I Романовские чтения
       > НА ГЛАВНУЮ > РУССКОЕ ПОЛЕ > РОМАНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ >

ссылка на XPOHOC

I Романовские чтения

2009 г.

РУССКОЕ ПОЛЕ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

ХРОНОС:
В Фейсбуке
ВКонтакте
В ЖЖ
Twitter
Форум
Личный блог

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ХРОНОС. Всемирная история в интернете

I Романовские чтения

Палюлина И. А. , к.и.н. (Кострома)

Учредительное собрание в истории провинции (на материалах Верхневолжских губерний)

В российской истории начала XX века в политической борьбе против самодержавия широкое распространение получает лозунг созыва Учредительного собрания – представительного учреждения, предназначенного для установления формы правления и выработки конституции. После Февральской революции с ним связываются надежды на радикальную демократизацию общества, справедливое решение коренных политических задач и социально-экономических проблем. В своем отречении Михаил Романов просит «всех граждан державы Российской подчиняться Временному правительству впредь до того, как... Учредительное собрание своим решением об образе правления выразит волю народа».1 Немедленная подготовка к созыву провозглашается первейшей задачей властей.

В конце мая под председательством члена ЦК кадетской партии Ф.Ф. Кокошкина начинает свою работу Особое совещание по разработке проекта «Положения о выборах». 7 августа для обеспечения технической подготовки и общего руководства избирательной кампанией создается Всероссийская Комиссия по делам о выборах в Учредительное собрание (Всевыборы), возглавил которую кадет Н. Н. Авинов. Временное правительство назначает дату выборов – 12 ноября 1917 года.

Кокошкин Федор Федорович

Ф.Ф.Кокошкин.

Получив необходимые инструкции из центра, местные власти приступили к формированию органов управления выборным производством. Избирательным округом считалась губерния. Были созданы Владимирская (1 сентября), Костромская (31 августа) и Ярославская (21 сентября) Окружные комиссии (Оквыборы). Их возглавили соответственно: председатель губернского исполнительного комитета и губернской земской управы, эсер Н. В. Макеев, председатель губернской земской управы, В. А. Дмитриев и присяжный поверенный Н. А. Морев.2 Этими учреждениями были сделаны распоряжения об открытии уездных (Увыборы) и городских (Горвыборы) комиссий, которые, в свою очередь руководили образованием участковых в срок до 2 ноября.3 Уездные и городские объединения обязательном порядке вели журналы заседаний и предоставляли их копии в Оквыборы, два раза в неделю отчитывались перед последними о ходе работ по выявлению количества избирателей, места проведения выборов, распределении соответствующей местности на участки и т. п., а также посылали образцы всех выпускаемых объявлений.4

Губернские комиссары Временного правительства обращались ко всем должностным лицам, общественным и правительственным учреждениям с просьбой оказывать комиссиям всяческое содействие, а уездным комиссарам без задержек и в срочном порядке исполнять поручения Увыборы по доставке в волости необходимой документации. Каждая комиссия обязана была установить ежедневные приемные часы для консультаций населения и приема жалоб.5 Для всемерного просвещения рекомендовалась различная литература, своеобразные пособия для избирателя, при чем указывалось, кому и что читать, в зависимости от социального положения и образования.6

Первоначально основной заботой местных властей являлось составление списков избирателей, которое возлагалось на городские, поселковые и волостные земские управы или заменяющие их учреждения.7 «Владимирская жизнь» сообщала, что в день в городскую комиссию поступает до ста жалоб на невнесение в списки или о каких-либо ошибках в них, иногда, заявления подают целые кварталы.8 Но не все избиратели отличались подобной сознательностью, «Шуйские известия», например, отмечали, что срок проверки истекает, а граждане не очень-то активно идут в соответствующие комиссии, обнаруживая не больший интерес к Учредительному собранию, чем к городским выборам.9

Пресса вообще очень живо откликалась на все предвыборные мероприятия. Со страниц газет в октябре-ноябре не сходила разнообразная информация об избирательной кампании: сообщения о собраниях и лекциях, о месте нахождения избирательных комиссий и участков, партийная агитация, призывы к гражданам о необходимости проверки избирательных списков и т. п. Считалось, что печатное слово особенно дорого для каждого грамотного гражданина накануне выборов во Всероссийское Учредительное собрание.10

Во Владимирской и Ярославской губерниях списки избирателей были вывешены лишь к 10 октября и только в Костромской – точно в срок (3 октября). Хотя и оттуда во Всевыборы поступали сведения о том, что в большей части округа ощущается недостаток опытных специалистов, а распутица задерживает ход выборов, к тому же, выяснение рода занятий избирателей занимает слишком много времени.11 Ярославская Оквыборы сообщала, что нет ни технических, ни материальных средств, ни опытных работников, а, следовательно, и никакой надежды провести выборы в срок.12

Еще одной проблемой, с которой столкнулись комиссии, являлось вручение именных удостоверений и избирательных записок гражданам. Сами они, несмотря на многочисленные призывы, совсем не торопились что-либо получать, поэтому земские управы нанимали специальных курьеров, дабы разнести всю необходимую документацию по домам. Удостоверения выдавались лично и по доверенности, записки могли просто оставляться членам семей. В крайнем случае, все это можно было получить во время выборов.13 И, все-таки, 11 ноября костромская газета «Поволжский вестник» сетовала на то, что вследствие спешности работ и небрежности некоторых исполнителей, многие избиратели так и не получили удостоверений, или же на них отсутствовала подпись члена управы, что могло «вызвать их недействительность». Поэтому «Вестник» призывал исправить все ошибки «сегодня до 12 часов ночи».14 Автор одной из статей осуждал неторопливость граждан в этих вопросах, предупреждал их, что потом придется длительное время стоять в очередях, а рассуждения о том, что их голос не решит исход выборов, по его мнению, являются преступлением. «Проснитесь, не губите Родину!» – взывал он.15

Другой заботой Оквыборы являлись кандидатские списки. Во Владимире и Ярославле в выборной гонке приняло участие по семь партий и организаций, в Костроме – только пять. Во всех губерниях были выставлены списки эсеров (ПСР) в блоке с советом крестьянских депутатов, кадетов (ПНС), большевиков (РСДРП(б)) и меньшевиков. Кроме того, во Владимирской и Ярославской в кампании приняли участие народные социалисты (энесы). Во Владимирской о своем участии заявили также кооператоры и «Возрождение свободной России», в Костромской – объединенное духовенство и миряне епархии, в Ярославской – блок промышленников, торговцев, ремесленников и землевладельцев и Союз земельных собственников. И это только те, что были зарегистрированы. Свое желание участвовать в кампании выразило гораздо большее количество претендентов.

Во Владимире своих кандидатов выставляло еще пять групп крестьян, но они не удовлетворяли законным требованиям (не было двух копий списка, не указано имя, отчество, возраст, местожительство кандидатов, не приложено подтверждение их согласия) и, поэтому отклонялись.16 Оквыборы сообщала, что списки подавались и после 13 октября – официального срока завершения их принятия к рассмотрению.17 По аналогичным причинам в Костроме не публиковались перечни девяти крестьянских объединений, а также список Торгово-промышленного союза из-за отсутствия согласия выставленного кандидатом министра торговли и промышленности А. И. Коновалова.18 В Ярославскую комиссию поступило несколько заявлений об одиночных кандидатах. В их числе – шесть от служащих железнодорожной станции Ростова, которые выставляли претендентами своих коллег, но не собрали достаточного количества автографов. Направлялись в Оквыборы и приговоры сельских обществ, но, по различным поводам не были утверждены.19

Исходя из численности населения, Владимирская губерния избирала девять, Костромская – восемь, а Ярославская – шесть депутатов Учредительного собрания. Кандидатами выставлялись, соответственно, 81, 51 и 48 человек, словом, было из кого выбрать. Интересно то, что лишь очень небольшую часть из них (10, 12 и 13 человек) составляли крестьяне, рабочие и солдаты. Но и они, в большинстве своем, широко занимались разнообразной общественной и партийной работой, поэтому, скорей всего, уже не являлись «чистыми» представителями своего социального слоя.20

Несмотря на сложную внутриполитическую ситуацию в стране, голод, забастовки, дальность расстояний между губернскими центрами и отдельными уездами и волостями, бездорожье, нехватку транспорта, частое отсутствие финансирования местных комиссий из центра, заставлявшее их брать кредиты у земских и городских управ, местные власти сделали все возможное и необходимое для того, чтобы выборы состоялись.

В целом губернии Верхнего Поволжья избрали 23 депутата Учредительного собрания, в том числе, 12 представителей левых социал-демократов, 9 эсеров, 1 левого эсера, 1 кадета. Членами Учредительного собрания по Владимирской губернии стали:

от большевиков – лидеры местной организации Н. А. Жиделев, А. С. Киселев, И. Е. Любимов, В. Н. Наумов, члены Московского областного бюро РСДРП(б) – Г. И. Ломов-Оппоков, М. В. Фрунзе;

от эсеров – представительница левого крыла, член ЦК М. А. Спиридонова, а также губернские деятели партии и СКД Ф. А. Соколов, Н. В. Макеев;

по Костромской:

от ПСР - крупный ученый-экономист Н. Д. Кондратьев, лидеры губернских эсеров С. М. Лотошников и Н. А. Козлов, а так же крестьянин, председатель ИК Нерехтского СКД, И. П. Мальцев;

от РСДРП(б) – бывший меньшевик-интернационалист, член ИК Петросовета, Ю. Ларин (М. А. Лурье), местные партийные и советские работники С. С. Данилов, Д. П. Малютин, Н. П. Растопчин;

по Ярославской:

от эсеров – кооператор, член ИК Всероссийского СКД В. А. Кильчевский, секретарь Совета Республики М. В. Вишняк, крестьянин, член Президиума губернского СКД Ф. П. Большаков;

от большевиков – известные представители ЦК А. М. Коллонтай и А. И. Рыков;

от кадетов – предприниматель, министр торговли и промышленности, заместитель председателя Временного правительства, член Совета Российской республики А. И. Коновалов.

В Костромском и Ярославском округах результаты выборов отражали общероссийские тенденции с некоторым усилением большевиков. На Владимирской земле установился иной расклад сил и РСДРП(б) в 1,7 раза превзошла ПСР, подтвердив, таким образом, что губерния по праву входит в состав цитадели большевизма – Центрального промышленного региона, что не смогли сделать другие представители Верхнего Поволжья. Эсеровская популярность достигла максимума в Костромском округе, кадетская, меньшевистская, энесовская – в Ярославском.

В основном, проявлялась следующая тенденция: земледельческие уезды поддержали ПСР, промышленные и отходнические, а также рабочие районы и гарнизоны – РСДРП(б), непролетарское городское население – ПНС. При чем популярность последних двух партий со времени последних выборов возросла, а эсеров снизилась. Деревня, что было заметно и в общероссийском масштабе, голосовала активней города, прежде всего потому, что ждала от Учредительного собрания справедливого разрешения земельного вопроса, поскольку массированная агитация, прежде всего, эсеров убедила ее в этом. Вторым фактором являлась общинная психология, привычка действовать «всем миром»21, на сходах принимались решения, за кого голосовать, которые позже четко воплощались в жизнь. Несмотря на многочисленные предупреждения о том, что деревня с марта 1917 г. устала постоянно выбирать в какие-нибудь советы, комитеты, управы и земства и не станет участвовать в голосовании, прогноз не оправдался, и именно сельская местность подала пример горожанам в смысле гражданской сознательности. В городе был выше не только абсентеизм, но и разброс политических симпатий, в чем проявлялась его разнородность, наличие множества слоев и групп имевших разные цели и задачи.

5 января 1918 года в Петрограде состоялось первое и последнее заседание Учредительного собрания. Известия о его роспуске в губерниях Верхнего Поволжья были получены не сразу, например, в Костроме лишь 9 января, а в отдаленных районах намного позднее.22 Эта новость была воспринята неоднозначно. Большевики считали, что, совершив это, советская власть спасла дело мировой революции, и было немало положительных откликов на это событие. В первую очередь, от советов, комитетов РСДРП(б), рабочих организаций, ряда крестьянских сходов.

Печатались обращения к населению, в них говорилось, что международная буржуазия стремится задушить русскую революцию. А Собрание – маска, под которой выступают все враги трудового народа, чтобы «совершить свой кровавый налет, ограбить рабоче-крестьянскую Русь и отдать ее на новые муки капиталистическому строю». В качестве примера приводился самарский Комуч, восстановивший на своей территории все старые порядки.23, Учредительное собрание называлось «подтасованным народным представительством, претендующим быть хозяином земли русской», считалось, что за него выступают лишь помещики, фабриканты, заводчики и «прочие мародеры».

В губерниях Верхнего Поволжья имелось и немало противников роспуска. В первую очередь ими являлись органы местного самоуправления. Костромская городская Дума рассматривала акт разгона, как преступление против воли народа и считала, что это учреждение - единственный путь спасения и возрождения страны. Данная резолюция принадлежала перу эсеров и меньшевиков, альтернативная, предложенная РСДРП(б), признавала разгон неизбежным следствием развивающейся классовой борьбы. Большинством в два голоса при одном воздержавшемся было принято первое постановление.24

Кроме городских дум и земств и ряда социально-профессиональных организаций в поддержку Собрания высказывались и представители оппозиционных партий. Одна из прокламаций костромских меньшевиков призывала «все живое в стране, и, прежде всего, весь рабочий класс и армию стать с оружием в руках на защиту власти народной в лице Учредительного собрания».25

Первого мая 1918 года костромские меньшевики пришли на демонстрацию с лозунгами, посвященными Учредительному собранию. Возникла паника, но порядок быстро восстановили. Меньшевики покинули центральную площадь. Шествие продолжалось под лозунгами: «Долой контрреволюцию!», «Да здравствует рабоче-крестьянская советская власть!». «Правда» сообщала об этом событии как о крупной победе местных большевиков.26

В конце мая, по некоторым заводам города прокатилась волна забастовок на продовольственной почве с призывами: «Вся власть Учредительному собранию!», «Свобода торговли!», «Отмена хлебной монополии!». Подобные выступления имели место и в уездах. Сообщения о поддержке Собрания поступали с мест и в июле и в августе 1918 г.27

В ответ на майские стачки костромская «Советская газета» 25 мая напечатала статью, в которой в частности, говорилось: «Пусть не надеются товарищи, что их хлебом накормит Учредилка. Оттого, что она соберется, манна небесная в рабочие кварталы с неба не посыплется, останется все тоже, что есть, даже хуже. Если рабочие хотят Учредилки, - продолжал автор, - это значит, что они хотят нашим хлебом накормить войска союзников, которые к нам придут, и увеличить голодный кризис. Союзные войска будут есть наш хлеб, при их помощи буржуазия сожмет в бараний рог рабочих и крестьян и заткнет им рот, но не хлебом, а свинцом. Вот что значит Учредилка и свободная торговля хлебом»28 - резюмировалось в заключении.

Крестьянские выступления, имевшие место, например, в Костромской  губернии летом 1918 г. так же были связаны с защитой Учредительного собрания.

Таким образом, из губерний Верхнего Поволжья поступали довольно разнообразные отклики на разгон. Но общая ситуация не менялась. Те, кто проиграл с роспуском Собрания: представители местного самоуправления, оппозиционных партий и других, не поддерживающих большевиков организаций очень резко критиковали новое правительство. Те, кто, наоборот, получил власть, прежде всего, сторонники РСДРП(б) и советские работники приветствовали решения ВЦИК и СНК. Настроения рядовых граждан, их политические симпатии были неустойчивы и во многом зависели от способности или неспособности нового руководства улучшить их положение. С ухудшением экономической ситуации усиливался поиск альтернативных путей развития и лозунг Учредительного собрания получал новый импульс.

Оппозиционная пресса считала, что русский народ ничем не ответил на смерть своей многовековой, светлой мечты и надежды только потому, что не понял произошедшего на его глазах. Возможно, он считал, что ничего не потерял с роспуском Собрания, а даже выиграл и теперь быстрее получит все, что желает, но это не так. Считалось, что создалось такое положение, при котором закону подчиняются только в случае собственной выгоды. Конечно, большевики могут силой заставить всех слушать себя, но будет ли их власть прочной, ведь на штыках и дубинах долго не просидишь. Далее следовал призыв объединяться в Учредительном собрании, иначе в разрухе погибнут все завоевания революции.29 Время шло, Россию захлестнули другие проблемы, и идея Учредительного собрания отодвигалась все дальше и дальше.

 

Примечания

[1] Государственный архив новейшей истории Костромской области (ГАНИКО). Ф.383.Оп.2.Д.29.Л.32.

2 Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 1810. Оп. 1. Д. 161.  Л. 11.; Воля народа (Кострома). – 1917, 1 октября; Государственный архив Ярославской области (ГАЯО). Коллекция листовок. - №271.

3 ГАРФ. Ф. 1810. Оп. 1. Д. 161.  Л. 7.; ГАЯО. Ф.1167. Оп.2. Д.44. Л.17.

4 Известия Владимирского временного исполнительного комитета. – 1917, 6 сентября; ГАЯО. Ф.1167. Оп.2. Д.44. Л. 9 об.

5 Известия Владимирского временного исполнительного комитета. – 1917, 29 сентября; ГАЯО. Ф.1167. Оп.2. Д.44. Л. 17.

6 Голос народа. (Владимир).  – 1917, 19 сентября.

7 ГАРФ. Ф. 1810. Оп. 1. Д. 258.  Л. 9.

8 Владимирская жизнь. – 1917, 17 сентября.

9 Шуйские известия. – 1917, 7 октября.

10 Галичанин. – 1917, 1 октября.

11 ГАРФ. Ф.1810. Оп.1. Д.88. Л.1об, 44; Д.258. Л.4.

12 Там же. Д.88. Л.90.

13 Там же. Д.160. Л.79; Свободное слово. (Ярославль). – 1917, 7,  12 ноября; Рыбинец. – 1917, 12 ноября; Иваново-Вознесенск. – 1917, 29 октября; ГАЯО. Коллекция листовок. - №374.

14 Поволжский вестник. (Кострома). – 1917, 11 ноября.

15 Свободное слово. – 1917, 11 ноября.

16 ГАРФ. Ф.1186. Оп.1. Д.65. Л.112.

17 Там же. Ф.1810. Оп.1. Д.161. Л.22.

18 Там же. Д.258. Л.18.

19 Народное дело. (Ярославль).  – 1917, 14 октября.

20 См.: Протасов Л.Г. Всероссийское Учредительное собрание: история рождения и гибели. - М.: РОССПЭН, 1997. - С. 182; Шуйские известия. – 1917, 21, 22, 24, 25 октября; Ростовские известия. – 1917, 11 ноября; Народное дело (Ярославль). – 1917,  20 октября; Свободное слово. – 1917, 7, 9, 25 ноября; Рыбинский рабочий. – 1917, 4 ноября; Варнавинец. – 1917,1 ноября; Воля народа. – 1917, 26 октября.

21 См.: Протасов Л.Г. Всероссийское Учредительное собрание… - С. 198.

22 ГАНИКО. Ф.383. Оп.2. Д.31. Л.2.

23 ГАЯО. Коллекция листовок. - №87.

24 ГАНИКО. Ф.383. Оп.2. Д.35а. Л.14.

25 Там же. Оп.1. Д.33. Л.18.

26 Помбрак Л.А., Синяжников М.И. Костромские большевики в борьбе за власть Советов. - Кострома, 1957. - С.66; ГАНИКО. Ф.383. Оп.2. Д.35а. Л.99.

27 1918 год в Иваново-Вознесенской губернии. – С.75, 111, 216, 230.

28 ГАНИКО. Ф.383. Оп.3. Д.18. Л.83-84.

29 Мысль. (Владимир). – 1918, 26 января.

I Романовские чтения. История Российской государственности и династия Романовых: актуальные проблемы изучения. Кострома. 29-30 мая 2008 года.


Далее читайте:

Кострома, центр Костромской обл. Расположена на Костромской низменности.

Кадеты (Конституционно-демократическая партия)  (справочная статья).

А. Тыркова-Вильямс. Кадетская партия. (Тыркова-Вильямс А. На путях к свободе, 2-е изд. Лондон, 1990. С. 388-415.)

Члены Всероссийского Учредительного Собрания (биографический указатель).

Комитет Членов Учредительного собрания (КОМУЧ) - правительство, созданное в Самаре 8 июня 1918 г.

Исполнительная комиссия частного совещания бывших членов Всероссийского Учредительного Собрания (Париж, 1921-1922).

Источники и литература по истории Всероссийского учредительного собрания.

В.Б. Румянцев. Россия, которой не стало, потому что никогда не было. К очередной годовщине разгона Учредительного собрания.

Палюлина И.А. Программа и тактика конституционно-демократической партии на выборах в Учредительное собрание в 1917 г. (на материалах губерний Верхнего Поволжья). II Романовские чтения. Центр и провинция в системе российской государственности: материалы конференции. Кострома, 26 - 27 марта 2009 года / сост. и науч. ред. А.М. Белов, А.В. Новиков. - Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасова. 2009.

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС