Юлиан Отступник
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ Ю >

ссылка на XPOHOC

Юлиан Отступник

331-363

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

ХРОНОС:
В Фейсбуке
ВКонтакте
В ЖЖ
Twitter
Форум
Личный блог

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ХРОНОС. Всемирная история в интернете

Юлиан Отступник

Юлиан Отступник. Мрамор. Париж. Лувр.

Философ-неоплатоник

Юлиан Отступник (332-363) — римский император Юлиан, правил с 361 по 363 гг., философ-неоплатоник, писатель, посвятивший свою жизнь возрождению «языческих» культов, понимаемых им как средоточие античной культуры; стремился показать их преимущество перед христианством. Стремясь создать новую языческую церковь, главою которой был бы он сам, Ю.О. приписывал сочинениям Платона, Гомера такой же «боговдохновенный» характер, какой для христиан имела Библия. Идеи Ю.О. оказали определенное воздействие на мыслителей итальянского Возрождения.

Кириленко Г.Г., Шевцов Е.В. Краткий философский словарь. М. 2010, с. 467.


Из советской энциклопедии:

Юлиан Отступник, Флавий Клавдий (Flavius Claudius Julianus Apostata) (331-363), римский император в 361- 363. Племянник Константина Великого, воспитывался епископом Евсевием. Большое влияние на его духовное развитие оказал страстный поклонник эллинской культуры евнух Мардоний, поэтому Ю.О. уже с юных лет был тайным приверженцем языч. религии. В 355 он был возведён имп. Констанцием в цезари и назначен наместником Галлии. В 360 восставшие против Констанция галльские легионы провозгласили Ю. О. императором-августом; после смерти Констанция (361) Ю. О. стал единодержавным правителем Римской империи. Он расширил права муниципальных курий, уменьшил налоги, сократил дворцовый штат, отказался от роскошного, дорогостоящего двора. Став императором, Ю. О., поддержанный частью интеллигенции, открыто объявил себя сторонником языч. религии, реформировав её на базе неоплатонизма; он издал два эдикта против христиан, восстановил языч. храмы. Ю. О. является автором ряда соч. (трактатов, речей, писем), направленных против христиан. Деятельность Ю. О. вызывала ненависть со стороны христ. духовенства, давшего ему прозвище Отступник (Apostata). После смерти Юлиана (умер от ран в войне против персов на р. Тигр) антихристианские эдикты были отменены имп. Иовианом, прекратившим гонения на христиан.

Использованы материалы Большой советской энциклопедии. В 30 т. Гл. ред. А.М. Прохоров. Изд. 3-е. Т. 30. Экслибрис – Яя (+дополнения). – М., Советская энциклопедия. – 1978.


Хотел создать иерархию жречества по типу христианской церкви

Юлиан Флавий Клавдий (Flavins Claudius Julianus) (331, Константинополь,—26.6.363, Месопотамия, погребён в Тарсе), римский император, племянник Константина Великого, за обращение из христианства в язычество получил у церковных историков прозвище Отступник. Учился у риторов Константинополя, в Никомедии слушал знаменитого Либания, позднее стал учеником Эдесия и вошёл в круг последователей Ямвлиха — представителей пергамской школы неоплатонизма. В 355 году был посвящён в Элевсинские мистерии. Став императором в 361 году и стремясь быть «философом на троне», Юлиан предпринял попытку возродить языческий политеизм в качестве новой государственной религии, избегая при этом прямого преследования христиан. Восстанавливая старые культы, Юлиан считал необходимым создать иерархию жречества по типу христианской церкви, намеревался разработать символику и догматику новой религии и на основе неоплатонизма построить её теологию. Различая, по образцу Ямвлиха, миры умопостигаемый, мыслящий и чувственный, Юлиан средоточием каждого из них считал бога-солнце; солнце чувственного мира было для него только отражением солнца умопостигаемого мира. Автор речей-гимнов, бесед, писем и др.

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. Гл. редакция: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов. 1983.

Сочинения: Juliani    imperatoris    quae    supersunt,    rec.   F. C. Hertlein, t.  !—2,   Lipsiae,    1875—76;    Oeuvres completes,  texte etabli et   trad,   par   J. Bidez,   v.    1—2, P.,   1924—32; Письма, пер. Д. Е. Фурмана, «ВДИ»,   1970,  № 1-3.

Литература: Аверинцев С. С., Император Ю. и становление «византинизма», в кн.; Традиции в истории культуры, М., 1978, с. 79—84; Bidez J., La vie de l'Empereur Julien, P., 1930.


Из византийского словаря:

Юлиан Отступник (Flavius Claudius Julian) — римский император в 360-363 гг. Племянник императора Константина Великого, христианин, перешедший в язычество, за что и получил свое прозвище. Родился в 332 г., умер в июне 363 г. Получил строгое христианское образование, но уже в юные годы занимался языческой литературой и философией. В 355 г. император Констанций II провозгласил его цезарем и послал в Галлию для защиты рейнских границ. Юлиан успешно воевал против франков и алеманнов, одержал победу в битве при Аргенторате в 357 г. В 360 г. в г. Лютеция (совр. Париж) воины провозгласили его императором, но до военного конфликта с императором Констанцием дело не дошло ввиду смерти последнего в 361 г. Юлиан, став полновластным правителем империи, провел реформы финансовой и налоговой систем, расширил права муниципальных курий, усовершенствовал армию и почту. Безуспешно пытался восстановить в империи языческие культы в государственном статусе. Был женат на сестре императора Констанция II Елене, но супруга рожала Юлиану только мертвых детей. В 363 г. Юлиан предпринял поход против персидской державы, дошел до вражеской столицы Ктесифона, но не смог ее взять. В сражении с персами при Маранге, вблизи г. Ктесифон на восточном берегу Тигра, он получил тяжелые раны и скончался. Сохранились речи, письма и эпиграммы Юлиана.

Византийский словарь: в 2 т. / [ сост. Общ. Ред. К.А. Филатова]. СПб.: Амфора. ТИД Амфора: РХГА: Издательство Олега Абышко, 2011, т. 2, с.529-530.


Сторонник традиционных верований...

Юлиан, Флавий Клавдий - Римский император в 360—363 гг. Род. 332 г. + 26 июня 363 г.

+ + +

Юлиан был сыном Юлия Констанция, одного из сводных братьев Константина I. Императору Констанцию II он приходился двоюродным братом. Мать его умерла вскоре после его рождения, а затем в 337 г. был убит и его отец (Марцеялин: 25; 3). Юлиана избавил от смерти его юный возраст. Ему и его брату Галлу было дано повеление жить в Макелле в Каппадокии, неподалеку от города Кесарии. Здесь находились великолепный царский дворец, бани, сады и источники. Пленникам установлено было царское содержание. По указанию императора Констанция, их обучали наукам и гимнастике. Мальчики также присоединены были к клиру и читали народу церковные книги (Созомен: 5; 2). На Галла, впрочем, образованность не произвела никакого влияния: он вырос свирепым, необузданным и за свою жестокость в конце концов поплатился жизнью. Юлиан, напротив, много и усердно занимался сначала в Каппадокии, а потом в Константинополе. В науках он был весьма искусен, греческий язык знал намного лучше латинского. Был он, кроме того, искусен в красноречии, обладал прекрасной памятью и в некоторых вещах разбирался лучше философов (Евтропий: 10; 16). Воинскими упражнениями он тоже занимался с большим усердием, был очень подвижен и обладал большой физической силой, хотя и был невысок ростом (Виктор: «О жизни и нравах римских императоров»; 43). Пишут, что он имел обыкновение в платье частного человека прогуливаться по столице и заводить разговоры со встречными. Вследствие этого популярность его стала возрастать (Созомен: 5; 2). В народе распространилась молва, что Юлиан мог бы хорошо управлять делами Римской империи. Сделавшись слишком гласною, эта молва стала наконец беспокоить Констанция. Поэтому император вновь выслал Юлиана из столицы в Никомедию (Сократ: 3; 1). Здесь встретил он философа Максима Эфесского, который, преподавая учения философов, поселил в нем ненависть к христианской религии. Когда же его заподозрили в этом, Юлиан в страхе сбрил себе волосы и притворился, что ведет жизнь монаха. Тогда же он увлекся наукой предсказания и ревностно стал изучать ее (Созомен: 5; 2).

В 354 г. Галл был казнен по приказу Констанция. Юлиан едва не разделил судьбу брата: семь месяцев он провел в крепости под Медиоланом в ожидании приговора, но за него заступилась императрица Евсевия. Юлиан получил свободу и позволение отправиться в Афины для завершения образования. Уже в следующем году Констанций вызвал Юлиана к себе, пожаловал титул Цезаря, выдал за него свою сестру Елену и поручил управление галльскими и германскими провинциями, которые в это время опустошали полчища германцев (Марцеллин: 15; 2, 8). Таким образом, император, как будто, оказывал своему двоюродному брату величайшее доверие. Однако повсюду ходила молва, что Юлиан был избран в Цезари вовсе не для того, чтобы облегчить трудное положение Галлии, но сделано это было с .целью вернее погубить его самого в жестокой войне. Думали, что при своей полной неопытности в военном деле он не вынесет самого звука .оружия (Марцеллин: 16; II). Но недоброжелатели Цезаря просчитались: жажда славы Юлиана была безмерна, и он с большим рвением взялся за Исполнение возложенных на него обязанностей (Виктор: «О жизни и нравах римских императоров»; 43). Он немедленно отправился в Галлию и провел зиму в Виенне, напряженно готовясь к войне. Жизнь он вел самую умеренную: довольствовался простой и случайной пищей рядового солдата, спал на войлоке и бараньем тулупе, ночи проводил в государственных делах и за философскими занятиями, а дни всецело отдавал военным заботам. Летом 356 г. он двинулся в Германию. Часть алеманов он устрашил и прогнал одним своим появлением, других разбил в сражении при Бротомаге. Варвары были ошеломлены, но не собирались слагать оружие. Когда Юлиан отступил с частью сил на зимовку в Сеноны, ему пришлось выдержать от них месячную осаду. Весной 357 г. он опять выступил против врагов, вышел к берегам Рейна и восстановил здесь Три Таберны — старое римское укрепление, недавно взятое и разрушенное алеманами. Вскоре он узнал, что семь алеманских царей собрали свои силы близ города Аргентората, и поспешил : навстречу врагу. Когда две армии сошлись друг с другом, Юлиан построил свои легионы, расположив всю конницу на правом фланге. Германцы настолько были уверены, в своем превосходстве, что первыми атаковали римский строй. Римская конница не выдержала и подалась назад, но легионеры, плотно сомкнув щиты, сдержали удар. Началась упорная битва. Долгое время неясно было, на чью сторону склоняется успех. Однако, в конце концов, превосходство римского оружия дало себя знать. В попытке прорвать римский строй множество варваров было перебито, остальные стали отступать и наконец обратились в бегство. Юлиан преследовал их до самого Рейна (Марцеллин: 16; 2—5, 11-12).

Враг бежал из римских провинций, но император решил не давать ему покоя даже в собственных его пределах. Он перевел войско через Рейн и внезапно напал на алеманские селения. Римляне захватывали в плен людей, а все остальное предавали огню и уничтожению. Видя это страшное опустошение, цари алеманов отправили к Юлиану посольства с мирными предложениями. Он согласился дать им десятимесячное перемирие и возвратился на зимние квартиры в Галлию. В 358 г. Юлиан выступил против салийских франков, которые обосновались на римской территории вблизи Токсиандрии. Обрушившись на них, он принудил их просить мира и принял в римское подданство. Затем он так же стремительно напал на хамавов, многих перебил, а остальных изгнал из пределов империи. Вскоре хамавы прислали послов, обещали покориться Риму и получили позволение вернуться в свои разоренные селения.

Очистив Галлию, Юлиан вновь обратился к алеманам — он во второй раз переправился через Рейн и двинулся в глубь Германии. рассвирепевшие солдаты предавали поля огню, угоняли скот, а людей убивали без пощады. Видя это страшное разорение, цари алеманов один за другим стали просить мира. Они обязались выдать пленных и снабдить Юлиана всем необходимым для строительства крепостей (Марцелаин: 17; 1, 8, 10). В 359 г. были восстановлены семь старых римских пограничных городов, разрушенных германцами. Затем Юлиан в третий раз переправился через Рейн против тех царей, которые еще медлили с покорностью. После того как их поля и жилища были сожжены и многие из их племени взяты в плен и перебиты, эти цари прислали послов и смиренно просили пощады. Юлиан заключил с ними мир (Марцеллин: 18; 1-2).

Закончив в четыре года тяжелую войну, он вновь укрепил западные границы империи и добился таких успехов, каких от него никто не ожидал. Встревоженный ростом его популярности, Констанций решил отобрать у Юлиана самые боеспособные части под предлогом начала войны с персами. Но когда в 360 г. германские отряды узнали, что их перебрасывают на восток, они взялись за оружие и взбунтовались. Со страшным шумом солдаты окружили дворец Юлиана в Паризии и провозгласили его Августом. Юлиан упорно сопротивлялся настояниям всей толпы: он то выказывал негодование, то простирал руки, моля и заклиная, чтобы они не совершали недостойного дела, но наконец должен был уступить. Его поставили на щит и, за неимением диадемы, возложили на голову цепь, которую сорвал с себя один из знаменосцев. Извещая о своем избрании, Юлиан отправил Констанцию два письма: в одном, официальном, не было ничего вызывающего или оскорбительного. Но другое, личное, содержало в себе порицания и едкие нападки.

До конца года он в четвертый раз переправился через Рейн и совершил дерзкое нападение на аттуарийских франков, которые совершали набеги на окраины Галлии. Франки не ждали от римлян такой стремительности, и поэтому победа досталась Юлиану без труда; множество народа было перебито или взято в плен. Уцелевшие просили мира, и император предоставил им мир на таких условиях, какие счел подходящими (Марцеллин: 20; 4, 8, 10). Желая расположить к себе всех без исключения, он притворялся, что привержен к христианскому культу, от которого втайне давно отошел. Он отдавался — о чем знали немногие посвященные в его секреты — авгуриям и соблюдал все то, что всегда чтили поклоняющиеся богам. А чтобы сохранить это пока в тайне, он в праздник Рождества посетил в Виенне церковь и вышел из нее лишь по окончании службы.

С наступлением весны 361 г. Юлиан повел свою армию из Галлии к берегам Дуная. По пути он узнал о смерти Констанция, быстро проехал через Фракию и вступил в Константинополь (Марцеллин: 21; 2, 8, 12). Утвердившись в столице, он изгнал и казнил некоторых приближенных Констанция и сильно сократил придворный штат, уволив многих слуг, поваров и брадобреев, получавших при прежнем императоре огромные деньги за свое ремесло. Мера эта была необходима и своевременна, но современники жаловались, что император одним эдиктом превратил Константинопольский дворец в пустыню. Даже в столице Юлиан сохранил тот аскетический образ жизни, к какому привык в походах. Трапеза его была настолько проста, что состояла из одних овощей. Всю жизнь он не знал ни одной женщины, кроме своей жены. Все его время было посвящено неутомимой деятельности. Днем он был занят решением государственных вопросов, давал аудиенции, диктовал письма; вечером удалялся в библиотеку и обращался к трудам другого рода. За время своего короткого правления он успел написать несколько объемистых сочинений, кроме того, после него остались некоторые из его речей и тщательно обработанное сочинение против христианской религии. За всеми этими занятиями он забывал о благопристойности своего вида. Юлиан сам признавался в одном из писем, что ногти на его руках часто не стрижены, а пальцы в чернилах. В бороде его, которую он по примеру всех философов нежно лелеял, гнездилось множество насекомых. В обращении он был очень прост и старался подражать добродетелям первых принцепсов. Хотя он и носил диадему, однако отказался от титула господина. Вновь избранных консулов он приветствовал стоя, а потом проводил пешком. Он часто посещал заседания константинопольского сената и выступал здесь с речами. Все эти забытые проявления республиканских традиций вызывали неизменное удивление современников (Гиббон: 22).

Точно так же заботился Юлиан о возрождении древней религии. Он издал указы, разрешавшие открывать храмы, приносить жертвы и восстанавливать культы старых богов. Чтобы придать большую силу своим распоряжениям, он созвал во дворец пребывавших в раздоре между собой христианских епископов вместе с народом, раздираемым ересями, и дружественно увещевал их, чтобы они предали забвению свои распри и каждый, беспрепятственно и не навлекая на себя опасности, отправлял свою религию. Он выставлял этот пункт в расчете, что, когда свобода увеличит раздоры и несогласия, можно будет не опасаться единодушного настроения черни. Он знал по опыту, что дикие звери не проявляют такой ярости к людям, как большинство христиан в своих разномыслиях. Вместе с тем он запретил учительскую деятельность риторам и грамматикам христианского вероисповедания.

Из Константинополя Юлиан переехал в Антиохию и здесь стал готовиться к походу против персов. Много времени отдавал он и служению богам. Языческие религиозные церемонии были восстановлены с невиданным раньше размахом: в иной день закалывалось по сто быков и без счета приносился в жертву разнообразный скот и белые птицы. Выставляя напоказ свое усердие, император сам подносил вместо жрецов священную утварь и совершал моления, окруженный толпой женщин. Гонений против христиан он не начинал, но, когда вдруг сгорел храм Аполлона Дафнейского, Юлиан заподозрил христиан в поджоге и закрыл самую большую церковь в Антиохии (Марцеллин: 22; 3-5,9-10,12-14).

В 363 г. во главе большой армии Юлиан выступил из Сирии в Месопотамию и переправился через Евфрат (Марцеллин: 23; 2). Двигаясь вдоль реки, римляне вступили в Ассирию и заняли здесь одну за другой несколько крепостей. Некоторые из них были покинуты жителями, другие сдались после правильной осады. Особенно упорно защищался гарнизон Майозамальхи. Преодолев все препятствия, Юлиан подошел к персидской столице Ктесифону и разбил у его стен большое войско. Однако осмотрев укрепления города, он отказался от мысли о его осаде и после разорения и опустошения страны повел армию к Кордуэну (Марцеллин: 24; 1-2, 4, 6, 8). В Maранге римляне разбили еще одну армию, пытавшуюся заслонить им дорогу. Однако после этого их стал донимать голод в опустошенной стране. Юлиан велел раздать солдатам все запасы, заготовленные для царского стола. Стараясь разделить с ними все трудности, он часто без всякой необходимости подвергал себя опасности. Узнав однажды, что персы напали на один из римских отрядов и теснят его, он, не одев панциря, с одним только щитом поспешил на помощь. В разгоревшемся сражении кто-то из персов метнул в императора копье, которое пробило ребра и застряло в нижней части печени. Умирающего Юдиана перенесли в палатку, и здесь он скончался короткое время спустя. Марцеллин пишет, что до самого конца он сохранял исключительную твердость и вел беседу с философами Максимом и Приском о высоких свойствах человеческого духа (Марцеллин: 25; 1—3).

Все монархи мира. Древняя Греция. Древний Рим. Византия. Константин Рыжов. Москва, 2001.


...или Отступник

Юлиан II Отступник. Юлиан был сыном Юлия Констанция, одного из сводных братьев Константина I Великого; Констанцию II Юлиан приходился двоюродным братом.
«Юлиан родился в Константинополе. В самом раннем детстве он остался сиротой, так как его отца Констанция сгубили вместе со многими другими после смерти брата его Константина интриги наследников верховной власти. Рано потерял он также и мать свою Базилину, происходившую из старого знатного рода» (Амм. Марц. XXV, 3, 23).
Юлиан оказался единственным из родственников Констанция II, которому удалось уцелеть. Вел себя Юлиан исключительно скромно и добродетельно. Его держали вдали от императорского двора сначала в Каппадокии (область в Малой Азии), потом в Никомсдии. Юлиан воспитывался под наблюдением христианского священника и углубился в изучение философии, особенно увлекался он Платоном, и Констанций II милостиво разрешил ему поехать в Афины для продолжения философского образования.
Аммиан Марцсллин, который был в числе приближенных Юлиана, пишет о его наружности:
«Внешность его была такова: он был среднего роста, волосы гладкие, тонкие и мягкие, густая, подстриженная клином борода, очень приятные глаза, полные огня, в которых светился тонкий ум, брови красивого изгиба, нос прямой, рот несколько крупный с массивной нижней губой; крутой и мощный затылок; широкие сильные плечи и пропорциональное телосложение» (Амм. Марц. XXV, 4, 22). «Глаза у него были ласковые и в то же время властные» (Амм. Марц. XV. 8, 16).
В ноябре 355 г. Констанций II сделал Юлиана цезарем, выдал за него замуж свою сестру Елену III и отправил его защищать Галлию от варваров.
«Тогда повсюду ходила молва, будто Юлиан был сделан цезарем не для того, чтобы облегчить трудное положение Галлии, но чтобы он сам погиб в жестокой войне, так как думали, что при своей полной неопытности в военном деле он не вынесет даже звука оружия» (Амм. Марц. XVI, 11, 13).
Однако Юлиан неожиданно проявил себя разумным полководцем и смелым воином.
«Он явился на поле брани из тенистых аллей Академии и, поправ Германию, умиротворив течение холодного Рейна, пролил кровь и заковал в кандалы руки царей, дышавших убийством» (Лмм. Марц. XVI, 1, 5).
В быту Юлиан держал себя скромно и просто, чем заслужил любовь и преданность воинов. По меткому определению Аммиана Марцеллина, Юлиан «наложил на себя трудный подвиг умеренности» (Лмм. Марц. XVI, 5, 1).
Он запретил подавать к своему столу «фазанов, свиную матку и вымя, довольствуясь простой и какая случится пищей рядового воина. Вследствие такого воздержанного образа жизни Юлиан делил свои ночи между тремя обязанностями: отдых, государство и ученые занятия. В полночь Юлиан всегда вставал — не с перин и не с шелковых тканей переливчатых оттенков, а с войлока и с бараньей шкуры; затем втайне молился Меркурию (который является движущим началом мира и приводит в действие человеческий разум) и отдавался государственным делам, находившимся в столь тяжком состоянии. Покончив с этими трудными и серьезными заботами, он обращался к изощрению своего ума, и просто невероятно, с каким пылом он одолевал трудную науку возвышенных истин, как бы в поисках пищи для своего возвышенного духа, тщательно изучая все разделы философии. Если его познания в области высших наук доходили до совершенства, то тем не менее он не пренебрегал также и нижестоящими дисциплинами; так, он уделял некоторое внимание поэтике и риторике (о чем свидетельствует безукоризненное изящество его речей и писем, соединенное с серьезностью), а равно также истории Римского государства и других стран. Кроме того, он обладал также в достаточной мерс искусством изящной латинской речи» (Амм. Марц. XVI, 5, 3—8).
Следует отметить, что сохранившиеся письма Юлиана свидетельствуют о некоторой неуравновешенности его натуры: одни из них отличаются логичностью и ясностью, а другие — сумбурностью и неотчетливостью мысли. Сам Юлиан сознавал это и письмо философу Максиму начал такими словами: «Все разом обступает меня и не дает говорить — ни одна из моих мыслей не уступает дороги другой — назови это душевною болезнью или уж как тебе угодно» (Имп. Юл. 13 (26).
«Переходившая из уст в уста молва разносила среди разных племен и народов славу о великих трудах и подвигах Юлиана. Встревоженный этим и опасаясь, как бы слава Юлиана не возросла еще более, Констанций по наущению Флоренция, как утверждали, послал трибуна и нотария (крупного чиновника) Деценция, чтобы тот немедленно увел из армии Юлиана вспомогательные отряды из герулов, батавов, кельтов, петулантов и по 300 человек из других войсковых соединений. Выступление приказано было ускорить под предлогом необходимости их участия ранней весной в походе против персов» (Амм. Марц. XX, 4, 2).
Юлиан спокойно подчинился приказу Констанция, но сказал, что это может не понравиться тем варварам-германцам, которые добровольно поступили на службу в римские войска, так как они могут не захотеть уйти из родных мест далеко на Восток, а если их заставить силой, то в дальнейшем они вообще не станут служить в римской армии. Но Деценций не внял предостережению Юлиана и отобрал самых сильных варваров для отправки на Восток; Юлиан разрешил им взять с собой семьи и предоставил в их распоряжение транспорт государственной почты. Все они должны были пройти через город Паризии (совр. Париж), где находился Юлиан.
«Прибывшие отряды Юлиан встречал, как полагалось, в предместье, обращался при этом со словами одобрения к тем, кого знал лично, вспоминал о храбрых подвигах отдельных лиц и добрыми речами побуждал их идти к Констанцию» (Амм. Марц. XX, 4, 12). Более того, Юлиан пригласил к себе на обед варваров-военачальников.
«После такого любезного приема они разошлись, испытывая двойное огорчение, так как немилосердная судьба разлучала их не только с родной землей, но и с милостивым повелителем. В таком настроении вернулись они к себе, а с наступлением ночи вспыхнул открытый бунт» (Амм. Мари. XX, 4, 13-14).
ОНИ схватились за оружие, с невероятным шумом устремились к дворцу, окружили его и громко стали именовать Юлиана августом, требуя, чтобы он вышел к ним и принял верховную власть.
Юлиан вышел из дворца только на рассвете. Он был единодушно провозглашен августом. Но сначала Юлиан отказался от предлагаемой ему войском высшей власти. Он говорил то с негодованием, то с мольбой, простирая руки к воинам и заклиная их не ввергать государство в бездну гражданской войны.
Когда шум постепенно затих, Юлиан спокойно произнес такие слова:
«Прошу вас, умерьте свой пыл. Без шума и бунта вы можете достигнуть желаемого. Вас удерживает любовь к родным местам, вас страшат чужие и неведомые земли. Так вы можете сейчас же идти к себе назад, и раз вы не хотите, то вы и не увидите заальпийских земель. Я сумею оправдать вас перед августом Констанцием, который внимает здравым доводам» (Амм. Марц. XX, 4, 16).
Но после этих слов поднялся еще больший шум, и Юлиану пришлось уступить настояниям войска.
«Его поставили на щит и подняли высоко. Раздался единодушный возглас, в котором Юлиан был провозглашен августом» (Амм. Марц. XX, 4, 17). Так как не нашлось диадемы, которая могла бы служить короной, один из воинов сорвал с себя цепь знаменосца и возложил ее на голову Юлиана.
«Понимая всю сложность ситуации и сознавая, что если он будет противиться, то жизнь его окажется в опасности, Юлиан обещал всем воинам по пяти золотых монет и по фунту серебра» (то есть обещал сделать подарок, какой обычно делал полководец, когда воины провозглашали его императором) (Амм. Марц. XX, 4, 18).
Юлиан, умевший соображать быстро и верно, хорошо понял, в каком опасном положении он оказался, и, сняв со своей головы цепь-диадему, символ высшей власти, скрылся в далеких покоях своего дворца.
Вдруг прошел слух, что Юлиан убит, и воины снова подняли бунт, ворвались во дворец и успокоились только тогда, когда увидели Юлиана в парадном зале во всем блеске императорского одеяния.
Скоро в Паризии вернулись отряды варваров, которые отправились было на Восток. Юлиан приказал собраться всему войску, торжественно взошел на трибунал, некоторое время хранил молчание, внимательно вглядываясь в лица воинов, и наконец стал говорить, намеренно упрощая свою речь, чтобы она была понятна всем; его слова подействовали на воинов как звук сигнальной трубы.
Юлиан говорил:
«Храбрые и верные защитники моей личности и государства, вы, которые со мною вместе не раз подвергали опасности свою жизнь за благосостояние провинций. Трудное положение дел ставит меня в необходимость, раз вы твердым решением подняли вашего цезаря на высшую ступень власти, вкратце разъяснить некоторые вопросы, чтобы ввиду изменившегося положения дел, можно было принять правильные и осмотрительные меры. Едва войдя в годы юности, облеченный лишь для вида, как вы знаете, в пурпур, я был божеским изволением вверен вашей охране и никогда не отступал от велений долга. Вы меня видели вместе с собой в любых опасностях, когда дикие народы дали простор своей наглости и после разгрома городов и гибели бесчисленного множества людей оставшееся в живых население провинций, едва влача свое существование, томилось в несчастьях. После таких славных подвигов потомки будут славить ваши заслуги перед государством, думаю я, по всем народам, если в случае беды вы будете стоять всей силой вашей доблести за того, кого вы вознесли на высоту верховной власти.
А чтобы водворить правильный порядок, обеспечить за храбрецами в целости их награды и не допускать, чтобы почетные должности доставались по тайным проискам, вот что я постановляю перед лицом вашего почтенного собрания: ни гражданский чиновник, ни военный командир не получат повышения ни по какой иной рекомендации, кроме собственных заслуг, и каждый, кто позволит себе происки за кого-нибудь другого, потерпит посрамлением (Лмм. Марц. XX, 5, 3-7).
Приняв от воинов титул августа, Юлиан написал Констанцию:
«Воины, возбужденные сверх меры, собравшись ночью, окружили дворец с громкими возгласами «Юлиан Август!» Признаюсь, меня объял ужас. Я бросился прочь, искал спасения в молчании, скрываясь в отдаленных покоях моего дворца, пока это было возможно. Но когда больше уже тянуть с решением было нельзя, я вышел к воинам под прикрытием щита моей совести, если можно так сказать, и я встал так, чтобы все меня видели, надеясь, что сумею водворить спокойствие своим авторитетом и добрыми уговорами. Но они были разъярены до предела и дошли до того, что неоднократно бросались на меня, угрожая смертью, когда я пытался просьбами сломить их упорство. Наконец, я уступил, успокаивая себя сознанием того, что, если я буду убит, то кто-нибудь другой охотно провозгласит себя императором. Я согласился, надеясь утихомирить эту вооруженную стихию» (Амм. Марц. XX, 8, 8-10).
Далее в письме Юлиан писал Констанцию, что он по-прежнему будет подчиняться его приказам, и фактическое положение дел не изменится.
Однако Аммиан Марцсллин еще сообщает:
«К этому письму Юлиан присоединил другое, секретное, для тайной передачи Констанцию, заключавшее в себе порицания и едкие нападки. Получить точные сведения насчет его содержания я не имел возможности, а если бы она и была, то непристойно было бы разглашать это» (Амм. Марц. XX, 8, 18).
Пока Юлиан раздумывал, не двинуться ли ему войной против Констанция, аламанны под предводительством своего властителя Вадомария напали на римские владения. Юлиану пришлось вступить с ними в борьбу.
С аламанном Вадомарием Констанций II ранее заключил мир. Молва утверждала, что теперь Вадомарий начал войну по тайному наущению Констанция, чтобы задержать Юлиана в Галлии.
Вадомарий был человеком ловким и хитрым, впоследствии он поступил на службу к римлянам и управлял Финикией. В тайном письме к Констанцию он писал: «Твоего цезаря еще не вышколили». А в письмах к Юлиану он титуловал его владыкой, августом и богом (см.: Амм. Марц. XXI, 3).
Юлиан сумел хитростью захватить Вадомария и, не упрекнув его ни одним слоном, выслал в Испанию. Аламанны были усмирены; некоторые погибли в бою, часть уцелевших Юлиан взял на службу в римские войска, а остальных отпустил на волю.
Отношения с Констанцисм оставались натянутыми, и сам Юлиан в письме к Филиппу определил их как «волчья дружба» (см.: Имп. Юл. 23(40). Поэтому после усмирения аламаннов Юлиан решил открыто начать борьбу с соперником и отдал споим войскам приказ вступить в Панно-нию для того, чтобы захватить Дакию. «Двинув армию в поход, он бросился навстречу превратностям судьбы» (Амм. Марц. XXI, 5).
После внезапной смерти Констанция Юлиан легко овладел властью, расправился с бывшими приверженцами покойного императора, одних покарав справедливо, а других — нет. Всех евнухов, брадобреев, поваров и прочую паразитическую прислугу императорского дворца Юлиан разогнал, предоставив им убираться на все четыре стороны (см.: Амм. Марц. XXII, 4).
«Возгордившись удачами, Юлиан чувствовал себя как бы сверхчеловеком. Он счастливо вышел из длинных опасностей, и, казалось, сама Фортуна с рогом изобилия в руках оказывала всевозможное благоволение и сулила славу ему, спокойно властвовавшему над римским миром. К прежним его победам добавила она то благо, что, когда он стал единодержавным повелителем империи, ему не пришлось бороться с внутренними врагами, а ни один варварский народ не вышел за пределы своей территории. Все народы со свойственной людям страстью корить прошлое за грехи и обиды единодушно слагали ему хвалу» (Амм. Марц. XXII, 9, 1).
В историю Юлиан вошел с прозвищем Отступник, так как сделал серьезную попытку отвратить Римскую империю от христианства.
«Он издал ясные и определенные указы, разрешавшие открыть храмы, приносить жертвы и восстановить культы богов. Чтобы придать большую силу своим распоряжениям, он созвал во дворец христианских епископов, пребывавших в раздоре друг с другом, и народ, раздираемый ересями, и в дружественном тоне стал уговаривать их предать забвению свои распри, чтобы каждый, не подвергаясь опасности, исповедовал ту религию, какая ему нравится. Он особенно настаивал на этом, рассчитывая на то, что свобода вероисповедания приведет к увеличению религиозных раздоров, и тогда не надо будет бояться единодушия простого народа. Он знал по опыту, что дикие звери не проявляют такой ярости, какую проявляет большинство христиан в своих внутрирелигиоз-ных разногласиях» (Амм. Марц. XXII, 5, 2—4).
Христиан Юлиан не преследовал, но запретил риторам и учителям, которые были приверженцами христианства, заниматься педагогической деятельностью (см.: Амм. Марц. XXIII, 4, 20).
Юлиан стремился соединить философию с древней религией, придать языческим культам особую организацию и создать нечто вроде языческой церкви, которая была бы способна конкурировать с христианской церковью, он как будто опасался, что христианство со временем может стать соперником императорской власти.
Но язычество к середине IV в. уже в значительной мере изжило себя. То, что прежде представлялось важным и существенным, теперь стало казаться ненужным и даже смешным. Аммиан Марцсллин, хотя и оставался язычником, вскользь отмстил это:
«Прозвали Юлиана не почитателем богов, а прислужником жреца, так как многие высмеивали его частые жертвоприношения. Эти насмешки попадали в цель, ибо он, желая выставить напоказ свое усердие, сам носил вместо жрецов священную утварь и совершал моления, окруженный толпою женщин. И хотя все это возбуждало его негодование, он, однако, молчал, сдерживая спой гнев, и продолжал совершать религиозные церемонии» (Амм. Марц. XXII, 14, 3).
В 363 г. в походе против персов Юлиан скончался от раны. Сохраняя полное спокойствие духа, в предсмертном слове он сказал, что не скорбит о своей безвременной кончине, так как разделяет убеждение философов, что дух выше тела: «С благодарностью склоняюсь я пред вечным богом за то, что покидаю земной мир не как жертва тайных козней, не вследствие жестокой и продолжительной болезни, умираю не смертью приговоренного к казни, а ухожу в расцвете моей славы. Из осторожности я не называю имя наследника моей власти. Как честный сын отечества я хочу, чтобы после меня нашелся хороший правитель» (Амм. Марц. XXV, 3, 15-20).
Аммиан Марцсллин в заключение пишет о Юлиане:
«Казалось, некая счастливая звезда сопровождала этого молодого человека от его благородной колыбели до последнего его дыхания. Быстрыми успехами в гражданских и военных делах он так отличился, что за мудрость его почитали вторым Титом, славою военных деяний он уподобился Трая-ну, милосерден был, как Антонин Пий, углубленностью в истинную философию был сходен с Марком Аврелием, дела и нравственный облик которого он почитал своим идеалом» (Амм. Марц. XVI, 1, 4).
После смерти Юлиана христианство снова взяло верх над язычеством, и фанатики-христиане принялись яростно громить и жечь языческие святыни в Дамаске, Эфесе, Карфагене и Александрии, но в городе Риме они не посмели ничего разрушить.

Использованы материалы книги: Федоровой Е.В. Императорский Рим в лицах. Ростов-на-Дону, Смоленск, 1998.


ART RESOURCE/Giraudon  

ЮЛИАН (Flavius Claudius Julianus) (332–363), полное имя Флавий Клавдий Юлиан, римский император, вошедший в историю как Отступник (греч. «Апостат»), как назвали его христиане за попытку вернуть Римскую империю к языческой религии. Юлиан – сын Юлия Констанция, сводного брата Константина Великого. Племянник Константина Юлиан являлся возможным претендентом на престол, в особенности после того, как в 337, во время беспорядков и интриг, последовавших за смертью Константина, его отец и другие родственники были убиты. Император Констанций II относился к Юлиану с подозрением, в 345 вместе со сводным братом Констанцием Галлом он был сослан в Мацелл (Каппадокия). В 350 Констанций назначил Галла цезарем, т.е. младшим соправителем, на Востоке, но в 354 Галл был смещен и казнен. Происки окружения Констанция заставляли Юлиана постоянно опасаться за свою жизнь, однако ему покровительствовала императрица Евсевия, и в 355 Юлиана вызвали в столицу, чтобы женить на сестре императора Елене и назначить цезарем.

Юлиана тут же послали в Галлию, чтобы вернуть провинцию, подвергшуюся набегам франков и алеманнов, под власть Империи. Юлиан с рвением принялся за дело, избранная им тактика была разумна и эффективна, но ему мешали происки военачальников, вначале Марцелла, а затем сменившего его Барбатиона. Война шла главным образом на территории современного Эльзаса и по берегам Рейна. В 356 Юлиан отвоевал Колонию Агриппину (совр. Кёльн), но был осажден в Агединке (совр. Санс). В 357 ему пришлось отражать алеманнов, прорвавшихся к Лугдуну (совр. Лион), но позднее он успешно сразился с ними на Рейне и принудил их заключить перемирие. В 358 Юлиан очистил от захватчиков Нижнюю Германию, а в следующем году напал на алеманнов на их собственной территории и продвинулся до Могонтиака (совр. Майнц). В 360 Юлиан направил Лупицина в Британию, чтобы предотвратить вторжение с севера пиктов и скотов.

В этот момент Констанций, намеревавшийся начать кампанию на Востоке, а также опасавшийся роста мощи своего младшего соправителя, потребовал у Юлиана отборные части галльской армии. Вначале Юлиан занял выжидательную позицию, но, поскольку Констанций настаивал на своем, легионеры провозгласили Юлиана августом. Предложения Юлиана о полюбовном соглашении Констанций отверг, заключил мир с Персией и возвратился в Антиохию. Гражданская война казалась неминуемой. Юлиан решил упредить противника и в 361 сам двинулся на Восток, но в ноябре пришло известие о том, что Констанций умер, назначив его своим преемником.

Юлиан пробыл императором 20 месяцев. Во внутренней политике Юлиан стремился к соблюдению законности и ограничению власти продажных придворных клик. В историю он вошел прежде всего своей попыткой реставрации язычества. Философия Юлиана – культ Солнца в рамках мистического неоплатонизма. Юлиан высоко ценил в христианстве филантропическую струю и надеялся обогатить ею свое реформированное язычество. Он не подвергал христиан суровым преследованиям, но лишил их императорского покровительства и запретил учительствовать в области свободных искусств. Однако, вообще говоря, отступничество Юлиана оставалось его личным делом, поскольку он не нашел поддержки в кругах римской аристократии. Кроме того, Юлиан покровительствовал евреям и пытался восстановить в Палестине еврейскую общину. Он даже приступил к воссозданию Храма (возможно, в пику христианству).

Вскоре Юлиан начал подготовку к кампании против персов. В начале 363 он отказался принять персидских послов и с очень значительными силами выступил из Антиохии на Карры, а затем двинулся вниз по Евфрату, одновременно послав Прокопия с войском вниз по течению Тигра. С армией и флотом Юлиан успешно оставил позади каналы Месопотамии, а затем одержал здесь победу у ворот Ктесифона, но города не взял. Прождав напрасно Прокопия, который так к нему и не присоединился, Юлиан сжег свой флот и двинулся обратно по течению Тигра. Персы преследовали его, и в одном из боев Юлиан погиб, возможно, от копья, брошенного своим же воином (надо понимать, христианином). Преемника Юлиан назначить не успел, и на его место был избран Иовиан, христианин умеренных взглядов. Начатая столь дерзновенно кампания обернулась катастрофой. Попытка искусственно насадить язычество не удалась, и вскоре, при Феодосии Великом, оно было официально запрещено.

Юлиан известен также как писатель. Его религиозные трактаты привлекают прежде всего своей искренностью. От трактата Против галилеян (так Юлиан называл христиан) в 3 книгах сохранились лишь отрывки в сочинениях полемизировавшего с ним Кирилла Александрийского (почти полностью восстанавливается I книга). Большой проникновенностью и глубиной чувства отличаются составленные в форме речей философско-религиозные трактаты Юлиана К царю Солнцу и К Матери богов. Им написан также небольшой диалог О цезарях, где он в стиле Лукиана с изрядным остроумием и злобой нападает на некоторых своих предшественников на троне, причем особенно достается Константину Великому. В высшей степени ироничен Мисопогон (Бородоненавистник), являющийся ответом Юлиана жителям Антиохии (в массе своей христианам), высмеивавшим его «философскую» бороду. Юлиан критикует здесь себя за аскетизм и благочестие, а антиохийцев превозносит за изнеженность, роскошь и распущенность.

Использованы материалы энциклопедии "Мир вокруг нас".


Юлиан Флавий Клавдий (Flavius ClaudiusJulianus, греч. …) (331, Константинополь — 26 июня 363, Месопотамия, погребен в Тарсе) — римский император, племянник Константина Великого, за обращение из христианства в язычество получил у церковных историков прозвище Отступник (…). В 355—367 в ранге цезаря в Галлии побеждает франков и алеманнов. В 360 солдаты провозглашают его «августом». В 361 после внезапной смерти императора Констанция признан единодержавным императором. В 363 умирает от раны, полученной во время военных действий против Персии. Его сочинения — речи, гимны, беседы, письма. Воспитатели Юлиана — Евсевий, епископ арианского толка, и евнух Мардоний, эллинизированный скиф, прививший ему любовь к греческой языческой культуре. Юлиан учился у риторов Константинополя, в Никомедии слушал знаменитого Либания, позднее стал учеником Эдесия и вошел в круг последователей Ямвлиха — представителей Пергамской школы неоплатонизма, из которых на него особенное влияние оказал Максим Эфесский. В 355 с образовательными целями посетил Афины и был посвящен в Элевсинские мистерии. Став императором в 361 и стремясь быть «философом на троне», предпринял попытку возродить языческий политеизм в качестве новой государственной религии, упорядочив его средствами неоплатонической философии. При этом Юлиан избегал прямого преследования христиан, проводил политику веротерпимости, надеясь разгромить христианство идейно. Восстанавливая старые культы, он считал необходимым создать иерархию жречества по типу христианской церкви, намеревался разработать символику и догматику новой религии и на основе неоплатонизма построить ее теологию. Различая, по образцу Ямвлиха, миры умопостигаемый, мыслящий и чувственный, Юлиан средоточием каждого из них считал бога-солнце; солнце чувственного мира было для него только отражением солнца умопостигаемого мира.

Ю. А. Шичалин

Новая философская энциклопедия. В четырех томах. / Ин-т философии РАН. Научно-ред. совет: В.С. Степин, А.А. Гусейнов, Г.Ю. Семигин. М., Мысль, 2010, т. IV, с. 491.


Далее читайте:

Философы, любители мудрости (биографический указатель).

Римские императоры (биографический указатель в хронологическом порядке).

Византия (краткая справка).

Хронологические таблицы и по векам - | IV | V | VI | VII | VIII | IX | X | XI | XII | XIII | XIV | XV |  

Константинопольские патриархи (биографический справочник).

Сочинения:

Juliani imperatoris quae supersunt, rec. F. C. Hertlein, t. 1—2. Lipsiae, 1875—76:

Oeuvres completes. P., I, 1. Discours, I, 2.

Lettres et fragments, texte et. et trad, par J. Bidez, 1924—1932; И, 1,

Discours, texte et. et trad, par G. Rochefort, 1963; 11, 2,

Discours, par C. Lacombrade, 1964;

Письма, пер. Д. E. Фурмана,— «Вестник древней истории», 1970, № 1-3.

Сочинения в рус. пер.; Письма, "Вестник древней истории", 1970, № 1-3.

Литература:

Аверинцев С. С. Император Юлиан и становление «византинизма».— В кн.: Традиция в истории культуры. М., 1978, с. 79—84;

Розенталь Н.Н. Юлиан Отступник. Трагедия религиозной личности. Пг., 1923

Император Юлиан. Письма. – Вестник древней истории, 1970, № 1–3

Лосев А.Ф. История античной эстетики. Последние века, кн. 1–2. М., 1988

Юлиан. Против христиан. (Отрывки). – В кн.: Ранович А.Б. Первоисточники по истории раннего христианства. М., 1990

Геродиан. История императорской власти после Марка. СПб, 1995

Bidez J. La Vie de l'Empereur Julien. P., 1930;

Leipoldl J. Der romische Kaiser Julian in der Religionsgeschichte. В., 1964;

Bowersock G. W. Julian the Apostate. Cambr. (Mass.), 1978;

Bouffartigue J. L'empereur Julien et la culture de son temps. P., 1992.

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС