Станислав Плутенко
         > НА ГЛАВНУЮ > РУССКОЕ ПОЛЕ > МОЛОКО


МОЛОКО

Станислав Плутенко

2009 г.

МОЛОКО



О проекте
Редакция
Авторы
Галерея
Книжн. шкаф
Архив 2001 г.
Архив 2002 г.
Архив 2003 г.
Архив 2004 г.
Архив 2005 г.
Архив 2006 г.
Архив 2007 г.
Архив 2008 г.
Архив 2009 г.
Архив 2010 г.
Архив 2011 г.
Архив 2012 г.
Архив 2013 г.


"МОЛОКО"
"РУССКАЯ ЖИЗНЬ"
СЛАВЯНСТВО
"ПОЛДЕНЬ"
"ПАРУС"
"ПОДЪЕМ"
"БЕЛЬСКИЕ ПРОСТОРЫ"
ЖУРНАЛ "СЛОВО"
"ВЕСТНИК МСПС"
"ПОДВИГ"
"СИБИРСКИЕ ОГНИ"
РОМАН-ГАЗЕТА
ГАЗДАНОВ
ПЛАТОНОВ
ФЛОРЕНСКИЙ
НАУКА

Станислав Плутенко:

«Модели для моих картин – близкие мне люди»

Станислав Плутенко.

Иногда я мысленно возвращаюсь к творчеству Станислава Плутенко, и на душе тепло – от того, что такой художник есть на свете. В его творчестве сочетаются прекрасная школа, не кричащая, но очень ясно очерченная индивидуальность, ирония, серьёзность и романтизм.

Мой вкус разделяют многочисленные поклонники творчества Станислава по всему миру - большая часть работ мастера находится в галереях и частных коллекциях Великобритании, Германии, Канады, Монако, США, Финляндии, Франции, Швейцарии, Швеции и др.

А впервые о Плутенко я услышала от Александра Новикова, художника издательства «Эксмо» - дизайнерская работа по оформлению журналов, книг, СD тоже не чужда Станиславу Владимировичу. Но всё-таки главное – это живопись. Мои любимые работы у Плутенко – «В огонь», диптих «Парящие», «Купальщицы. Замбези», «Паровозный тупик», «Остров «Москва», «Втайне примеряя украшения» и многие другие… Я попросила Станислава Плутенко ответить на несколько вопросов.

Станислав ПЛУТЕНКО. Каирский вокзал.

- Начнём с простого и, может быть, самого сложного: как и когда Вы поняли, что будете художником? Вы ни на кого не похожи - это было сознательной целью вашего творческого пути, или эти качества раскрылись «сами собой», в процессе работы?

- Все, наверное, идет с детства… Когда, зайдя в Третьяковскую галерею, я буквально остолбенел от работ Репина, Серова и особенно от Верещагина (его картина «Апофеоз войны» произвела на меня неизгладимое впечатление) и услышал горькое восклицание моего отца: «Да-а-а-а, умели же писать парни!». Я понял, что, видимо, СЕЙЧАС «они» не умеют уже. Позже я понял слова отца…

В 70-е единственный официальный стилем в живописи в СССР был соц-арт и он «доживал» последние денечки. Есть, на мой взгляд, совершенно гениальные примеры жанрового соцреализма – Дейнека, Коржев, Герасимов! Но то, что появилось после – это нечто серое и абсолютно безликое. Альтернативой этому были лишь небольшие группы художников, объединившихся в Профсоюз на Малой Грузинской и устроившие настоящий андеграунд в лице авангардной, сюрреалистической, гиперреалистической живописи. Продвинутый по тем меркам народ, часами стоявший в очереди, окунался в нечто невообразимое и непохожее ни на что. Причем, все это было под музыкальное сопровождение электронного, психоделического релакса. Для меня, студента восьмидесятых, это был настоящий праздник открытий - Провоторов, Шаров, Худяков…  Как марсиане просто.

Потом я увидел каталог Ричарда Эстеса, американского художника, работающего в стиле гиперреализма. Это было последней каплей, перевернувшей мое сознание. Я стал изучать новую технику в живописи, материалы, инструменты.

Станислав ПЛУТЕНКО. Паровозный тупик. 1999 г.

- Вопрос несколько всеобъемлющий, но всё-таки: как и на что живут современные художники? Мне кажется, что Вы очень независимы в своём творчестве. Это как-то связано с Вашим материальным положением?

- Первое что нужно художнику – мастерство; второе – быть автономным, т.е. независимым от всего, что мешает творчеству. Нужно постараться обрести независимость, в том числе и материальную, чтобы не зависеть от многих коллег: искусствоведов, галеристов и т.д. Мне кажется, что я все это имею благодаря тому, что живу своей живописью. Это оценено, поэтому свободных работ практически нет. Персональные выставки – это целая проблема, т.к. трудно собрать необходимое количество картин для них. Сейчас есть отличная альтернатива выставок и галерей – интернет! Мои заказчики просто видят новые работы на моем сайте и после опубликования работа очень быстро продается. Это и есть независимость. Интернет также открывает новые горизонты и помогает получить известность за рубежом. Меня очень радуют блогеры, обсуждающие мои работы в Иране, Пакистане, Саудовской Аравии.

- Расскажите, почему в Ваших работах такое большое место занимает тема Востока? Как часто Вы там бываете?

- Действительно, обсуждая мое творчество, многие относят меня к художникам-ориенталистам. Мне очень нравится эта тема. Особенно приятно, что многие из моих покупателей - жители Ближнего Востока. Представьте себе обратное, что русский человек заказывает, например, у художника из Ирана пейзаж с русскими березками! Нонсенс, но приятно, что признают те, кто требователен к своей культуре. По поводу Востока…   Однажды зимой в старом Стамбуле я набрел на одну улочку и вдруг - настоящее дежавю! Запах, расположение домов, свет, настроение – все знакомo, как будто я здесь уже был, а возможно жил когда-то. Это чувство дало мне толчок к теме в живописи.

- Мне кажется, что Вы весьма требовательны к себе в выборе темы и натуры. Откуда такая взыскательность? Вы - волевой человек?

- Вообще, у меня есть несколько тем (не путать со стилем):  Восток, этника; Город, урбанизм;  Романтический сюр; Гротеск. Иногда все это перемиксовано.

Станислав ПЛУТЕНКО. Затеряный казбах.

- Как Вы оцениваете состояние дел в нашем русском живописном цехе по сравнению с другими континентами (раз уж Вы там бываете)?

- Отвечая на вопрос – как я рассматриваю современную российскую живопись по сравнению с зарубежной, сложно ответить однозначно… За рубежом работает много наших художников, которые либо уехали когда-то учиться и остались, либо  приглашены работать по контракту. Имена многих из них российскому обывателю незнакомы, но поверьте, на Западе они заслуженно сыскали свой арт-авторитет и у публики, и у критиков.  Много очень хороших художников сейчас в Лондоне, Париже и новой Мекке искусства – Берлине. Да-да, Берлин - новая столица современного искусства, как бы это не казалось странно. Сейчас целые коммуны современных живописцев, концептуалистов и постмодернистов оккупируют немецкую столицу и новый взрыв направлений, я думаю, произойдет именно там. После падения Берлинской стены туда хлынули художники, в первую очередь, за духом свободы и дешевыми метрами студий. Выставлять в Берлине сейчас также почетно как в Лондоне, Нью-Йорке и Токио.

Еще мощное течение идет из Китая. Там за последние годы появились талантливые мастера, обобщившие школу китайского соцреализма и западные школы. Качество работ бесподобно! С такими темпами и трудолюбием китайцев, конкуренция нашим «снобам» в области искусства явная! То количество работ, которое нахлынет на Европу и Америку, как говорят эксперты, составит серьезную конкуренцию, в том числе и ценовую, остальным художникам и даст толчок нового качественного уровня. Ждем.

Да, еще есть очень талантливые художники из Латинской Америки. Мексика, Бразилия, Перу… Надо видеть эту яркость красок и экспрессивность кисти! Мировые галереи с удовольствием берут эти работы на свои показы.

- Наконец, хотелось бы узнать, если это возможно, что-то из Вашей личной биографии. Есть ли у Вас семья и какое место оно занимает в Вашем творчестве? Верите ли Вы во вдохновение? Много ли значит любовь в Вашей жизни?

- Тема любви – это очень личное и я не буду особенно откровенничать. Хотя некоторые работы сами за себя говорят и выражают мой внутренний мир. Например, «Увидеть ночь», «Баланс», «Кораблик по имени Ты» и т.д. Вообще, обычно модели для моих картин – близкие мне люди. А моя главная модель, а также Муза, вдохновение и любовь вот уже семь лет одна и та же!

Вопросы задавала Оксана Корчина

 

 

 

РУССКИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ



МОЛОКО

Гл. редактор журнала "МОЛОКО"

Лидия Сычева

Русское поле

WEB-редактор Вячеслав Румянцев