, когда большевики и левые социал.-революционеры во многом сходились и выдвинули вопрос о блокировании. В центрах той и другой партии он официально еще не был поставлен, но фактически близился к удовлетворительному решению именно в этом направлении.
 
Мы, я и тов. Антонов, покинули г. Александровск неохотно. Нам обоим хотелось поработать вместе с городскими рабочими Александровска, среди которых оказалось много славных и беззаветно искренних рабочих борцов. Они были заметны в массе, но не принадлежали ни к одной политической партии. Сочувствовали анархистам. Хотелось с ними остаться среди рабочих, но мы не имели на это права. Мы начали организационную работу среди крестьян и видели ее живой. Нужно было возвращаться к ней. Мы возвратились в Гуляй Поле.
 
По возвращении в Гуляй Поле, мы созвали все гуляйпольские революционные, профессиональные и общественные организации и сделали подробный доклад о наших успехах в г. Александровске. Затем был созван всеобщий сход-собрание всего трудового населения Гуляй Поля и ему тоже мы сделали подробный доклад о том, как нас городские рабочие приняли, с каким вниманием отнеслись к нашему от имени крестьян, сделанному им докладу о контрреволюции в г. Александровске и его уезде, и о том, что передали рабочие и солдаты тыловых мастерских трудовому крестьянству и рабочим нашего Гуляйпольского революционного района. Наши успехи среди рабочих г. Александровска вызвали радость во всем трудовом населении.
 
Революционные труженики жаждали действия. Я предложил крестьянам выделить из себя дельных людей в помощь Земельному Комитету и поспешил разделить церковные, помещичьи и государственные земли, которые необходимо засевать на зиму и вспахивать, подготовляя к весне.
 
Крестьяне решительно взялись за это дело, но, когда они выехали в поле и приступили к разделу ее практически, то выяснилось, что необходимо оставить за каждым крестьянином на этот год ту землю, которую он уже вспахал и засеял озимым, с вычетом из него известной суммы в пользу общества, чтобы, таким образом, уравнять общественный фонд, расходуемый на общественные нужды, в который не взявшие и не вспахавшие себе земли, не будут вносить этот год своей доли. В общем же крестьяне забрали землю, которую нужно было вспахать на зиму, и разделили ее, не обращая никакого внимания на угрозы правительственных агентов. Этому примеру крестьян Гуляйпольцев последовал целый ряд волостей, районов и уездов.
 
Наша Группа Анархо-Коммунистов и члены Совета Крестьянских и Рабочих Депутатов разослали всюду своих людей и листовки-призывы, в которых призывали народ действовать в этом направлении, как можно решительнее. Мы полагали, что успехи прямого революционного действия тружеников на местах решат земельный вопрос в окончательной и справедливой форме до Учредительного Собрания, и этим предрешат судьбу частной собственности и на фабрики, заводы и другие виды предприятий, так как рабочие, имея пример крестьян, не останутся рабами хозяев этих общественных предприятий: они провозгласят их общественным достоянием и возьмут их под непосредственное руководство своих заводских комитетов и союзов. А отсюда начнется атака против государственной политической власти (если наши анархические группы по городам находятся на своих местах) и смерть принципу самой государственности станет свершившимся фактом в жизни трудящихся. Останется лишь одно дело: похоронить их решительно так, чтобы они не находили себе места в жизни и не воскресали...
 
В Гуляй-Поле и вокруг него общественная жизнь приняла здоровый характер. Это вызвало радость у революционеров анархистов, крестьян и рабочих.

 

Вернуться к началу первой книги

| 01 | 02 | 03 | 04 | 05 | 06 | 07 | 08 | 09 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 |


Далее читайте:

Махно Нестор Иванович (биографические материалы).

Махно Н.И. Под удавами контрреволюции

Махно Н.И. Украинская революция (Третья книга)

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС