Татьяна ЮРИНА
         > НА ГЛАВНУЮ > РУССКОЕ ПОЛЕ > МОЛОКО


МОЛОКО

Татьяна ЮРИНА

2011 г.

МОЛОКО



О проекте
Редакция
Авторы
Галерея
Книжн. шкаф
Архив 2001 г.
Архив 2002 г.
Архив 2003 г.
Архив 2004 г.
Архив 2005 г.
Архив 2006 г.
Архив 2007 г.
Архив 2008 г.
Архив 2009 г.
Архив 2010 г.
Архив 2011 г.
Архив 2012 г.
Архив 2013 г.


"МОЛОКО"
"РУССКАЯ ЖИЗНЬ"
СЛАВЯНСТВО
"ПОЛДЕНЬ"
"ПАРУС"
"ПОДЪЕМ"
"БЕЛЬСКИЕ ПРОСТОРЫ"
ЖУРНАЛ "СЛОВО"
"ВЕСТНИК МСПС"
"ПОДВИГ"
"СИБИРСКИЕ ОГНИ"
РОМАН-ГАЗЕТА
ГАЗДАНОВ
ПЛАТОНОВ
ФЛОРЕНСКИЙ
НАУКА

Татьяна ЮРИНА

Свадьба

Имена  героев и события этого рассказа
являются вымышленными,
любые совпадения могут быть
только случайными.

В самый разгар экономического кризиса, когда средний класс уже затянул ремень на своём поясе на последнюю дырку, Макаров-младший объявил родителям, что пришла пора ему жениться. Ездить по вечерам на другой конец города к Светке в общагу у него нет больше ни сил, ни денег, одной семьёй жить гораздо экономичней, да и к тому же из-за его поздних посещений Светку уже грозились выгнать из общаги «за аморальное поведение».

Торжественно объявив родителям о дне свадьбы, Макаров-младший привёл свою  невесту в дом почти на законных основаниях и… зажил беззаботно и счастливо. По вечерам, придя с работы, молодые с аппетитом уминали приготовленный мамой или сестрой ужин и, застенчиво переглянувшись, устремлялись в свою комнату, из которой их было сложно чем-либо выманить до самого завтрака.

Однажды Макаров-старший попробовал-таки выяснить, где будет свадьба – дома или в ресторане, сколько будет гостей и, самое главное, - во сколько всё это обойдётся. Помявшись, сынок нерешительно заявил, что, конечно, хотелось бы чего-нибудь этакого… необычного… но, в целом, он во всём полагается на родителей.

- Денег у меня всё равно нет, поэтому, где хотите, там и проводите, - поспешил закончить он разговор и, увлекая за собой Светку, уже в дверях спальни добавил:

-  Главное, чтоб не как у всех…

Озадаченный папаша поскрёб затылок, потом пошёл скрести по сусекам, то есть доставать свои заначки.

 Сестра жениха Катя увлечённо мониторила рынок свадебных услуг. Выбор был большой во всём: от бутоньерок в костюме жениха до роскошных авто.

Предлагались живые бабочки, обученные порхать вокруг жениха с невестой, дрессированные собачки, танцующие на задних лапках и поддерживающие  невестину фату. В качестве свадебного генерала можно было пригласить двойника какой-нибудь знаменитости, Киркорова, например, или Галкина, либо ограничиться факиром, глотающим огненные шпаги.

 Денег не хватало ни на бабочек, ни на факира.

А между тем день свадьбы неотвратимо приближался.

 Поняв, что уже нужно на что-то решиться, Макаров-старший поехал в Малиновку,  где заведовал базой отдыха его старый друг Юрка Полуэктов.

Дело было в конце октября. Осень стояла тёплая и сухая. Могучие сосны, окружающие здание базы, красиво оттеняли своими тёмными кронами золотисто-жёлтые берёзы, багряные кусты калины, алые рябины.

Скучающий в деревенской глуши, друг заметно оживился, завидев Андрюху с бутылкой коньяку. По мере убывания волшебной жидкости настроение у друзей всё улучшалось. Под грибочки да жареную картошку выпили ещё и корнёвочки – уже из запасов хозяина. Словом, уезжал Макаров из Малиновки скорее радостный, чем озабоченный: друг Юрка заверил, что всё будет путём – и свадебку сыграем, и денежек сэкономим, ну, а, чтоб весело было, да необычненько, тут уж давайте, ребята, все вместе постараемся.

- Надо помочь Макарову - сами можем в такой ситуации оказаться, - деловито говорил Полуэктов наутро, распределяя роли среди членов своей семьи. Сына назначил водителем – невесту с женихом возить, дочку Настю определил тамадой, зятя Андрея – ди-джеем.

- Ну, а ты, Танёк, возьмёшь на себя кухню, - и, предупреждая возражения жены, Полуэктов добавил:

- Помощника тебе выделю… Ну, вот хотя бы Олега Владимировича…

И работа закипела…

Настюша штудировала свадебные сценарии в Интернете, просматривала видеосъёмки свадеб всех своих знакомых и родственников. Татьяна подбирала рецепты праздничных угощений. Макаровы занялись закупкой продуктов, водки и шампанского.

Накануне свадьбы порывистый ветер начисто оборвал нарядные лесные одежды, и теперь лишь тёмные ветки сосен пытались прикрыть наготу леса, да гроздья рябины алели то тут, то там на карандашной графике голых веток.

А в день свадьбы с утра мохнатыми хлопьями повалил мокрый снег. И когда во второй половине дня подъехал свадебный эскорт, снега было уже по колено. Украшенные разноцветными лентами машины попытались взять с разбега небольшой подъём перед воротами базы, но тут же зарылись мордами в снежную кашу. Грязными брызгами снег летел из-под колёс, двигатели ревели, водители чертыхались, одна за другой машины сползали вниз, чтобы с новой попытки штурмовать упрямую горку.

В самой нарядной машине хохотала невеста. Светке было весело. Это был её день. Сегодня она была королевой. И ничто сегодня не могло омрачить её счастья.

 Водители нарядных автомобилей вышли посовещаться. Было очевидно, что при таком снегопаде на летней резине заехать в горку не удастся. Решено было идти пешком. А невесту в её красивом платье и изящных туфельках жених понесёт на руках.

Пока Макаров-младший, пыхтя и потея, преодолевал подъём с драгоценной ношей на руках, Светка гладила любимого по волосам, нежным воркованием и поцелуями подбадривала его, когда он оступался или поскальзывался.

Потом, когда жених окончательно выдохся, невесту понёс на руках свидетель, потом кто-то из друзей. Когда добрались, наконец, до дверей базы, где уже стояли родители с хлебом-солью, все были красные, уставшие и голодные. И только Светка выглядела довольной, несмотря на то, что подол её длинного платья украшали подозрительные пятна оттого, что несколько раз её всё же уронили в мокрый снег.

Молодые с удовольствием кормили друг друга хлебом, отщипывая увесистые куски от мягкого душистого каравая, пили шампанское и, как полагается, на счастье, били фужеры, потом, посыпаемые с двух сторон лепестками роз и зёрнами пшеницы, добрались-таки до свадебного стола, уставленного разнообразными напитками и многочисленными закусками.

 Позволив гостям  немного утолить голод, Настенька развлекала их забавными шуточками, призванными сгладить неловкость первых минут, продавала с аукциона поцелуи молодых супругов,  знакомила родственников жениха и невесты друг с другом.

 Оказалось, что седоватый мужчина, единственный из гостей не пожелавший расстаться даже за столом со своей курткой, - это отец невесты, который уже давно ушёл из семьи, а теперь вот приехал откуда-то издалека на свадьбу дочери. Он вёл себя как-то странно: озабоченно поглаживая время от времени внутренний карман куртки, то и дело диковато озирался, пил только минералку и наотрез отказался целовать свою бывшую жену, когда по сценарию родители молодых должны были обменяться поцелуями.

 Зато Макаров-старший, дурашливо прикидываясь, что  совсем не разбирается в родственных связях, якобы по ошибке, смачно перецеловал всех родственниц и родственников с обеих сторон.

Поначалу трезвые и стеснительные, гости  постепенно осваивались и всё активнее вовлекались в сюжетную линию свадебного сценария. Они уже охотно участвовали в конкурсах, разыгрывали по ролям пьески, ели и пили, не дожидаясь команды тамады.

И только отца невесты по-прежнему  беспокоил внутренний карман его куртки. Потрогав его в очередной раз, он подходил к Насте и жалобно спрашивал:

- А когда блины будут?

Наконец, Настя сжалилась. По её команде, одетые в просторные русские сарафаны, выступили свидетели. Она, тоненькая и хрупкая, держала блюдо с блинами, а он, высокий и массивный, на котором девичий сарафан смотрелся весьма комично, вышел с большим мешком – складывать подарки. Помогать им вызвался местный хозяин, облачённый в тельняшку и капитанскую фуражку. Две минуты Юрка, намолчавшийся в лесной тишине своей обыденной жизни,  держал внимание аудитории, рассказывая пьяные морские байки. В это время сарафан, застёгнутый сзади на липучки, разъезжался на могучей груди свидетеля при каждом его вздохе. Тоненькая свидетельница, сгибавшаяся под тяжестью блюда с блинами, пыталась не дать сарафану окончательно разъехаться, одной рукой придерживая его на Женькиной спине. Два раза при этом блины чуть не сползли с широкого блюда прямо на пол. Тут и гости закричали:

- Блины! Блины!

Бравый моряк обиженно замолчал и начал исполнять свои прямые обязанности – наливать водку тостующим и дарящим.

Отец невесты, избавившись, наконец, от содержимого кармана своей куртки, облегчённо вздохнул и выпил… два стакана минералки подряд.

Всем было весело.

Олег Владимирович долго не мог решить, как должен быть одет помощник повара. После долгих колебаний он выбрал строгий чёрный костюм и  сновал в нём вдоль длинного стола, разнося гостям закуски. Иногда, привлечённый театральным действом у него за спиной, Олег Владимирович внезапно замирал, поворачивался и стоял, как вкопанный, заслоняя зрелище собой. При этом помощник громко хохотал жутким голосом во весь рот, полный металлических зубов.

В один из моментов украли невесту. После продолжительных поисков по заснеженной территории невесту нашли, вытряхнули снег из изящных туфелек, налили в них водки, выпили. Жениху и свидетелю назначили наказание за то, что не укараулили невесту: жених пусть поёт, а свидетель… ну, стриптиз покажет, что ли…

Макаров-младший, зная, как застенчив его друг Женька, решил выступать первым,  взял гитару и, сосредоточенно запел, глядя исключительно на свою любимую:

- Если друг оказался вдруг…

Стоя немного позади жениха, свидетель обречённо, с мрачной миной,  медленно снял галстук, аккуратно положил его на стул.

- Парня в горы возьми - рискни! – энергично продолжал жених, не подозревающий о том, что происходит за его спиной. Одним рывком свидетель решительно скинул пиджак, повесил на спинку стула.

- Ты его не вини – гони! – неожиданно рассердился жених, не отрывая глаз от невесты. Та поёжилась, потупив глаза, стряхнула с подола остатки растаявшего снега.

Как будто перед медкомиссией  в военкомате, свидетель четкими строгими движениями расстегнул рубашку, снял её, свернул, как сворачивают в магазине, и положил на стул поверх галстука.

- А когда ты упал со ска-ал, - срывающимся от избытка чувств голосом пел жених, томно прикрыв глаза.

 Свидетель медленно приспустил брюки, и все увидели, что на его длинных, с модным принтом,  трусах, на самом интересном месте, пламенеет, большое и объёмное, шёлковое сердце.  Зрители засмеялись. Ободрённый этим смехом, Женька решил -  всё,  результат достигнут, и начал быстро одеваться. Тщетно повозившись с заевшей вдруг молнией, стал застёгивать ремень.

- Значит, как на себя самого положись на него! – торжественно закончил песню жених, открыл глаза и, ожидая одобрения, взглянул на Светку. Её взгляд был устремлён не на него, а куда-то мимо. Медленно повернувшись, Макаров-младший увидел, куда смотрела его невеста: его лучший друг Женька, здоровый крепкий парень, стоял по пояс голый и возился с брючным ремнём, а из его расстёгнутой ширинки торчало нечто алое...

- Ха! Ха! Ха! – загоготал, обнажая челюсти из жёлтого металла, Олег Владимирович, который был на сей раз  без пиджака, зато в крохотном кружевном передничке.

Опасаясь, как бы ретивого маминого помощника по кухне не побили, Настюша поспешила перейти к следующему представлению-игре:

- Вот этот головной убор – волшебный. Он может читать мысли человека, на голове которого окажется, -  с этими словами Настя нахлобучила чёрную ковбойскую шляпу на отца, направлявшегося к выходу - покурить. Шляпа тут же откликнулась голосом Виктора Цоя:

- Но если есть в кармане пачка сигарет…

Полуэктов недоверчиво снял шляпу:

- Ну-ка, кому-нибудь другому надень!

- Мне! Мне! – закричала невеста. И едва шляпа оказалась на её голове, как грянула музыка:

- Направляй меня своей рукой, заслонив собой от полнолуния, чем выше любовь, тем ниже поцелуи…

- Ой! – зарделась невеста.

На голове Макарова-старшего шляпа спела голосом Трофима:

- Эх! Дал бы кто взаймы до следующей зимы да позабыл об этом…

Гости засмеялись, а восхищенный Макаров надел шляпу на голову сына, и шляпа неожиданно воспроизвела:

- А я люблю тебя любую – и косую, и кривую… - На что невеста уже захотела было обидеться, но потом передумала, потому что шляпа на голове её мамы уже пела:

- Ну, что, девчата,  по маленькой, бум немного пьяненьки, и пусть на нас глазеют мужики, - и все тут же подхватили:

- Давайте, давайте, выпьем по маленькой!

Выпили, закусили и вновь пустили волшебный головой убор по кругу. Шляпа моментально угадывала мысли и желания всех гостей (ди-джей Андрей ловко успевал переключать эти мысли на компьютере). Восторгу зрителей не было предела.

Не выдержала и Татьяна – прибежала из кухни, ей шляпа выдала голосом Глюкозы:

- Ах! Юра! Юра! Юра! Я такая дура, что в тебя влюбилась….

И вот, когда шляпа побывала уже на всех головах и озвучила мысли всех присутствующих, кроме отца невесты, который и так весь вечер подозрительно пил одну минералку, и сейчас яростно отстаивал свою неприкосновенность, гости, не сговариваясь, начали обступать строптивого дядьку. Только с третьей попытки удалось набросить на упрямца ковбойскую шляпу.

- Рюмка водки на столе! –  неистово отозвалась та хриплым, словно от жажды, голосом Григория Лепса.

Гости застонали от хохота, а обескураженный тесть быстро скинул скомпрометировавшую его шляпу и выскочил из-за стола.

 

Выпивший за этот вечер изрядное количество минеральной воды, отец невесты направился к стоящему в ста метрах от здания сортиру. Он ещё раз, скорее по привычке, похлопал себя по внутреннему карману куртки. Там, естественно, было пусто. «Ну вот, и младшенькую выдал, и денег дал», - с удовлетворением думал он, справляя нужду. О том, что он, освобождая место во внутреннем кармане куртки для денег, переложил мобильник в задний карман брюк, отец невесты вспомнил только тогда, когда тот звонко шлёпнулся в дырку сортира.

 «Ну, вот так я и знал! Что-то должно было случиться: деньги не украли, так мобила утонула», -  горевал об утрате отец невесты. Потоптавшись немного вокруг сортира и поняв, что мобильник достать не удастся, мужчина удручённо поплёлся к зданию базы отдыха, где продолжала набирать обороты свадьба его дочери.

 

Молодой бурый медведь неспешно брёл по лесу в поисках подходящего места для зимовья. Он был обижен на мать-медведицу за то, что она устроилась на зимовку в берлогу с его младшими братьями, а его, своего первенца, жестоко прогнала, предоставив самому себе. Поедая на ходу ягоды калины, рябины и черёмухи, на которые в этом году был большой урожай, мишка неожиданно набрёл на забор, за которым источала притягательные запахи компостная яма.

  Архиповна - живущая по соседству с базой отдыха дачница, складывала туда пищевые отходы, вот и вчера выкинула оставшиеся после засолки капусты ненужные листья.  От обиды на мать любопытный мишка начисто утратил чувство опасности и совсем позабыл о том, что медведица строго-настрого запретила ему приближаться к людскому жилью. Перемахнув через ветхий забор, зверь начал лакомиться хрустящими капустными листьями. Разгребая кучу компоста мощными когтями, медведь с удовольствием жрал гниловатые помидоры и перезревшие огурцы, пока не наткнулся на рябиновые ягоды, которые Архиповна выбросила после отцеживания славившейся на всю деревню самодельной рябиновки. Вот это было настоящее лакомство!

 От поедания кисло-сладких ягод, слегка пахнущих дрожжами, медведя отвлекли мелодичные трели мобильного телефона, раздавшиеся откуда-то из-за соседнего забора. Захмелевшему мишке теперь было море по колено. Он преодолел и этот забор и брёл, пошатываясь, уже по территории базы отдыха по направлению к сортиру. Спустя некоторое время пьяный лесной зверь тоже понял, что достать звучащую игрушку никак не получится. Медведь понюхал чьи-то следы вокруг сортира и заковылял к зданию базы отдыха.

 На улице быстро темнело.

Весёлые гости уже успели поучаствовать в разных забавных конкурсах, откушать запеченное с грибами и сыром филе индейки и теперь с видимым удовольствием извлекали из большой корзины разные смешные вещи, наряжались в них в соответствии с сюжетом  и увлечённо пели караоке.

Свадебный сценарий близился к завершению. Олег Владимирович, теперь почему-то в клетчатой шотландской юбке и неизменном кружевном передничке, собирал грязную посуду, освобождая на столе место под чайную трапезу. Огромный свадебный торт на приставном столике у окна ожидал своей очереди быть съеденным со всеми свадебными приколами.

За окнами окончательно стемнело. Настенька предложила невесте встать в центре зала, вокруг неё поставила на пол маленькие плоские свечки, из соображений безопасности вставленные в прозрачные рюмочки, выключила свет. Невеста, окружённая горящими  свечами, стала благодарить гостей и родителей за то, что пришли, за подарки, пообещала свято хранить любовь, беречь и умножать свою семью, рожать и растить детишек, почитать родителей…Жених шагнул в круг к невесте, взял её на руки, закружил в танце. Растроганные гости взяли в руки горящие свечи и тоже стали танцевать,   умильно глядя на молодых. Со стороны всё выглядело очень эффектно, романтично и сентиментально… Олег Владимирович, который несколько раз за вечер прикладывался тайком к бутылочке красного германского вина, даже слегка рассопливелся, утирая слёзы кружевным передничком.

Внезапно что-то затрещало и захлопало. На другой половине зала с шипением и оглушительным грохотом разрывалась и рассыпалась разноцветными искрами китайская пиротехника. Испуганные гости замерли и с опаской глядели теперь на это, не запланированное сценарием, зрелище. Отец невесты в страхе присел на корточки, схватившись за голову. Кто-то в панике закричал.

Заведующий базой отдыха Полуэктов Юрий Иванович страшно разозлился. Уже прикидывая в уме, как он будет ремонтировать прожжённый потолок и менять обгоревшие половицы, Юрий быстро сбегал в ближайшую комнату за одеялом, изготовился набросить его на китайские пукалки в случае, если они начнут палить по людям. К счастью, этого не произошло. С сиплым шипением выплюнув последние искры, пиротехника погасла, оставив после себя густой вонючий дым, который быстро заполнил весь зал. Макаровский зять, не в силах пошевелиться, ошеломлённый содеянным, тихо лепетал:

- Дык… было же написано – ручная…настольная…

- Выходите все на улицу! – громко скомандовал Полуэктов, открывая форточки.

Набросив на себя кое-какую одежонку, гости нестройно потянулись к выходу. Олег Владимирович, пытаясь быть полезным в любых ситуациях, резво подбежал к окну, дёрнул что есть мочи за ручку, окно вывалилось вместе с рамой, все четыре стекла разлетелись мелкими брызгами.  Тут, не в силах больше сдерживаться, Полуэктов воспользовался-таки ненормативной лексикой и весьма витиевато пообещал вставить вместо разбитых стёкол м-мм… задницу незадачливого помощника. Потом, продолжая громко материться, вышел на улицу, закурил. Олег Владимирович поднялся к себе в комнату на втором этаже и  рухнул ничком на кровать, содрогаясь от рыданий.

Во дворе гости, украдкой поглядывая на разгневанного хозяина, никак  не решались вернуться в здание. Некоторые пошли по направлению к сортиру, другие зябко курили в беседке.

Прошло довольно много времени, когда продрогшие и почти трезвые гости решились, наконец, вернуться в зал. Невеста, в очередной раз отряхивая длинное платье от снега, поморщилась: теперь оно было перепачкано ещё и  сажей. Но Светка быстро взяла себя в руки, ведь сегодня был её день, она сегодня королева, и ничто не должно омрачить её настроения.

Королевским жестом Светка пригласила гостей к столу – согреться и подкрепиться.

 

На полу посередине зала сидел медведь,  который по очереди погружал передние лапы в мягкое розовое тело… свадебного торта, а потом самозабвенно слизывал с них жирный крем. Рядом валялись пустые бутылки из-под шампанского и полусладкого красного германского вина.

- А-а-а! – истошно завизжала мать невесты.

- Ой, мамочки! – подхватили мать и сестра жениха.

Медведь, словно обиженный ребёнок, нехотя оторвался от торта, повернул испачканную розовым кремом морду к людям, как-то странно хрюкнул, потом в два прыжка оказался у зияющего окна, тяжело перевалился через подоконник и… исчез в темноте.

 

Наутро, хлебая царскую уху из красной рыбы на курином бульоне, гости оживлённо переговаривались, вспоминая события вчерашнего дня.

Олег Владимирович, сегодня без передничка, зато с большим фингалом под правым глазом, улыбаясь во все тридцать два зуба жёлтого металла, гостеприимно подливал горячей ухи всем желающим.

Макаров-младший, сыто потягиваясь, произнёс  довольным голосом:

- Ну, что ж, спасибо, предки, очень даже неплохо получилось! Кое-что было действительно необычно! По крайней мере, не как у всех…

Макаров-старший добавил:

- И не так уж дорого…

- А, кстати, - спросила мать невесты, - сколько вы заплатили за медведя? И какая фирма таких предоставляет?

- А тебе зачем? Опять замуж собралась? – встрепенулся её бывший муж.

Макаров озадаченно молчал.

- Совсем даром, - негромко пробормотал Полуэктов, - Чего не сделаешь для друзей, - продолжил он, косясь на временно заткнутое подушками разбитое окно.  Где теперь находится вчерашний косолапый гость, Юрий Иванович старался пока не думать…

2010 год

 

 

Главный герой рассказа Татьяны Юриной Макаров-младший решил жениться, как часто считают родители, невовремя. И как бы в подтверждение этой несвоевременности кончилось торжество в высшей степени необычно: на полу посередине зала сидел медведь, который по очереди погружал передние лапы в мягкий розовый свадебный торт. Чтобы такого не произошло у вас, нужно, чтобы свадьба была своевременной и хорошо подготовленной. А для качественной подготовки к бракосочетанию новобрачным-жителям столицы загодя следует посетить салон свадебных платьев в Москве и купить все в таких случаях необходимое. А если как следует не подготовиться, то выйдет как в рассказе: одетые в просторные русские сарафаны, выступили свидетели. Свидетельница, тоненькая и хрупкая, держала блюдо с блинами, а свидетель, высокий и массивный, на котором девичий сарафан смотрелся весьма комично, вышел с большим мешком – складывать подарки. Помогать им вызвался местный хозяин, облачённый в тельняшку и капитанскую фуражку. Две минуты Юрка, намолчавшийся в лесной тишине своей обыденной жизни,  держал внимание аудитории, рассказывая пьяные морские байки. В это время сарафан, застёгнутый сзади на липучки, разъезжался на могучей груди свидетеля при каждом его вздохе. Тоненькая свидетельница, сгибавшаяся под тяжестью блюда с блинами, пыталась не дать сарафану окончательно разъехаться, одной рукой придерживая его на Женькиной спине. Два раза при этом блины чуть не сползли с широкого блюда прямо на пол. Тут и гости закричали: - Блины! Блины!

 

 

 

РУССКИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ



МОЛОКО

Гл. редактор журнала "МОЛОКО"

Лидия Сычева

Русское поле

WEB-редактор Вячеслав Румянцев