Никита НИКОЛАЕНКО
         > НА ГЛАВНУЮ > РУССКОЕ ПОЛЕ > МОЛОКО


МОЛОКО

Никита НИКОЛАЕНКО

2011 г.

МОЛОКО



О проекте
Редакция
Авторы
Галерея
Книжн. шкаф
Архив 2001 г.
Архив 2002 г.
Архив 2003 г.
Архив 2004 г.
Архив 2005 г.
Архив 2006 г.
Архив 2007 г.
Архив 2008 г.
Архив 2009 г.
Архив 2010 г.
Архив 2011 г.
Архив 2012 г.
Архив 2013 г.


"МОЛОКО"
"РУССКАЯ ЖИЗНЬ"
СЛАВЯНСТВО
"ПОЛДЕНЬ"
"ПАРУС"
"ПОДЪЕМ"
"БЕЛЬСКИЕ ПРОСТОРЫ"
ЖУРНАЛ "СЛОВО"
"ВЕСТНИК МСПС"
"ПОДВИГ"
"СИБИРСКИЕ ОГНИ"
РОМАН-ГАЗЕТА
ГАЗДАНОВ
ПЛАТОНОВ
ФЛОРЕНСКИЙ
НАУКА

Никита НИКОЛАЕНКО

Отъезд в Торонто

Повесть

До продажи моего охранного предприятия оставались считанные месяцы. Значимость этого дела не вызывала сомнения. Ну и, кроме того, неотвратимо приближалось новое тысячелетие, и это знаковое событие, вкупе с продажей, требовало и знаковых решений. И, как мне тогда казалось – я был готов к ним! Мечты, мечты – как вы прекрасны!

Пройдя почти десятилетний этап бурной коммерческой деятельности, я почувствовал некоторую усталость. Кроме того, нарастало недовольство своими занятиями, а,  следовательно, и собой. Все чаще я испытывал желание изменить все к лучшему. Одним махом. Как в сказках – раз, и готово! Увы – жизнь далека от сказочных событий, хотя, говорят, случаются и они! Не знаю – мне, до сих пор, не приходилось с этим сталкиваться! Может быть, с кем-то и случаются!

То, что предприятие, хотя и с трудом, но удастся продать – стало уже понятно после неимоверных усилий. Оставалось только договориться о подходящей цене. Соответственно, стали одолевать и думы – а что же, делать дальше? В какое русло следует затем, направить свою бурную деятельность?

Все большее сожаление испытывалось оттого, что, занявшись охранной деятельностью, я отошел от своей специальности. Да и, было о чем, сожалеть! Двенадцать лет успешной учебы в техникуме, в институте, в аспирантуре! Бесценный опыт работы руководителем на сложном керамическом производстве – почти три года! А выходило – что все впустую! Сомнительный диплом охранника, полученный после двух месяцев обучения, в новых условиях легко перевешивал все прежние дипломы по специальности. Но, не я один был такой! Время было такое! Легкие деньги, беззаботная жизнь, манили тогда многих! Ну, да ладно! Это тема для отдельного разговора!

Почему люди охотно верят в чудеса, в сказки? Может быть, потому, что верят, что уж им-то удастся обмануть судьбу? Вот, другим, конечно – нет! А вот, отдельному умнику – может, и удастся! И особенно это чувство обостряется тогда, когда человек уверен – уж он-то достоин награды!

Такие мысли не миновали и меня. Особенно, по части былых заслуг. Тут и думать нечего – я, конечно, достоин! Манили новые возможности, да и однообразная жизнь в Москве стала утомлять. А окружающая действительность все чаще представала в черном цвете.

Уже тогда, к началу нового тысячелетия, стало совершенно очевидно, что к дележу большого пирога многие люди, если, не большинство, в их числе и я  - опоздали! Ни для кого уже не являлось секретом, что жируют, в основном, те мерзавцы, которые успели первыми к бесхозной кормушке, заняли около нее свое место. Давно стало понятно – сами они не подвинутся!

Словом, достичь результата мне хотелось одним махом и, с наименьшими материальными и душевными затратами. А почему нет? Многие специалисты благополучно уезжают, работают за рубежом по специальности, довольны своей жизнью! Мне что мешает? – задался я тогда вопросом. Куда уезжают? В Америку, по большей части, в Канаду. Тут я принялся размышлять о других англоязычных странах. Английский язык нам преподавали во время учебы. Изучал я его немало, хотя, надо признаться, без особого успеха. Но, все-таки, кандидатский минимум, в свое время, сдавал, навыки остались! Значит – Канада! Березки там, говорят, растут, как в России. Это хорошо -  переживу, значит, долгую разлуку! Не мудрствуя лукаво, утруждать себя дальнейшим выбором я не стал.

Мои родные и близкие неоднозначно отнеслись к моему решению. Пустое дело ты затеваешь! – хмуро ответил старик-отец, внимательно выслушав мои доводы. Жена, как обычно, никак не высказала своего отношения, словно ее это и не касалось вовсе, хотя оформлять документы я намеревался и на нее, и на нашу дочь, разумеется, тоже. Одна только теща обрадовалась. Как хорошо! – воскликнула она. В Канаде заживете скоро! Когда уезжаете?

Канада, Канада! Многие глянцевые журналы того времени пестрели объявлениями о предоставлении услуг по эмиграции. Предлагалось все сделать быстро, с гарантией, да к тому же, с помощью канадских адвокатов! Уж, они-то понимали толк в деле! После такой рекламы, сразу хотелось поскорее познакомиться с опытными канадскими адвокатами! Их опыт обязательно пригодится!

А еще, ненароком просачивающиеся сведения о тамошней эмигрантской жизни, завораживали своим красочным описанием. Что там только не упоминалось! И предоставление бесплатного жилья, и приличное пособие, социальные гарантии! А еще – языковые курсы! Последнее особенно притягивало мое внимание – английский язык уже тогда казался необходимым инструментом для дальнейшей безбедной жизни. Особенно для тех людей, которым он давался с большим трудом, бесплатные курсы – хороший подарок!

Словом, по многочисленным красочным описаниям складывалось впечатление, что Канада принимала новых жителей с распростертыми объятиями. И в самом деле – почему же не меня? – все чаще задавался я вопросом, как, видимо, и многие мои соотечественники. Да, было, похоже, что мало кто тогда сомневался, что удачный билет вытянет именно он. А уж, грамотному специалисту – успех точно обеспечен! Даже если, и подготовка к отъезду будет проходить и втайне от жены. Как выяснилось в дальнейшем, некоторые мужчины собирались решить, таким образом, и свои семейные проблемы. Очень заманчиво звучало предложение! Так-то вот!

Да, подчас, важно только принять решение. И убедить себя в его правильности. Тогда не жалко ни сил, ни времени, ни денег для достижения поставленной цели. Главное – чтобы дорога была верная! Словом, я себя убедил! Остался пустяк – сделать дело!

Итак, начитавшись о красивой жизни, после тщательного изучения заманчивых предложений, мое внимание привлекли две фирмы, грамотно предлагающие свои услуги.  Они давали исчерпывающие ответы, как тогда показалось, на возможные вопросы. Для полноты картины, побывать надо будет и там, и там! – наметил я тогда, посчитав, что где-нибудь, да улыбнется мне удача!

А потому, не откладывая дела в долгий ящик, вооружившись ручкой и блокнотом, я направился по указанным в журналах адресам, не поленившись, предварительно позвонить и предупредить о своем визите. Начать осмотр решил с фирмы, расположенной недалеко от Белорусского вокзала – до нее было проще добраться.

По дороге, я думал о скорых переменах, которые ожидают меня в недалеком будущем, а потому, старался взглянуть на хорошо знакомые московские улицы другими глазами. Глазами жителя столицы, готовящегося уехать из нее навсегда.

Москва уже приобрела привычный вид нескончаемых пробок, весенней суеты и спешки. Кроме того, все больше бросалось в глаза видимое расслоение общества. Дорогие блестящие иномарки бесцеремонно заезжали на тротуары, мешая движению пешеходов. Старые отечественные машины, по большей части сиротливо стояли вдоль второстепенных дорог. Они были облеплены уже просевшим снегом и только мешали движению.

Скученность контор на той улице, до которой мне удалось добраться, давала себя знать – продвигаться было, тяжело и людям, и машинам. К тому же, близость большого вокзала чувствовалась и здесь – торговцы с рук, настойчиво предлагали свой товар. Вереницы пешеходов, подчас, с баулами, торопились по своим делам, не обращая внимания ни на яркое, уже по-весеннему греющее солнце, ни на голубое небо у них над головой, и уж, тем более, на весело щебечущие стаи воробьев, радующихся приближению весны. Впрочем, сугробы вокруг и трудом двигающиеся машины, не добавляли веселья  водителям. С пешеходами дело обстояло не лучше. Люди, скользя по льду, с трудом пробирались по пешеходной дорожке, задевая друг друга.

Но, тогда казалось, что эта дорожка вела к светлому будущему, а потому, бытовые неудобства можно и потерпеть еще немного. Благо, недолго осталось! Уж, в Канаде-то снег с дорог убирается  - в этом можно не сомневаться! К тому же, мой путь проходил мимо большого, сверкающего огнями днем и ночью казино, что тоже лелеяло мечты о скорой безбедной жизни. А ну – как скоро вытяну счастливый билетик! То-то радость будет!

Внешний вид конторы, до которой мне, наконец-то, удалось добраться, произвел благоприятное впечатление. Старый трехэтажный дом стоял особняком, хотя подходы к нему, как и по всей дороге, были основательно занесены сугробами. Дверь оказалась заперта и, нажав на кнопку домофона, я дождался ответа, и объявил о цели своего визита. Лязгнул замок, и моему взору открылся довольно унылый коридор, мало отвечающий представлениям о скорой светлой жизни. Вход на первый этаж оказался наглухо закрыт, но наверх вела широкая лестница. 

Поднявшись на второй этаж, я увидел блестящую табличку, свидетельствовавшую о том, что здесь располагалась организация по укреплению международных связей со странами Северной Америки. Близко к теме! – на моем лице появилась улыбка. Не сочтя за труд, я зашел на этаж и, любознательно, заглянул в просторную светлую комнату.

Там, за столами, сидели трое мужчин в строгих костюмах, при галстуках и, сосредоточенно глядя на мониторы, явно занимались укреплением международного сотрудничества. В это время, в коридоре появилась девушка, также в строгом офисном одеянии – черная юбка и белая блузка. Вы не подскажете – где контора, предоставляющая эмиграционные услуги? – вежливо обратился я к ней. Она выше – на третьем этаже! – на ходу ответила офисная девушка, и поспешила по своим делам. Работают люди! – кивнул я, уважительно.

На третьем этаже, к удивлению, никаких табличек не было видно. Пройдя по пустому коридору, я остановился перед открытой дверью. Здесь, при входе, посетителей встречал дежуривший там милиционер. Серая шинель висела тут же, на спинке стула, демонстрируя погоны майора. Надо же – милиция вход охраняет! Майор, целый! Серьезно у них дело поставлено! – таков был первый вывод. А милиционер-то, какой бравый – хоть, честь отдавай!

Да и сама приемная, имела весьма ухоженный вид. Большие ветвистые растения с экзотическими листьями, посаженные в деревянные кадки, заметно оживляли картину. На стенах висели стильные репродукции, черные кресла и диван выглядели новыми, и вообще, сразу стало понятно, что о своем престиже здесь заботятся основательно. И еще, благодаря яркому освещению помещения дневными лампами, внутри казалось по-домашнему уютно и тепло.

Дремавший за столом милиционер оживился при появлении очередного посетителя. По  вызову милиционера, в приемной появилась девушка невысокого роста, одетая, совсем не по офисному. На ней были джины и зеленая кофточка. Пройдемте со мной! – любезно предложила она. Пройдя по коридору, мы прошли в просторную, и светлую комнату, где за столами, перед компьютерами, сидели худенькая девушка и розовощекий упитанный молодой человек.

Как Вы поживаете? – тут же, приветливо, обратилась ко мне на английском языке худенькая девушка. В замешательстве, я остановился. Надо отвечать – прекрасно! – также, на английском языке, подсказала моя спутница. А-а, понятно! – хмуро кивнул я в ответ. Подобный прием мне не понравился. Стало понятно, что таким простым вопросом сходу был определен уровень моих знаний английского языка. Невысокий уровень! – констатировал я про себя.

После приветствия, мне предложили присесть напротив худенькой девушки. Я несколько напрягся – а ну, как и сейчас со мной заговорят по-английски? Пришлось судорожно вспоминать пару подходящих английских предложений. Что-то вроде – “повторите, пожалуйста, еще раз”. На большее, я тогда был не способен.

Впрочем, волновался я напрасно. Дальнейший разговор протекал на родном языке, и трудностей не вызвал. Девушка оказалась приветлива, и напряжение улетучилось само собой. Это была приятная ознакомительная беседа. Девушку интересовало мое образование, семейное положение, работа. Английский язык у меня слабоват! – скромно заметил я, понимая, что это и так понятно. Это ничего, к моменту прохождения интервью в посольстве, Вы его подтяните! – обнадежила собеседница, завершая непринужденный разговор. Розовощекий молодой человек за соседним столом одобрительно кивнул и улыбнулся. Какие приятные молодые люди! – отметил я про себя. События, между тем, развивались дальше.

Подождите минуту, я узнаю у госпожи Байд – сможет ли она принять Вас сейчас? – объявила худенькая девушка, и удалилась. Госпожа Байд? – я удивленно приподнял бровь. Очень скоро девушка вернулась, и через приемную с  милиционером мы подошли к неприметной двери, на которую раньше я и не обратил внимания. Заходите! – кивнула девушка и гостеприимно распахнула дверь. Я прошел в кабинет.

У стены стояла невысокая, но стройная женщина, с густыми черными волосами и, как мне показалось, восточными чертами лица. На вид, ей казалось немногим меньше, сорока лет. На ней был надет белоснежный брючный костюм, весьма стильный. Только вот, брюки, очень уж, туго сидели на ней. Впрочем, это только выгодно подчеркивало ее фигуру – талия казалась узкой, а бедра – бедра казались округлыми. И, все это, конечно же, не могло не притягивать взор старого солдата. Мой взор, по крайней мере.

Наша беседа, в ту, первую встречу, получилась короткой. Я задал несколько общих вопросов, и получил такие же общие ответы. Садиться за стол собеседница не стала, а так, стоя, и разговаривала со мной. Времена казалось, что одно неосторожное движение – и ее красивые брюки затрещат по швам! Размера на два меньше брюки, не иначе! – сделал я тогда важный вывод. Впрочем, что за мысли лезут мне в голову! – тряхнув головой, я отогнал ненужные впечатления и задал еще вопрос, по делу. Собеседница ответила, предложив услуги своей фирмы, но кратко, и замолчала, молчал и я. Что же – Ваше предложение звучит заманчиво, но, хотелось бы подумать еще денек-другой перед принятием окончательно решения, - объявил я, после короткой паузы. Приходите, мы будем Вас ждать! – любезно ответила хозяйка кабинета, с сильным акцентом. Может быть, и приду! – последовал многообещающий ответ.

Выглядит все солидно – только вот, как будет дальше? – размышлял я, покидая здание. Но, впечатление от посещения осталось благоприятное. Особенно понравилась сама  госпожа Байд. Однако, теперь, для сравнения, следовало посетить еще одно подобное заведение. Для полноты картины, так сказать. 

Вид второй конторы, куда я направился, разительно отличался от вида того учреждения, где уже побывал. Небольшое полуподвальное помещение, хотя и имело опрятный вид, но по своим размерам заметно уступало конторе госпожи Байд. Та контора  занимала целый этаж старого особняка. И еще – удивило полное отсутствие охраны! Как же так! – недоумевал я. Без охраны-то – не солидно! Не порядок! А ну – как украдут ценные документы?

Миловидная девушка – секретарь, поинтересовавшись о цели визита, вызвалась проводить к своему руководителю. Посетителей хватает? – на ходу, поинтересовался я у нее. Хватает! – улыбнулась, в ответ девушка.

Она прошла вперед, по узкому извилистому коридору, а я, не отрывая взгляда от ее спины – чтобы не потеряться, следовал за ней. Вскоре мы вошли в маленькую комнату, и навстречу поднялся интеллигентного вида мужчина в очках, довольно молодой и невысокого роста. Спасибо, можешь идти! – кивнул он девушке, и та незамедлительно удалилась. Современный молодой человек! – первое, что отметил я про себя.

Да, держался мужчина довольно уверенно и, мне даже показалось, что немного раскованно. Так бывает, когда человек немного выпил, совсем чуть-чуть, для расслабления. Садитесь – дружелюбно предложил мужчина в очках, и  сам устало опустился на стул за небольшой стол, покрытый, для солидности, зеленым сукном. Сразу почувствовалось, что в этой конторе привыкли к посетителям и, даже, похоже, немного устали от них. Эх, опаздываю я с отъездом-то! – заволновался я на полном серьезе. Без меня все в Канаду уедут! Если, уже не уехали!

Итак, что привело Вас к нам? – задал набивший оскомину вопрос хозяин кабинета. Да, вот – другую жизнь захотелось увидеть, пока еще не очень старый! – без церемоний, пояснил я, и довольно живо принялся описывать мотивы своего решения, повторяя описание красочных брошюр. Мужчина в очках сначала усмехнулся, а затем молча слушал и, было, похоже, что слушает он только из вежливости, что подобные речи его уже порядком утомили, более того, он знает их назубок. Поняв это, я остановился, как мне казалось, на самом интересном месте. С минуту, мы помолчали. 

А чего это, у вас охраны нет при входе? – окончательно успокоившись, поинтересовался я. Да не нужна она нам! – просто махнул рукой собеседник. Не от кого нам защищаться! Тут с ним, можно было бы, и поспорить, но тратить драгоценное время на обсуждение сторонних вопросов было невежливо.

Тут, нежданно-негаданно, наша милая беседа оказалась прервана. В маленькую комнату, с шумной одышкой, вошел грузный мужчина, в возрасте и, быстро сняв длинное пальто, сразу опустился на стул, стоящий у стены. Ух! – перевел он дух, и посмотрел на нас. Затем, достал белый платок, и вытер им пот со лба. Мой собеседник оживился. Стало понятно, что грузный мужчина, и молодой человек в очках, несомненно, были хорошо знакомы. Похоже, что хозяин кабинета обрадовался неожиданному появлению гостя.

Я сейчас освобожусь, договорю вот, только, с посетителем, - обратился он к грузному мужчине. Затем, повернулся ко мне и извинился за прерванную беседу. – Извините! Ничего-ничего! – последовал любезный ответ. Но, продолжать прерванный разговор я не торопился.

Зато, воспользовавшись паузой, с удивлением оглядел незнакомого мужчину. Да, вид он имел весьма колоритный! Прежде всего – его костюм. Одет мужчина был в строгий черный костюм, что делало его очень похожим на музыканта из оркестра. Сходство подчеркивала белоснежная рубашка, с выпирающими из-под рукавов пиджака манжетами, а также бабочка, туго стягивающая воротник. Именно бабочка, а не галстук! Да к тому же – красного цвета!

Несмотря на холодную погоду, мужчине было очень жарко. Ерзая на стуле, он, наконец-то, ослабил явно тугой узел бабочки, вследствие чего на его красном лице тут же появилось подобие улыбки. Давно бы так! – посочувствовал я ему. Но, дышал он все равно тяжело – как рыба, выброшенная на берег. И, все вытирал капельки пота с лысой головы. Так торопился в эту контору, что ли? – недоумевал я. Но, видно, что отменно поработал дядька! Где только? – стало интересно.

Тем временем, видя, что я не форсирую беседу, молодой мужчина в очках нетерпеливо, и с явным интересом, обратился к грузному дядьке, - ну, как там у вас? - Ой, сил совсем не осталось! – воскликнул тот. Столько народа сегодня навалилось – просто ужас! – эмоционально добавил грузный дядька, продолжая ерзать на стуле и вытирать пот платком, который не выпускал из рук. Но, мы всех пропустили – никому не отказали! – явно с похвалой, добавил он. Точно, без меня все уедут! – уже не на шутку заволновался я. Так-так – очень интересно, оживился молодой мужчина в очках, потирая руки. Очень интересно будет Вас послушать! Сейчас-сейчас, все расскажу! – успокоил его собеседник.  Действительно – очень интересно! Мне тоже захотелось узнать подробности, но было понятно, что это вряд ли удастся. Да, собеседники выглядели весьма заинтересованными и загадочными, как будто знали какую то важную тайну, но делиться ею со мной, конечно, не собирались. Только что, не подмигивали друг другу. Зато, с нетерпением дожидались – когда же, наконец-то, посетитель оставит их одних, чтобы можно было бы спокойно обсудить свои дела. Скрыть это им не удалось!

Впрочем, молодой мужчина в очках не забывал и про меня. Время от времени, он поворачивался и предлагал, - Вы продолжайте, продолжайте! Или спрашивал, - Вам все понятно? Да, в общих чертах все понятно, - вскоре, подтвердил я, поднимаясь со стула. Возьму, пожалуй, паузу для раздумья. Если предоставлялась возможность, я всегда предпочитал брать паузу. Это, как Вам будет угодно! – любезно ответил собеседник, тоже поднимаясь, чтобы проводить посетителя. Ждем Вас в любое время! Приятно было познакомиться! И мне было приятно! – последовал вежливый ответ.

Очень любезный молодой человек! – отметил я про себя, проходя мимо девушки – секретаря, и помахав ей, на прощанье, рукой. Только, вряд ли вновь увидимся! Даже, взгрустнулось мне напоследок. А грузный дядька, наверное, адвокат и есть! Ничего – в Канаде, наверное, все такие! Похоже, что окончательный выбор в пользу конторы госпожи Байд был тогда уже сделан. Но, потребовалось еще несколько дней для раздумья. И все-таки, выбор был сделан!

Знакомая дорога всегда короче. Очень скоро я оказался на узкой и извилистой тропинке, проходящей среди сугробов, среди вереницы людей, которые, как и прежде, спешили по своим делам. На этот раз, по знакомой дороге до трехэтажного здания удалось добраться быстрее. В тот день, у входа дежурил другой милиционер, но он тоже имел весьма бравый вид. В звании, правда, уступал своему товарищу – был, всего лишь, лейтенантом. Его шинель также висела на спинке стула, демонстрируя лейтенантские погоны.

Чем заняты эти офицеры милиции? – на ходу, недовольно подумалось мне тогда. Майор, вот, сначала. А теперь – лейтенант! Им бы, ротой да взводом командовать, порядок в городе поддерживать! А они сидят здесь, словно вахтеры! Разве что, подрабатывают в свободное время? Это в форме, да с оружием? Впрочем, подобные вопросы возникли мельком и мало занимали меня тогда. Мысли о возможном скором отъезде занимали куда больше.

И на этот раз, повторилась уже знакомая процедура. Лейтенант вызвал девушку, и мы прошли в просторную комнату с любезными молодыми людьми, а затем, меня проводили в кабинет к самой госпоже Байд. Было заметно, что она обрадовалась появлению очередного посетителя. 

Мы сидели по разные стороны стола, пили кофе, принесенный девушкой, и ласково смотрели друг на друга. Обоим было понятно, что на этот раз, договоренность, похоже, будет достигнута. Но, начинать деловой разговор мы не торопились. 

Кстати, хозяйка кабинета не сочла за труд еще раз продемонстрировать свои белые брюки, в обтяжку, на этот раз, со спины. Подойдя к шкафу, она заинтересованно поискала там какую-то бумагу, а затем, вернулась в свое кресло за столом. Лопнут на ней ее брюки, рано или поздно, - подумал я равнодушно. Белых брюк в те времена я видел достаточно.

Итак, Вы надумали? – задала наконец-то, госпожа Байд вопрос, по обыкновению, сильно коверкая русские слова. Да, взвесив все “за” и “против”, я сделал выбор в пользу вашего заведения, - заверил я собеседницу. Я очень рада! – кивнула она в ответ. Но, мне хотелось бы узнать последовательность прохождения этапов, сроки и, главное – цену вопроса! – объявил я собеседнице. Подобные вопросы ее не смутили – она оказалась к ним готова.

Спокойно и внятно госпожа Байд поведала, что предстоит сбор документов по списку, который она предоставит после заключения договора и уплаты аванса. Затем – сдача документов, интервью в посольстве, получение ответа из Англии на посланные туда результаты анализов. Из Англии? – удивленно переспросил я. Из Англии, – уверенно подтвердила она. Так сложилось с давних времен! Ну, и, собственно, получение визы и сам отъезд, - закончила описание этапов хозяйка кабинета. Звучало все очень заманчиво. Кстати, Вам, скорее всего, будет предложено остаться в Торонто, - добавила она. Очень хорошо! – кивнул я согласно. В Торонто, так в Торонто – я не возражаю! На мгновение мне даже показалось, что я уже в Канаде. А еще – не советую тянуть с отъездом! – произнесла госпожа Байд, с милой улыбкой. Да, на следующий же день и уеду! – подумал я про себя, но озвучивать это не стал, чтобы не подумали, будто я мало любил свою Родину. Приятная беседа протекала непринужденно. 

Потом, мы еще долго обсуждали незначительные детали, все улыбались друг другу, и я довольно посматривал на дипломы да на свидетельства, в красивых рамках висящие на стенах. Их подлинность не вызывала сомнения – витиеватые подписи, печати – все было на месте! Заслужили люди, своей, можно сказать, подвижнической деятельностью! – кивал я головой, слушая госпожу Байд.

Наконец, подошли к главному – цене вопроса. Впрочем, цена была уже озвучена ранее. Я ее слышал и здесь, во время первого визита, и в конторе любезного молодого человека в очках. И там, и там, она оказалась одинакова – пять тысяч долларов! Не мало, следует заметить! Но, сейчас, госпожа Байд потребовала две с половиной тысячи долларов, в качестве предоплаты. Два с половиной тысячи! – не удалось сдержать возгласа удивления. Не много ли? 

Да, две с половиной! – подтвердила собеседница. Но, как иммиграционный офицер, я окажу всяческое содействие по Вашему делу, - тихо, с таинственным видом, добавила она. Как заманчиво это звучало! Мало кто откажется, когда предлагают содействие! Да еще, если это иммиграционный офицер!

Я согласен! – объявил я, выждав, для приличия, полминуты и, вытащил туго перетянутую пачку зеленых купюр. Наступил торжественный момент передачи денег. Не помню почему, но в пачке находились и десятидолларовые банкноты. На тот момент, я еще работал директором охранного предприятия, и мог себе позволить подобные жесты.

Подсчет денег занял подозрительно много времени. Госпожа Байд дважды сбивалась со счета, и начинала считать снова. Я ее не торопил – ничего, денежка, она счет любит!

Здесь десяти долларов не хватает! – неожиданно раздался громкий голос. Мне даже показалось, что акцент стал меньше. Признаться, это заявление порядком удивило меня. Удивило даже не то, что не хватало десяти долларов – я редко ошибался в расчетах! Удивил тон, с которым это было произнесено. Казалось, что вместо миловидной женщины, говорящей с заметным акцентом, и еще минуту назад назвавшей себя иммиграционным офицером, передо мной сидела базарная торговка, уличившая покупателя в недодаче.

Выдержав паузу, я перевел взгляд на красочные дипломы за спиной у хозяйки кабинета. А может быть, она вовсе и не иммиграционный офицер! – зародились тогда сомнения. Если бы люди всегда прислушивались к своему здравому смыслу, то жилось бы им на белом свете намного легче! 

Пересчитайте деньги еще раз! – попросил я госпожу Байд, на этот раз, довольно холодно. Пересчитали – все купюры, конечно же, оказались на месте! И это ради десяти долларов демонстрировать такой оскал! – недовольно поморщился я. Интересно, что она сказала бы, если бы ста долларов не хватило? Наверняка бы, милицию позвала! Как раз, того бравого парня, который на вахте сидит! Лейтенанта!

Но, никто звать милицию, конечно, не собирался. Теперь, передо мной снова находилась сама любезность. Ах, это просто легкое недоразумение! -  воскликнула госпожа Байд. Конечно – все в порядке! Я очень рад! – последовал ответ. Конечно, иначе, и быть не могло! – она улыбалась очень мило, а ее акцент стал тогда еще заметнее. То-то! – отметил я про себя. А все-таки, надо было бы собрать о ней больше информации! – почему-то подумалось мне. Запоздало, надо признать, пришла такая идея. Деньги-то – отданы! Ничего – время покажет, как действовать дальше! 

Словом, две с половиной тысячи долларов легко перекочевали в карман хозяйки конторы. Взамен толстой пачки зеленых купюр, я получил договор, отпечатанный типографским способом, и очень напоминавший почетную грамоту. Торжественно, госпожа Байд вписала туда мою фамилию. В тот момент я почувствовал себя награжденным, и даже несколько расправил плечи. Очень красивая была бумажка! Яркие краски радовали глаз, и даже на ощупь ощущались витиеватые оттиски.

Теперь, Вам надо будет подготовить документы по этому списку! – тут хозяйка кабинета заглянула в свой стол, и достала листок, заполненный мелким текстом. Не сочтя за труд, я внимательно изучил перечень требуемых документов. Легкая паника почти сразу охватила меня, стоило только, на мгновение представить, сколько литров моей драгоценной крови будет выпито гадкими служащими, пока соберу все необходимые бумаги.  Особенно насторожила необходимость получения справок об отсутствии судимости. Получить любую справку у нас в стране – непростое дело! А тем более – справку из милиции! Откажут, без объяснения причин – и все тут! Иди на все четыре стороны, жалуйся, куда хочешь!

Но, тоску пришлось унять. Назвался груздем – полезай в кузов! Теперь – время пошло! Есть еще ко мне вопросы? – ласково поинтересовалась хозяйка кабинета. Да нет, все понятно! – последовал ответ. В ближайшее время мы соберем все бумаги и передадим Вам, - заверил я собеседницу, покидая кабинет.

Сказано – сделано! Последующие дни были посвящены сбору необходимых документов. И, если подготовка основных бумаг, включая справки из ЖЭКа и ЗАГСа, показалась хотя и хлопотным, но выполнимым делом, то о справках из милиции я вспоминал, по-прежнему, с содроганием. Подготовить документы требовалось еще и на жену и на дочку, а потому, беготни мне тогда хватало. Но, глаза боятся - а руки делают!

В скором времени все документы оказались собраны, за исключением этих самых пресловутых справок, об отсутствии судимости. Полюбовавшись, для верности, на  пухлую папку, в которой лежали копии документов, фотографии, справки, я, без особого энтузиазма, отметил, что двух справок не хватает. Делать нечего - и набравшись сил, я направился в местное отделение милиции. Почему только, наше отделение расположено где-то на отшибе? В том месте, где проходил мой путь, угадывалось начало большого оврага.  Миновав решетчатую дверь при входе, где автоматчик переписал паспортные данные и, пройдя мимо дежурной части, где находящиеся там милиционеры не обратили на меня никакого внимания, я поднялся на второй этаж. Узкая лестница, узкий коридор – брр!

Нет, не дай бог, сюда попасть, не по своей воле! – такая мысль преследовала, скорее всего, не только меня, а любого человека, преступившего порог этого мрачного учреждения. На стенах висели небольшие таблички – “дознаватели”, “следователи”, “оперативные работники”, с фамилиями. От одного вида таких табличек, даже, такого честного человека, как я, охватила легкая дрожь. Унять ее удалось ценой неимоверных усилий. Неужели, все мои опасения, в скором времени, останутся позади? Почему-то, верилось в это с трудом. Однако – за дело!

Но, к кому, же следует обратиться? – в нерешительности, я остановился в узком коридоре. Мимо, чуть, задев меня плечом, прошел сотрудник в форме. Кобура с пистолетом оттягивала пояс. В секретариат, конечно! – сообразил я и направился к двери с табличкой “секретариат”. Дверь оказалась открыта, и  робко заглянув внутрь, я увидел двух пожилых, но уверенных в себе женщин. В гражданской одежде. Вы, по какому делу? – грозно спросила одна из них. За справками! – объяснил я, в двух словах. 

Это Вам надо к начальнику милиции общественной безопасности обратиться! – бодро просветила меня одна из них, внимательно изучив документы и выслушав суть вопроса. Идите к нему! Он, кстати, недавно назначен на эту должность, - добавила она, таинственно. Найдя кабинет с соответствующей табличкой, я осторожно постучался и открыл дверь. Цепким взглядом осмотрел помещение. Кабинет, как кабинет, только вот, большой сейф в углу, да толстые решетки на окне напоминали о том, что шутки здесь не уместны.

Затем, с виноватым видом, шагнул в кабинет и, втянув голову в плечи, тихо произнес, - здравствуйте! Вы, по какому вопросу? – с недовольным видом произнес сидящий за столом плотный капитан. У него было мясистое красное лицо, и вид он имел – усталый! С трудом, капитан оторвался от документов, которые до этого изучал. Да вот, справки нужны об отсутствии судимости, на меня и на супругу, - по-прежнему, виновато, объяснил я. Мы не даем такие справки! – сразу сказал, как отрезал, капитан. Как так, не даете? – я постарался изобразить удивление. Меня в канцелярии направили к Вам, за справками! Такие справки выдаются только по запросу организаций! – сделав над собой усилие, объяснил большой начальник. Вот тебе раз! То, что канадское посольство вряд ли направит на меня запрос – в этом было мало сомнений. Поговорив еще минуту, я уяснил, что никаких справок мне не видать, как своих ушей, а потому, дабы не терять времени даром, покинул  негостеприимный кабинет капитана. Попробую получить справки другим путем! – припугнул я его, напоследок. Он, конечно, не испугался, усмехнулся только. Водки надо было бутылку с собой прихватить! – вздохнул я. Хорошая мысль всегда приходит запоздало! Теперь, оставалось только обратиться к начальнику этого учреждения.

Не дает мне капитан справки! – стараясь вызвать к себе сочувствие, объявил я женщинам в приемной. - Как это – не дает? – Так вот, не дает – и все тут! Говорит – только по запросу! Дожидаться ответа я не стал. Мне хотелось бы переговорить с начальником отделения! – добавил я решительно. Хорошо, подождите в коридоре, мы пригласим Вас, – после короткого раздумья, ответила одна из женщин. Конечно, пригласите – куда вы денетесь! – подумал я и вышел из приемной.

Коротая время, прогуливался по узкому коридору. Обратил внимание на то, что в приемную вошел сотрудник в форме майора, который до этого, побывал в кабинете у капитана. Тоска только усилилась – не видать мне справок, как своих ушей. Да, мы его хорошо знаем! – послышался громкий голос из приемной. Его, да и брата его, тоже! Они давно нам знакомы - бизнесом занимаются! Ой-ой-ой! – я даже застыл на месте.

Признаться, такая популярность в местном отделении милиции, заставила скорее насторожиться, чем обрадовала. Вот, поднимут старые дела, да арестуют еще, ни за что, ни про что! – заволновался я. Причины для волнения, конечно, имелись. У некоторых директоров охранных предприятий было, рыльце в пушку. И я, увы – не исключение! Нет, пора уезжать, пока не поздно! – такой простой вывод напросился сам собой. Да, мы их хорошо знаем, этих голубчиков! – продолжала, между тем, громко рассказывать женщина невидимому собеседнику. Мне почему-то захотелось плотнее прижаться к стенке и уйти поскорее – без справок! 

Вскоре, одна из женщин вышла в коридор, и крикнула – проходите, начальник ждет Вас! К тому времени я уже переместился, от греха подальше, в другой конец коридора, и стоял там, с невинным видом изучая портреты героев на стенках. Иду-иду! – громко ответил я и поспешил на прием к главному человеку в этом учреждении, на ходу, принимая законопослушный вид. 

Начальник отдела милиции – высокий, подтянутый мужчина с погонами подполковника, произвел благоприятное впечатление. Он выглядел интеллигентным, вдумчивым человеком, чем, надо сказать, вызвал немалое удивление. Да, Вы, просто, не тем путем идете! – без обиняков, объяснил он, сходу поняв, о чем идет речь. Вам следовало обратиться к участковому с подобной просьбой, и вопрос был бы быстро решен! Как же это я сам не додумался до этого! – укорил я себя, запоздало. - Хорошо. Идите! – завершил беседу подполковник. Ничего обещать он не стал, а я, в свою очередь, не стал настаивать. 

Без особого веселья, я вышел из мрачного учреждения. Слава тебе господи! – невольно вырвался возглас, едва я очутился на свежем воздухе. Мне даже захотелось перекреститься, да забыл, какой рукой это следует делать. Однако, стало понятно, что дело застопорилось! Оставалось искать обходные пути – без справки не выпустят!

На следующий день, я сидел в кресле напротив госпожи Байд. К сожалению, со сбором документов возникла некоторая задержка! – смущаясь, объявил я собеседнице. Никак не удается получить справки из местного отделения милиции об отсутствии судимости! Не дают – и все! Говорят, что только по запросу предоставляют информацию. Ах, что же Вы не обратились ко мне сразу! – эмоционально упрекнула меня госпожа Байд. Я ведь, легко могу помочь в этом деле! Правда! – не сдержал я возгласа удивления. В памяти тут же всплыло красное мясистое лицо службиста – капитана. Значит, можно будет обойтись и без него! Радость-то, какая! Однако – серьезно дело поставлено в этом заведении! Ничего не скажешь!

Но, как Вы понимаете, это потребует дополнительных расходов! – напомнила собеседница, чтобы я не слишком расслаблялся. Напоминаю, что игра стоит свеч! – поспешно добавила она. Конечно-конечно! – кивнул я согласно. Только бы капитана больше не видеть – а дополнительные расходы меня не пугают! Нет, какая приятная все-таки женщина! Я уже забыл про то, как она пересчитывала деньги. И акцент у нее довольно необычный! Интересно – как она проживает там, в Канаде? Заслуженным уважением пользуется, наверное.

Стоило только вспомнить о далекой заморской стране, как помимо моей воли, воображение сразу нарисовало опрятные парки с кленами, уютные двухэтажные дома, яркие огни на улицах, приветливых людей! – кажется, Канада стала еще немного ближе. Теперь дело пойдет веселее!

На прощанье, с меня взяли еще триста долларов. Расстался я с ними безболезненно. Зато, через три дня, когда подъехал по оговоренному адресу, то получил из рук незнакомой мне девушки недостающие справки. На себя, и на жену. А не страшно, что это не совсем мое отделение милиции? – на всякий случай, осторожно поинтересовался я у девушки. Ничего-ничего! – успокоила она. База данных везде одинаковая! Не хотелось ей возражать. Одинаковая – так одинаковая! Пусть будет так!

То, что справки оказались поддельными, мне, пока еще директору охранного предприятия, уже восьмой год не выходящему из бизнеса, стало понятно с первого беглого взгляда. Сами бланки красноречиво свидетельствовали об этом. Уж, больно красивые были! Не хватало только, по краям, пионеров с барабанами! Зато, знамена и звезда – красовались на месте! То, что не было в ходу таких бланков, наверное, уже лет двадцать, если не больше – это не вызывало сомнения! Нет, когда-то, возможно, они и были подлинными. Скорее всего, подлинными являлись и печати, и даже, подписи, которые красовались на них. Но, как я уже упомянул, подлинными они были еще во времена царя гороха. Много воды утекло с тех пор. 

Забегая вперед, отмечу, что примерно месяц спустя, меня вежливо попросил зайти знакомый участковый. После пары наводящих вопросов за жизнь, он подвинул лежащие перед ним на столе две справки. Как раз, те самые – об отсутствии судимости из местного отделения милиции, которые ранее, я безуспешно добивался. На меня и на супругу. Каждая справка представляла собой половину серого листа бумаги, с печатями и подписями. Эти справки, хотя и имели неказистый вид, зато, без сомнения, были подлинными. Бережно храню их с тех пор. Как реликвию. А подполковник действительно оказался внимательным человеком, вникающим в проблемы граждан. Все бы так работали! Но, поскольку, все документы к тому времени уже находились в работе – их переводили, заверяли нотариально, то и менять красивые справки на некрасивые, я не стал. В посольстве, кстати, к справкам вопросов не возникло. Они появятся позже. Но, и об этом – потом! Тогда же, весьма довольный тем обстоятельством, что преодолел такой непростой барьер, я направился к знакомому трехэтажному особняку. Яркое солнце подогревало и без того радужное настроение, прохожие, на этот  раз, казались милыми и улыбчивыми людьми, сугробы уже подтаивали и даже машины, ни за что не пропускающие пешеходов, не сильно раздражали в тот день.

Моей благодетельницы из Канады не оказалось на месте, но, по словам дежурного милиционера, она должна была вот-вот появиться. Присаживайтесь, да отдохните немного! – предложил майор, показывая на кожаный диван. Я охотно последовал его совету. Папку с бумагами положил тут же, на журнальном столике, под свисающими листьями большого растения. Полученные с таким трудом справки вселяли надежду, что теперь – самое трудное позади! Сидеть под листьями показалось приятно, и я, с сознанием выполненного долга, позволил себе немного расслабиться. Неужели, самое трудное – позади! Так хотелось в это верить! А дальше – канадский адвокат поможет! И еще – иммиграционный офицер, - добавил я про себя, вспомнив стройную женщину в белом брючном костюме.

Яркий свет дневных ламп полностью заливал уютную приемную, из-за чего в ней казалось не просто светло, но и как-то теплее. Да еще и за окном ярко светило солнце! Как хорошо, что не надо никуда торопиться! Между тем, ожидание затягивалось. Большой диван из черной кожи, на котором я расположился, показался довольно мягким, и дрема как-то незаметно стала овладевать мною. В конце зимы недостаток витаминов ощущается особенно сильно!

Между тем, появились новые посетители. Двое мужчин, один из которых был невысокого роста, в свитере, а другой – высокого роста, в костюме, и с ними, женщина, нерешительно остановились у входа в приемную и, поначалу, не привлекли к себе особого внимания. Потоптавшись у двери и узнав у дежурного милиционера, что хозяйки заведения пока нет на месте, посетители вышли в коридор и остались там, вне зоны моей видимости. Лишь, изредка, доносились их тихие, но различимые голоса.

Скоро из разговора стало понятно, что это супружеская пара, в сопровождении адвоката, намеревалась эмигрировать в Канаду. Причем, не как специалисты, а как коммерсанты, с вложением крупной суммы денег в экономику той страны. Имеют же люди деньги! – равнодушно отметил я, по-прежнему подремывая при ярком свете. За полчаса ожидания удалось хорошо отдохнуть. 

Вскоре стремительно вошедшая в приемную в стильном пальто госпожа Байд заставила меня встрепенуться и расплыться в широкой улыбке. – Привет! – Привет! – мы помахали друг другу рукой, как старые знакомые. Приятных людей видеть всегда приятно! В ответ, я получил не менее лучезарную улыбку. Сейчас-сейчас! – приветливо кивнула она на ходу и скрылась в своем кабинете. Следом зашла ее помощница в джинсах и неизменной зеленой кофточке.

Через пару минут, госпожа Байд, уже без стильного пальто, появилась в приемной и подошла к дивану, на котором я расположился. Вы не подождете еще, буквально, пару минут – я хотела бы переговорить с адвокатом этой пары! – произнесла, с акцентом, она, и показала в сторону высокого мужчины в костюме. Подожду, конечно! – равнодушно пожал я плечами. Пара минут – не в тягость! Вот и отлично! – обрадовалась госпожа Байд.

По ее приглашению, адвокат проследовал в кабинет. Я приготовился к длительному ожиданию, но задержался он там, на удивление, недолго. Буквально, через пару минут высокий мужчина вышел из кабинета и, подойдя к поджидавшей его паре, покачал головой и внятно произнес слово – “нет”. Затем, чуть наклонившись, добавил еще что-то тихим голосом, но разобрать его слова было невозможно. Не задерживаясь более, пара, в сопровождении своего адвоката, покинула заведение госпожи Байд. Не договорились! – констатировал я, задумчиво глядя вслед уходящим людям. Очевидно, что-то не понравилось адвокату! Странно, однако! Интересно – что именно, не понравилось? Но, раздумывать было некогда.

Сразу же после ухода пары с адвокатом, знакомая девушка в джинсах предложила пройти в кабинет госпожи Байд. Пришлось сделать над собой усилие, чтобы оторваться от мягкого дивана, на котором я успел уже пригреться. Но, в кабинет проследовал я уже уверенно, отогнав дремоту и настроившись на деловой разговор.

В кабинете, кроме госпожи Байд, находился еще и незнакомый мне смуглолицый молодой человек, скромно сидящий в углу, на стуле. Когда это он успел пройти, и как это я его не заметил? – стало, на мгновение, интересно. Разве что, он зашел в кабинет еще до моего прихода? Но, молодой человек мало интересовал меня. Зря, кстати. В таких важных делах, таких, как эмиграция в Канаду, даже на мелочи следовало бы обращать внимание! Жаль, что понимание этого приходит слишком поздно!

Но, как бы то ни было, устроившись за столом, я улыбнулся хозяйке кабинета. И в ответ, получил такую же улыбку. Улыбаться она умела! Кажется, у нас уже вошло в привычку улыбаться друг другу. Продолжалось это, наверное, с полминуты. Можно было переходить к делу. Итак – о деле!

Благодаря Вашей помощи, наконец-то удалось получить недостающие справки, и вот, передаю Вам весь пакет документов! – обратился я к хозяйке кабинета и, с этими словами,  скромно положил пухлую папку на стол, и подвинул ее благодетельнице. Она изящно взяла папку беленькими ручками.

Что же, очень хорошо, что Вы быстро справились с этой задачей! – последовала реплика после короткой паузы. Мы сейчас же передадим Ваши документы переводчику, для перевода и последующего нотариального заверения. Значит, Вам останется только сдать документы в посольство, - произнесла она задумчиво. Сдать документы – это ведь, еще не значит, что сразу придется и проходить там интервью на английском языке? – уточнил я, на всякий случай. Этого интервью я боялся, как черт ладана. Нет, конечно! – успокоила собеседница. Сдать – это значит, сдать – не пугайтесь, раньше времени! Это хорошо! – кивнул я, согласно. К интервью еще надо подготовиться!

Кстати, о подготовке к интервью! – оживилась хозяйка кабинета. Хочу Вам представить Майкла! – тут она повернулась к смуглому молодому человеку, до сих пор скромно сидящему в углу. Повернулся к нему и я – вот, зачем, значит, сидит здесь этот парень! 

У Майкла превосходный английский язык! – уверенно объявила хозяйка кабинета, по-прежнему красиво коверкая слова. Он и окажет Вам помощь в изучении английского языка! Изучение языка – это хорошо! Но, подумал я тогда о другом. Наверное, и мне предстоит так красиво коверкать слова, после того, как, лет десять проживу в Канаде! Тут глаза мои даже зажмурились, и я чуть-чуть, было, не прослезился. Эх, разучусь, в скором времени, говорить по-русски! – не сказать, чтобы очень тяжко, но, все-таки вздохнул я тогда. Но, пока суд да дело, язык, конечно, следует подучить, и к интервью надо подготовиться основательно!

Тем временем, смуглый молодой человек, с улыбкой, поднялся со стула и приблизился для рукопожатия. Здравствуйте! – скромно произнес он. Здравствуйте! – ответил я ему, пристально разглядывая незнакомца. К моему удивлению, говорил Майкл совершенно свободно, без акцента. Молодой еще! – решил я тогда. Но – следовало еще уточнить детали.

И как долго будут продолжаться наши занятия? – обратился я к госпоже Байд. Время до интервью еще достаточно, - просто ответила она, не уточняя, правда, сколько именно времени осталось до этого счастливого момента. А английский язык, безусловно, Вам нужно подтянуть, – добавила собеседница. Тут и возразить было нечего. Но, и соглашаться сразу я не спешил. 

 А как дорого будут стоить его услуги? – последовал следующий вопрос. О цене вы сами договоритесь! – отрешилась от этого вопроса госпожа Байд. Тут я еще раз взглянул на смуглолицего молодого человека. Майкл ответил белозубой улыбкой. Хорошо! – кивнул я хозяйке кабинета. Позанимаемся! С Майклом мы договорились встретиться в городе, на следующий день, на нейтральной территории. Станция “Арбатская” устроила нас обоих.

На станции, куда я направился на следующий день, как обычно, было многолюдно, но Майкла я нашел почти сразу, сидящим на скамейке в центре зала. Я опустился рядом с ним и равнодушно наблюдал за потоком людей, спешащих по своим делам. Никому до нас не было никакого дела. Как, впрочем, и нам до окружающих людей. Лишь, проходящий мимо милиционер, с дубинкой, скользнул по мне холодным пристальным взглядом. Ничего – скоро уже! – подумал я, глядя ему вслед. Гул от приходящих и отходящих поездов только успокоил. Присевшая рядом пожилая женщина с клюкой не мешала нашему разговору. 

К тому времени я уже имел опыт общения с одним Майклом, который на поверку оказался Мишей, а потому, довольно простым вопросом форсировал развитие событий. Тебя ведь, Мишей зовут, а не Майклом? – поинтересовался я, без затей. Да, Мишей! – также просто подтвердил он. Это хорошо, что Мишей, - повторил я за ним, задумчиво. Мы быстро договорились о режиме занятий, и потянулись монотонные, без ярких впечатлений, будни.

С Мишей мы, не то, чтобы подружились – дружил я только с женщинами, а, скажем так, стали приятелями. И, хотя, за занятия он заломил немалую цену, по тридцать долларов за урок – большая сумма по тем временам, но, они того стоили. Преподавал он добросовестно. Обычно, Миша подъезжал ко мне домой и, сидя на кухне, мы методично проходили тему за темой, откладывая в сторону исписанные листки бумаги.

А, после занятий пили чай с бутербродами, и, бывало, разговаривали за жизнь. Выяснилось, что Майкл-Миша, родом был из Армении, еврей. Мой преподаватель поведал, что он твердо решил эмигрировать в Канаду, и что здесь, в Москве, ему неинтересно. Еще он дал понять, что рассчитывает на помощь госпожи Байд в этом деле. О жизни в Канаде он знал намного больше меня и, называя себя, то евреем, то армянином, очень надеялся на помощь то армянской, то еврейской диаспоры. На чью именно, помощь, я так и не понял. В Москве же Миша снимал скромное жилье где-то на окраине, и, кажется, жил не очень сладко. Впрочем, выглядел он всегда безукоризненно и одевался со вкусом.

Занятия с Мишей, несмотря на их дороговизну, сыграли свою положительную роль. Они заставили встряхнуться от спячки, в которую я погрузился в то время, напомнили о былых увлечениях и нацелили на новую работу с языком. Словом, не скажу, что бы сильно жалел о потраченных на занятия деньгах, хотя бы и по тридцать долларов за урок.

Конечно, не одними занятиями с Мишей я был занят в то время. Как раз в те дни шли интенсивные переговоры с двумя покупателями, готовыми, казалось, купить мое предприятие. Основные договоренности были достигнуты, и оставалось только выбрать – кому же из них отдать предпочтение? К слову, таких покупателей, как те двое, будут еще десятки. Тогда же я напрасно тратил на них свое драгоценное время. Серьезные люди появятся позже. Но, знать этого, конечно, тогда я не мог. Со временем приходит опыт, со временем! Но, как бы, то ни было, дела на предприятии следовало привести в порядок, подготовить его к передаче новому владельцу, словом, забот хватало и без подготовки отъезда в Канаду. Не говоря уже о занятиях с Мишей!

Изредка, я бывал и в знакомом трехэтажном особняке, хотя бы и для того, чтобы рассказать о том, как успешно проходят наши занятия. В один из дней, желая узнать – не перевели ли мои документы, да и просто показаться, я, в очередной раз, направился к госпоже Байд. Но мы, увы, разминулись. По словам дежурного милиционера, она уехала, буквально за пару минут до моего прихода. Жалко, конечно, но, делать было нечего!

Садись – отдохни немного! – кивнув на диван, предложил знакомый милиционер, видя мое огорчение. А и то – отдохну, минутку-другую! – согласился я с ним, и устроился на хорошо знакомом мягком кожаном диване, под экзотическими листочками. Устал немного, торопясь на встречу – весна, все-таки! Да, весна была уже в полном разгаре! 

На черную женскую сумочку, оставленную кем-то из посетительниц на журнальном столике, рядом с диваном, я не обратил никакого внимания. Вот, если бы, там пистолет лежал – тогда, другое дело! Тем временем, дежурный милиционер, по какой-то надобности, покинул приемную, и я остался там в одиночестве. Яркий свет ламп, как обычно, заливал всю приемную, и уходить, не хотелось. Посижу еще пару минут! – разрешил я себе. Но, спокойно отдохнуть мне не дали.

В приемную вошли хорошо одетые молодые люди – парень, и девушка. Бросилось в глаза их беспокойство. Я же, предупреждал тебя – не торопись! – раздраженно и громко, начал было, говорить молодой человек, обращаясь к своей спутнице но, посмотрев на меня, осекся. Девушка, с виноватым видом, молчала. Тут парень остановился и посмотрел на сумку, лежащую на столике. Так, ты еще и сумку свою здесь оставила – ну, это уже слишком! – громко упрекнул девушку молодой человек. Она быстрыми шагами подошла к столику и, схватив сумку, крепко прижала ее к себе. Денег там, наверное – немало! – отметил я про себя. Но – чужие деньги, а потому мне ее сумка - до лампочки!

Конечно же, не доставляло удовольствия слушать подобные речи, но и уходить пока не хотелось. Разомлел, немного, расслабился. Бывает! А парень все не унимался. Ну, я даже и не знаю, что о тебе можно подумать! – все ругал он подругу. Девушка молча слушала упреки, с виноватым видом, прижимая к себе черную сумку. Поссорились основательно – это было понятно!

Но, у меня же на языке вертелся вопрос. Что-то здесь не так? – хотелось тогда спросить у молодых людей. Но, не спросил. Но, мысль о том, что что-то в этой солидной на вид, конторе не так, давно не давала мне покоя. Почему-то, госпожа Байд упорно избегала привести, в качестве примера, фамилии удачно эмигрировавших людей. Она категорически отказалась от моего предложения переслать документы на мой адрес, а не на адрес своей конторы. Но, надежда на благополучный исход дела, все-таки, теплилась. Вскоре, молодые люди покинули контору госпожи Байд. Следом за ними вышел и я, и направился по другим, не менее важным делам. Словом, в то время, хватало и забот, и сомнений. Причем, сомнения становились, то больше, то меньше, но, не исчезали совсем.

Но, все хорошее когда-то заканчивается! И вот, наступил долгожданный день подачи документов в Канадское посольство. Подвезти их туда должен был розовощекий молодой человек. Забыл, за давностью, его имя.

То утро выдалось холодное и пасмурное. Да и подморозило еще, к тому же, несмотря на уже наступившую календарную весну. И, хотя я своевременно прибыл к посольству к оговоренному времени, но, перед воротами уже толпилась очередь, человек из сорока. Без всякого энтузиазма, я пристроился в хвост очереди. Внутрь пока никого не пускали и люди, стоя на месте, в ожидании переминались с ноги на ногу. Скоро появился и  розовощекий молодой человек с пухлой папкой, с моими документами, и показалось несколько веселее. Но, не сказать, чтобы сильно.

Еще не пускают? – бодро поинтересовался он. Неиссякаемая энергия молодежи всегда вызывала мой восторг. Стоим пока! – хмуро ответил я ему. Терять время на ожидания мне не нравилось, как, впрочем, наверное, и любому человеку из очереди. Но – надо! Молодой человек, слава богу, не докучал своими разговорами.

Очень скоро очередь зашевелилась, заволновалась. Пускают! – послышались голоса. С нашего места стало заметно, как два дюжих охранника в добротной зеленой форме открыли ворота, и приготовились пропускать людей. Раньше обеда внутрь не попасть! – подумал я, но ошибся. 

Нежданно-негаданно, один из охранников, достав из кармана смятый листок бумаги и посмотрев на него, выкрикнул мою фамилию. Я вздрогнул от неожиданности, но, не дожидаясь повторного приглашения, мы с розовощеким парнем решительно направились к входу, раздвигая очередь. Пропустите, пожалуйста! Здесь-здесь! – на всякий случай, на ходу обозначил я свое присутствие. Казалось, что мы будем первыми, но какая-то молодая полная женщина, решительно подвинув грудью охранников, умудрилась-таки зайти впереди нас. Живут же на свете такие люди! Но, это обстоятельство не сильно огорчило. Один человек – не десять, пережить можно!

Однако, госпожа Байд – совсем не проста! – на ходу, шепнул я спутнику, заходя вслед за полной женщиной. Она совсем не проста! – подтвердил он. Отсчитав десять человек, охранники перекрыли вход в здание, объявив остальным, - ждите! Мы оказались в довольно просторном зале, перед стойкой, огороженной толстым стеклом. В стекле, на уровне груди, виднелось небольшое окошко – только-только, просунуть папку с документами. Полная женщина, конечно же, оказалась у заветного окошка первой, а за ней пристроились и мы с розовощеким молодым человеком. Наконец-то, долгожданная папка очутилась в моих руках. Она заметно потяжелела и распухла – добавились бумаги на английском языке. Остальные соискатели заветной визы разошлись по залу и, достав свои документы, принялись сосредоточенно смотреть на них. За толстым стеклом пока никого не было видно. Как-то, не хотелось торопить время.

Наконец, минут через пять, за стеклом появилась миловидная стройная женщина, лет сорока, блондинка, и взяла документы у первой посетительницы. Отлично! – обрадовался мой товарищ. Тебе повезло, что сегодня дежурит она! Было, похоже, что он хорошо знал всех иммиграционных офицеров в посольстве Канады.

Работа, между тем, продолжалась. Вскоре, из разговора двух женщин стало понятно, что толстушка уже побывала в Канаде, имеет троих детей, да вот, что-то заставило ее вернуться домой, в Москву. Но, теперь ей, как стало понятно, захотелось обратно, в Канаду. В доказательство того, что ее там ждут, она трясла какими-то квитанциями о денежных переводах, на пять тысяч долларов, но, иммиграционному офицеру за стеклом их, почему-то не передавала. Слушать их беседу было неинтересно. Но, приходилось. 

Везет же некоторым женщинам! – не сказать, чтобы сильно, порадовался я за соискательницу. Мало того, что в Канаде побывала, так ей еще и переводы денежные присылают, на пропитание! Скоро стало понятно, что у толстушки недоставало какой-то справки, и спокойный поначалу разговор принял характер спора. Тут я не удержался, и покосился на стоявшую рядом женщину. Она по-прежнему. Что-то объясняла, делая ударение на словах “денежный перевод”, и все трясла квитанциями. Да, такая тетка, как коза голодная, как пристанет к кленовому листочку, так ее, и за уши не оттащишь, пока не обглодает все, без остатка! – подумал я тогда.

События, между тем, развивались по предсказуемому, в общем-то, сценарию. Уходить от окошка просто так тетка явно не собиралась. Ну, хорошо, хорошо! – примирительно ответила женщина за стеклом, после горячего спора. Мы примем документы! Только, требуемую справку принесите, пожалуйста! Это можно! – охотно согласилась толстушка, наконец-то, отходя от окошка. Ну, слава тебе, господи! Справку-то, она, конечно принесет! – по-моему, ни у кого в зале это не вызывало ни малейшего сомнения. Тут, подошла и моя очередь. Иди! – хлопнул меня по плечу розовощекий молодой человек. Желаю удачи! Изобразив на лице улыбку, я шагнул к заветному окошку. Казалось, что лишь толстое стекло невидимой чертой отделяет меня от незнакомой, но такой желанной светлой жизни в Канаде! Какое незначительно препятствие! А ну, как с кондачка преодолею!

Здравствуйте! – скромно поздоровался я, с трудом протискивая пухлую папку в узкую щель под стеклом, толщиной с палец. Иммиграционный офицер строго взглянула на меня. Задав пару незначительных вопросов, на которые я, с трудом, но ответил, миловидная женщина за стеклом приступила к детальному изучению моих документов. Акцент, кстати, у нее тоже был, но отличный, от  госпожи Байд. Стоявшие рядом люди из очереди притихли и внимательно наблюдали за нами – я физически ощущал тишину в зале. Стало понятно, что такие мгновения и определяют людские судьбы. Кому-то повезет, кому-то нет! Тут я принялся молиться всем богам сразу, для верности.

И вот, на моих глазах, казалось, свершилось чудо! Полистав еще пухлую папку с документами и, даже зачем-то взвесив ее в руке, миловидная женщина за толстым стеклом бережно опустила папку на стол. Затем, взяв, не то штамп, не то печать – за стеклом рассмотреть было трудно, она принялась листать страницы, оставляя на каждой синий оттиск. Мы, с провожатым, заворожено следили за ней. Ну, дело, кажется, пошло! – вздохнул я. Поздравляю! – тихо шепнул розовощекий молодой человек. Кажется, он искренне порадовался за меня. 

Вот промелькнули хорошо знакомые, но сомнительные справки об отсутствии судимости. Они не вызвали у нее вопросов! Интересно! – подумалось мне тогда. А не встречу ли я этого миловидного иммиграционного офицера потом, в Канаде? На мгновение, я даже успел представить, как мы потом встречаемся в кафе, в Торонто, сидим за уютным столиком, потягиваем, виски и обмениваемся впечатлениями о былом. А помнишь нашу встречу в посольстве? – захмелев, обращаюсь я к ней с вопросом. Хоть,  убей, не помню! – смеясь, отвечает женщина. Вас, соискателей визы, было тогда очень много!

Но, как говорится – недолго музыка играла! Продолжалось это чудо короткое время. Уже в конце папки, какая-то бумажка привлекла внимание женщины за стеклом. Поначалу, я даже не придал этому значения – мало ли, что! Но, мелочи, порой, могут определять многое! Так и случилось! Достав из папки какой-то листок, иммиграционный офицер, поднесла его ближе, к лицу, внимательно вчитываясь в его содержимое. Что-то ей, определенно не понравилось!

А кем приходится Вам старший сын Вашей жены? – внятно и довольно громко, спросила, вдруг, она. От такого неожиданного вопроса я растерялся. Усыновить его, мне как-то не приходило в голову раньше. Да, ни кем! – ответил я, в замешательстве. Ни кем, он мне не приходится! Про родную дочь, слава богу, она не спросила. 

Тогда здесь должна быть еще и справка по форме ноль - четыре! – строго произнесла женщина за стеклом. У Вас есть такая справка? Такой справки у меня, естественно, не оказалось, и оставалось только виновато развести руками, - нет ее!

Я не могу принять у Вас документы без этой справки! – решительно объявила иммиграционный офицер. Помилуйте! – залепетал я, на ходу придумывая оправдание. Справку можно будет принести и попозже! Может быть, и так, но, видимо, полная женщина передо мной полностью исчерпала лимит терпения собеседницы за стеклом. Теперь, там стояла не миловидная женщина, а строгая чиновница, которая не собиралась отступить от буквы закона ни на шаг! Нужна справка по форме ноль – четыре – без нее пакет документов не может быть принят! – железным голосом повторила она и, положив пухлую папку, решительно подвинула ее под толстым стеклом обратно ко мне – забирайте! Стало понятно, что дальнейший спор бесполезен. Все – паровоз в сказочную страну, под названием Канада, ушел безвозвратно, причем, без меня! Не солоно хлебавши, мы, с розовощеким парнем, покинули негостеприимное канадское посольство.

Оставь папку у себя! – предложил мой спутник, едва мы вышли за ворота. Зря я его тогда не послушал – надо было оставить! Но, мне в тот момент показалось, что это не по правилам. Недоработала ведь, госпожа Байд – казалось, что это очевидно! Если взялись – делайте до конца! – ответил я ему и, холодно попрощавшись, направился прочь от посольства, намереваясь встретиться с госпожой Байд, для нелицеприятного разговора, в ближайшее время.

Но, предварительно, попробовал решить вопрос со справкой самостоятельно. Однако, в районном ЗАГСе, куда я направился на следующий день, ни о какой такой форме ноль – четыре, и слыхом не слыхивали. Скорее всего, ее не было и в природе. Мало ли, что там сказали в посольстве! Словом, выдавать мне такую справку никто не собирался. Но, потребовалось потерять еще два драгоценных дня, прежде чем я уяснил эту простую истину. Ах, время, время! Порой, и один день решает многое!

Это сейчас мне понятно, как следовало бы поступить с пресловутой формой ноль – четыре! Следовало бы взять какой-нибудь бланк, а то и просто лист чистой бумаги, и написать на нем сверху – форма ноль – четыре! И, пионеров с барабанами, по краям, не надо! А Марья Ивановна из ЗАГСа, после долгих уговоров, подписала бы ее, наверняка, и печать бы поставила, какую следует. Не бескорыстно, но сделала бы! Мало, что ли, шел я таким путем! И требования были бы соблюдены, и все вокруг остались бы довольными, включая строгого иммиграционного офицера. Но, не догадался сделать этого тогда. Не судьба, значит.

Итак, убедившись, что справку по форме ноль – четыре, мне будет получить еще сложнее, чем справки из милиции об отсутствии судимости, я направился по хорошо знакомому адресу – в трехэтажный особняк.

Теплые лучи солнца приятно грели спину и, словно, подогревали надежду, что и этот вопрос, с помощью госпожи Байд, удастся решить легко и непринужденно, как и вопрос со справками из милиции. Пусть, даже мне будет предъявлен счет на очередные двести долларов! Интересно, кстати – а как будут выглядеть эти справки в ее исполнении? – не без иронии, размышлял я по дороге. С нее станется, на бланки серп и молот добавить, для солидности! Наверняка, не хуже будут смотреться, чем справки об отсутствии судимости! Еще и с пионерами, да с барабанами по краям! Я даже развеселился. Идущая навстречу женщина с сумками удивленно посмотрела на меня – чему это он радуется? Но, она, конечно, не могла знать о том, что я готовлюсь в скором времени уехать в Канаду.

Однако, очень скоро от моего веселья не осталось и следа. Еще при подходе к знакомому трехэтажному особняку что-то заставило меня насторожиться. Причиной тому была то ли наглухо закрытая дверь, то ли листок бумаги, сиротливо висящий над домофоном, но что-то, определенно не понравилось. И, неспроста!

Да, дверь оказалась наглухо закрыта, домофон не работал, а на маленьком листочке, корявыми буквами, от руки, было написано, что контора госпожи Байд переехала в другое место. В какое именно – не уточнялось. И, если раньше, я только испытывал большие сомнения, то теперь, глядя на этот одинокий листочек бумаги, понял, что последние сомнения следует отогнать прочь! Стало понятно, что, скорее всего, ловкие мошенники обвели меня, как, впрочем, и других клиентов, вокруг пальца.

Впрочем, слабая надежда еще теплилась – а вдруг, это простое недоразумение? Может быть, не сегодня, так завтра, на двери появится другое объявление, в котором будет указан точный адрес, и все разрешится само собой! Да, как говорят сибиряки – надежда умирает предпоследней!

Но, и на следующий день, и через два дня, повторилась такая же картина – дверь была надежно заперта, а домофон не подавал признаков жизни. И никакого нового объявления не появилось за это время. Оставалось только поставить на круглосуточное дежурство охранников, но, на это уже не было ни сил, ни времени, и эффективность этой меры вызывала большие сомнения. После второго визита стало понятно, что госпожа Байд попросту соскочила с этого места, как соскакивают заурядные мошенники, причем, с деньгами клиентов.

Интернет в те времена еще не получил столь широкого распространения, как в наши дни, и товарищей по несчастью мне тогда встретить не удалось. Но, они, конечно, были, и их я еще увижу, позже. Тогда же, я остался со своими проблемами один на один.

Впрочем, на третий визит к трехэтажному особняку произошла таки, одна интересная встреча, скрасившая долгие часы ожидания, но нисколько не приблизившая меня к решению наболевшего вопроса. В тот день, потоптавшись, как обычно, перед закрытой дверью, я собрался, было, уже уходить. Но, неожиданно, раздался лязг замка, и дверь широко открылась.

На пороге стоял высокий незнакомый мужчина в хорошем синем пальто, и с большим портфелем в руках. Не иначе, как он со второго этажа спустился, из отдела экономических связей со странами Северной Америки, - усмехнулся я про себя. Кажется, я его уже видел его там ранее.

Извините, Вы не знаете – куда переехала контора госпожи Байд? – обратился я к нему, вежливо, но недвусмысленно перегораживая дорогу. Было, похоже, что мужчина встревожился от такого вопроса. Он подхватил свой пухлый портфель, и прижал его к себе, словно защищаясь им от кого-то. Ну-ну – спокойно, спокойно! – подумал я. Убивать тебя никто не собирается. Пока, по крайней мере! С большим трудом, но мне удалось изобразить приветливую улыбку.

Но, незнакомый мужчина продолжал вести себя довольно странно. Заложив одну руку за спину – другой, он по-прежнему прижимал к себе портфель, он принялся топтаться почти на месте, лишь, немного перемещаясь назад. Наконец, незнакомец нащупал ручку двери, быстро закрыл ее и, довольный, собрался уходить, так и не ответив на мой вопрос.

Но, не тут то было! Такое поведение мне, естественно, не понравилось, и пришлось еще решительней перегородить ему дорогу. Стой! – тихо попросил я его, чуть наклонив голову вперед. Мужчина послушно замер на месте. Он был значительно выше и крупнее меня, но такого опытного бойца, как я, это, конечно, ничуть не смущало. Испытывая большой соблазн проверить на нем свои боксерские навыки, я вновь обратился к мужчине. Дверь, зачем закрыл – ты чего-то боишься? Там, куда вы направляетесь – никого нет! – наконец, объяснил он. Дверь, зачем закрыл? – повторил я строже. На этот раз, он ничего не ответил, лишь, крепче прижал к себе свой пухлый портфель. Врезать бы тебе – справа! – подумал я мечтательно, но, ученая степень не позволяла безобразничать. Да и толку в этом было бы мало. Так, только если себя потешить немного.

То, что на третьем этаже давно никого нет – это стало понятно и без его пояснений. Дверь, зачем закрыл! – еще раз повторил я бесцеремонно. Его ответ был теперь мне не нужен – я просто констатировал факт. Мужчина, по-прежнему не произносил ни слова. Пауза затягивалась.

А и в самом деле – что мне делать на третьем этаже, где никого нет? – задался я вопросом. Компьютеры выносить, что ли, из здания? На мгновение я представил себя с большим новым компьютером в руках, и расплылся в широкой улыбке. Ладно, пошел отсюда! – тихо предложил я незнакомому мужчине, и сделал шаг в сторону, освобождая ему дорогу. Поминутно оглядываясь, он быстро скрылся из вида. На душе стало еще тоскливее.

С уходом высокого мужчины стало окончательно понятно, что если кто-то что-то и знал о госпоже Байд, то надежно спрятал язык за зубами. Еще стало понятно, что теперь – ищи ветра в поле! Даже от сиротливо висящего ранее листка не осталось и следа. Плакали, похоже, мои денежки! Но, жизнь продолжалась!

Я осмотрелся вокруг и немного поднял голову. Яркое весеннее солнце, по-прежнему весело, грело своими лучами, напоминая о том, что без мелких забот жизни на земле и не бывает! Не стоит расстраиваться по пустякам! Повернувшись, я медленно побрел прочь от особняка, мимо большого казино, огни которого теперь не радовали а, скорее, раздражали.

Но, сдаваться так просто я все же не собирался. А не попробовать ли выйти на эту аферистку через сотрудников ее конторы? – такая простая мысль пришла вскоре сама собой. Телефоны вежливых молодых людей я благоразумно записал еще ранее. Конечно, на звонки они не отвечали, но по телефонам найти их адреса – не проблема! Никуда теперь не денутся! Уяснив эту простую истину, я приступил к поискам.

Очень скоро, предпринятые усилия стали приносить свои плоды. Довольно легко удалось найти адреса и невысокой девушки в джинсах и зеленой кофточке, и розовощекого молодого человека, сопровождавшего меня в посольство.

Но, надо признать, что это мало что дало. Бабушка девушки в джинсах, поначалу, категорически отказывалась от разговоров по телефону. Нет здесь такой девушки – и все тут! – был ее ответ. Пришлось объяснить бабушке, что мне не составит большого труда подъехать на Новотушинский проезд, к дому номер семь, где она проживала, и подняться к ней на шестой этаж, в сопровождении двух охранников. Еще и пристыдил ее немного, для порядка. Ну, как тебе не совестно, бабуля, на старости лет обманом заниматься? – просто укорил я ее. Наверняка ведь, всю жизнь честно проработала, без обмана? Ох, честно отработала, милок! – только и вздохнула бабушка.

Затем, она подробно ответила на все вопросы, и рассказала все, что знала. Стало понятно, что девушку в джинсах госпожа Байд просто использовала в своих целях, посулив ей большое вознаграждение, а затем – бросила, как и всех своих клиентов. Выяснилось, что девушка скрывалась от разъяренных искателей правды, отсиживалась в глухой деревне у дальних родственников. По большому секрету бабушка даже выдала название этой деревни, но, наведываться туда я не собирался, понимая, что ничего нового от девушки в джинсах не услышу.

Примерно те же самые слова сказали и родственники розовощекого молодого человека. Более того, по моей настоятельной просьбе он и  сам перезвонил на мой домашний телефон. Где можно найти госпожу Байд парень, естественно не сказал. Скорее всего – и не знал просто. Словом, добиться результата тогда, с кондачка, не удалось. 

Между тем время неумолимо бежало вперед. Незаметно минула весна, наступило лето и, бродя, под зелеными кронами ветвистых деревьев я, с удивлением вспоминал о том, что кажется еще недавно, здесь лежали большие сугробы подтаявшего снега. Вот время летит! – покачивал я головой. Но, время, не только бежало вперед, оно лечило еще и душевные раны!

Заботы по продаже предприятия в то время полностью поглотили меня. Временами даже казалось, что уже полностью забыт несостоявшийся отъезд в Торонто. Но, мысли о том, что неплохо было бы вновь повидаться с госпожой Байд, побеседовать с ней по душам, увы, возвращались снова и снова. Терзало еще и то, что как будто бы, я не получил ответа на главный вопрос. А вопрос этот был простой – попаду я когда-нибудь в Канаду или нет? Стоит ли этим заниматься снова? Что-то, большого желания я уже не испытывал. Непонятно еще было – то ли это я где-то недоработал, недосмотрел, или же это изначально была простая мошенническая схема по облапошиванию доверчивых граждан? Если второе - тогда моя вина была бы здесь минимальна, потому что подтвердилось бы, что никто никого в Канаду отправлять и не собирался. А, если это так – тогда с мошенниками должен быть один разговор! Только вот не ошибиться бы в окончательных выводах! А то, вдруг – нож доставать придется! Это, конечно, образное выражение, доставать нож я не собирался, хотя он и лежал в кармане.

Еще было ясно, как божий день, что вероятность новой встречи с госпожой Байд, минимальная, если не сказать, ничтожная. Спряталась она давно, и от меня и от других клиентов, забилась в щель! Перекрасилась, переоделась, назвалась по-новому! Не найти ее теперь никогда! Так думалось мне, но, пути господни, как известно, неисповедимы!

В тот теплый летний вечер я, довольный, вернулся домой после успешных переговоров с серьезными покупателями предприятия. Мне уже выдали аванс, и толстая пачка зеленых купюр приятно оттягивала карман, напоминая о давно забытых временах, когда денег хватало и на заграничные поездки.

Сидя в кресле, я размышлял о том, что, утратил контроль над своим предприятием, поскольку передача дел уже шла полным ходом. Ну и бог с ним, с предприятием, - устало подумал я тогда. Баба с возу – кобыле легче! В это время и раздался звонок, напомнивший о несостоявшемся отъезде в Канаду. Звонил Майкл – Миша, и его голосу я скорее обрадовался, чем удивился. Преподаватель был мой все-таки, какое-то время! Из поля зрения Миши исчез тогда же, когда и остальные сотрудники госпожи Байд. И вот – неожиданное появление! Поговорили немного о том, о сем. Он сам предложил встретиться в центре города, в сквере, пояснив, что у него есть ко мне деловой разговор и предложение. Очень интересно! – размышлял я, направляясь на встречу. Интересно будет его послушать. Что он скажет о своей хорошей знакомой? Подразумевалась, естественно, госпожа Байд.

Миша почти не изменился. Мы сидели на опрятной лавочке в сквере и вели неспешный разговор. Поодаль, гуляли молодые мамы с колясками, маленький ребенок гонял голубей, словом, обстановка вокруг казалась мирной и спокойной.

С первых слов Миши стало понятно, что он очень обижен на госпожу Байд. Я, молча слушал его рассказ. Она бросила меня так же, как и всех вас, не заплатив не копейки, - говорил Миша тихо. И ты не видел ее с тех пор? – стало мне интересно. Нет, не видел, но может быть, скоро еще увижу, - ответил Миша довольно таинственно. Несмотря на драматизм событий, разговор протекал как-то спокойно и неспешно.

Неужели, все так и осталось без последствий? – с интересом, я посмотрел на собеседника. - Нет, конечно! Поднялась большая волна возмущения обманутых граждан! – объяснил парень. Настолько большая волна, что даже ее муж, тоже, кстати – гражданин Канады, вынужден был поспешно вернуться к себе, в Торонто!

Так-так-так! – на мгновение, я задумался. Уж, не ее ли мужа – грузного дядьку с одышкой, поразившего своим концертным нарядом, видел я в конторе у любезного молодого человека в очках? Возможно, что это и был ее муж! Для подтверждения этого предположения, я обратился к Мише с вопросом, кратко описав грузного мужчину. - Да, это он! А откуда ты его знаешь? – очень удивился собеседник. Встречались, было дело! – ответил я, и замолчал, не желая больше развивать эту тему. Но, про себя-то, конечно, отметил суть дела. Выходит, они семейным подрядом работали! Ну, и работнички! В Канаду, значит, срочно уехал! Это известие, конечно, обрадовало.

А мы-то здесь остались – не солоно хлебавши! – напомнил я собеседнику, после паузы. Да, остались! – просто подтвердил он. Переварив эту информацию, я вновь, обратился к Мише – Майклу. - Ну, и – что теперь ты намерен предпринять? Как я понял, твои планы тоже оказались нарушены? Да, это так, - хмуро подтвердил он. А главное – она оставила меня без денег – не заплатила ни копейки! – вновь, пожаловался он. Очень сочувствую! – усмехнулся я про себя. Про мои деньги, конечно, Миша не вспомнил. Мне даже сейчас жить не на что! – поведал он, печально. Я покосился на собеседника. Да, вид он имел унылый. От былого лоска не осталось ни следа! А она-то, кстати – не уехала? – между делом, поинтересовался я. Может быть, и она давно в Торонто? Нет, она здесь! – уверенно ответил Миша. Что-то он, определенно о ней знает! – теперь это не вызывало сомнения. Мы немного помолчали.

Кстати, нет ли возможности, подработать пока у тебя? – обратился Миша с неожиданным вопросом. Заниматься с ним английским языком, в свете последних событий, мне не хотелось, поэтому, я не торопился с ответом. Но, про себя обдумывал его вопрос. На вахту его поставить, что ли, вместе с охранниками? – с большим сомнением, я оглядел Мишу с головы до ног. Он казался невысокого роста, но главное, заключалось не в этом. Он не имел российского гражданства! Да и какой из него охранник! Впрочем, если использовать парня по его способностям, тогда толку от него больше будет!

Могу предложить тебе поискать какой-нибудь объект для охраны и, в случае успеха, получишь за это деньги, - обратился я к Мише, после короткого раздумья. Да, предложение было дельное! Хотя, контроль над предприятием, как уже упоминал, уходил из моих рук, но окончательной передачи дел еще не произошло, а потому я не сильно лукавил, предлагая Мише работу. Услышав предложение, бывший учитель английского языка оживился. А сколько я получу за это денег? – заинтересованно, спросил он. Я ответил. Ответ Мише, похоже, понравился. Но, тут он удивил меня еще больше.

Да, касательно госпожи Байд! – словно вспомнив, вернулся он к основной теме разговора. Ты ведь, захочешь, наверное, снова увидеть ее? – поинтересовался он с мягкой улыбкой. Вот оно что! – опустив голову, я внимательно посмотрел на копошащихся под ногами голубей. Неужели, у этого парня есть, таки, выход на эту деятельницу? Стало, быть, что так! Да, я сплю и вижу – как бы с ней встретиться снова! – без обиняков, подтвердил я и без того очевидную истину. Я и не сомневался в этом! – мой бывший учитель широко улыбнулся в ответ. Так, где же она? – спросил я, нетерпеливо. Но, на этот раз, он не спешил открывать все карты, а выдержал длительную паузу, мерзавец. Эх, мне бы такую выдержку! – только и подумалось мне тогда.

Есть одно место! – наконец, произнес собеседник. Не могу утверждать на все сто процентов, что мы ее там встретим, но вероятность этого очень велика! – понизив голос, поведал Миша. Надо, конечно, съездить, посмотреть, – предложил я ему.

Ну, давай съездим! – согласился он. А объекты для охраны я, конечно, попробую найти, - добавил Миша поспешно. Ну, а коли, не получится, тогда поставишь меня охранником – хорошо? – Охранником поставлю! – последовал ответ. Казалось, что договоренности достигнуты, и мы расстались в тот вечер, вполне довольные друг другом.

На следующий день, подхватив своего знакомого у ближайшей станции метро, я повел машину в сторону хорошо знакомого старого парка, где в былые, мирные времена, любил совершать длительные пешие прогулки. Оставив машину у входа, мы не спеша, шли по грунтовым дорожкам и обсуждали свои дела. Одновременно я думал о том, что на этот раз, оказался здесь не для отдыха, а для решения насущных вопросов, а потому, радости от прогулки не испытывал. Еще бы – вместо того, что бы проводить время с семьей, я должен с каким-то Мишей, прогуливаться, который даже не знает, какому богу молиться!  Между тем, навстречу нам попадались беспечно гуляющие люди, которые, скорее всего, не терзали себя сомнениями по поводу отъезда из страны. Что же, каждому – свое! Наконец, мы подошли к небольшому одноэтажному старому зданию, покрашенному желтой краской, и затерянному где-то в углу старого парка, среди высоких деревьев. Такие старые дома еще сохранились кое-где, в парках Москвы, наверное, еще со сталинских времен, и вид имели соответствующий. Бросились в глаза трещины по фасаду, обвалившаяся штукатурка, местами, отслоившаяся краска. Скорее всего – ремонтировать это здание никто и не собирался. Оно просто доживало свой век, и подлежало безусловному сносу.

Да, похоже, что это здесь! – между тем, уверенно произнес мой спутник, и решительно направился к подъезду с большими декоративными колоннами. Не встретив никого на входе, мы беспрепятственно вошли внутрь. На этот раз, поскромнее выбрала помещение госпожа Байд! – сказал я своему спутнику, но ошибся. Ее здесь не оказалось. Навстречу нам вышла незнакомая женщина, тоже, кстати, восточной наружности, и лет ей было, около тридцати пяти. Ба! – опять знакомая картина! Мне не удалось сдержать улыбку.

Джинсы на женщине так плотно обтягивали ее фигуру, что казалось, что одного неосторожного движения будет достаточно, чтобы они затрещали по швам! Почти, как и на госпоже Байд! Опять эти брюки на два размера меньше – униформа у них такая, что ли! – развеселился я, по кислому виду Миши уяснив, что старой знакомой нам сегодня не видать, как и своих ушей! Между тем, завязался непринужденный разговор.

Для начала, мы представились и подтвердили, что интересуемся вопросами эмиграции. Дамочка тут же принялась описывать легкость прохождения этого дела. Ничего нового она не сказала. Все это я уже слышал раньше, в уютном кабинете на третьем этаже отдельно стоящего особняка. Слушая ее, я с иронией, окинул взглядом скромную обстановку маленькой комнаты. Миша благоразумно помалкивал.

Ну, хорошо – допустим, что соглашусь на Ваше предложение! – объявил я дамочке, прервав ее красочное описание. А как это будет выглядеть, какие этапы придется проходить в таком случае? – это стало очень интересно. Особенно интересовал вопрос – куда будет приходить корреспонденция - на мой адрес, или на адрес этой конторы? Кажется, ответ был уже известен заранее. Да, это оказалось именно так – только на адрес конторы! Тут дамочка принялась подробно описывать процедуру, не соглашаясь отступить от нее ни на шаг.

Слушая ее речи, я не мог отделаться от впечатления, что вся деятельность этих дам в плотно обтягивающих брюках, координируется из одного, неведомого мне пока центра. Одни и те же слова, одни и те же предложения! Надо заметить, что я не сильно ошибся тогда. Извините, все понятно, мы подумаем над Вашим предложением! – прервал я, наконец, ненужный более разговор. А, госпожу Байд, Вы, часом, не знаете? – на всякий пожарный случай, спросил я у дамочки. Ни один мускул не дрогнул на лице женщины. Нет, даже не слышала о такой! – ничтоже сумняшеся, воскликнула она. На нет – и суда нет! – кивнул я ей, и мы с Мишей покинули потрескавшиеся стены старого здания.

Знает она ее! – уверенно объявил мой спутник, стоило нам немного углубиться в парк. Конечно, знает! – тут и возражать не хотелось. Помолчали немного. Мне показалось, что Миша чувствовал себя немного виноватым. Ладно, занимайся пока поисками объектов для охраны, а если появится новая информация – сразу звони! – попросил я его и, подъехав к ближайшей станции метро, попрощался с парнем. Нескоро теперь увидимся, наверное! – подумал я, глядя ему вслед.

Между тем, текущие дела вновь, полностью поглотили меня, но, на этот раз, пропадал Миша ненадолго. Не прошло и двух недель, как он объявился снова. Мне оставалось только удивиться его быстрому появлению. 

Ты сможешь, сегодня вечером подъехать со мной на встречу с госпожой Байд? – поинтересовался он по телефону, после короткого обмена приветствиями. Да, поедем! – согласился я, и подумал о том, что намеченные на вечер дела теперь придется отложить.

Через пару часов мы уже направлялись на встречу. Нашел объекты для охраны? – поинтересовался я у Миши, по дороге. Нет, пока! – довольно беспечно ответил он, и стало понятно, что острой необходимости в деньгах у него теперь нет.

Откровенно говоря, направляясь с Мишей на новое место, я сильно сомневался в том, что увижу госпожу Байд и на этот раз. Скорее всего, нас ждет очередная приятная дама в обтягивающих брюках, охотно предлагающая свои услуги. За полную стоимость, разумеется!

Но, на этот раз, я ошибся, и удивлению моему, надо заметить, не было предела. Но, обо всем – по порядку. Дом, к которому мы с Мишей подошли, оставив машину за углом, смотрелся солидно. Умела, надо признать, выбирать помещения для своих контор госпожа Байд. Сама она это делала, или помогал ей кто – этого мне так и не удалось узнать! Это оказался старый особняк, только этажей было не три, а два.

На втором этаже, куда мы поднялись, царило оживление. Какие-то молодые люди – парень, и две девушки, переносили вещи. В коридоре, в беспорядке стояли стулья, столы, а на них лежали папки, пакеты, стояли компьютеры. Новый компьютер привлек мое внимание. Как раз,  его я намеревался вытащить из трехэтажного особняка! – улыбнулся я приятным воспоминаниям. Сразу стало понятно, что обустройство на новом месте идет полным ходом. Было, похоже, что Миша уже побывал здесь, поскольку он уверенно направился к одному из кабинетов. Мой спутник широко распахнул дверь и, с неизменной улыбкой предложил – заходи! Последовав его совету, я переступил порог и, с интересом обвел взглядом довольно просторную комнату. Внутри, на стульях, сидели две девушки и долговязый парень, в придачу. Рядом, в беспорядке, стояли столы и шкафы.

Как Вы поживаете? – тут же задала вопрос одна из девушек на хорошем английском языке. Вопрос был не новый, мне уже приходилось слышать его ранее, в просторной комнате, залитой ярким светом, в особняке, на третьем этаже. Наверное, у подчиненных госпожи Байд была такая установка – обращаться ко всем посетителям с подобным вопросом на английском языке. На этот раз, припомнив занятия с Мишей, я не растерялся. Прекрасно! – ловко ответил я на английском языке, и расплылся в широкой улыбке, весьма довольный собой – не зря занимался! Незнакомые молодые люди одобрительно закивали головами и заулыбались. Одобрительно кивнул головой и мой учитель.

Все это, конечно, было хорошо, однако, самой госпожи Байд, пока нигде не было видно. Я вопросительно посмотрел на своего спутника. Она сейчас подъедет! – сказал он уверенно. Одна из девушек, очевидно, из вежливости, обратилась с каким-то вопросом, слава богу, на русском языке, и я ей, невпопад, ответил. Больше вопросами меня не донимали. Коротая время, я подошел к окну и посмотрел вниз, на уютный дворик. Интересно – на какой машине подъедет госпожа Байд? Но, там никого не было видно. 

Неожиданно, в комнате возникла суета, характерная для переездов и обустройства на новом месте. Молодые люди в комнате, по зову своих товарищей из коридора, отправились переносить какие-то коробки, Миша пошел вместе и ними, а меня оставили в комнате одного. Почти сразу, внимание привлек одинокий файл с документами, небрежно оставленный, без присмотра, на столе около окна. Не сочтя за труд, движимый одной только любознательностью, я взял файл для более детального ознакомления с ним.

С первого взгляда стало понятно, что в мои руки попали весьма интересные документы! И уж, точно они не были предназначены для посторонних глаз. Только зеленая молодежь могла себе позволить так небрежно обращаться с ними. Не со зла, разумеется. Исключительно, по неопытности.

Итак, не теряя времени даром, я поспешно изучал бумаги, достав их из файла. Это оказалось резюме на должность директора предприятия по оказанию иммиграционных услуг. Оно было написано от имени полковника МВД в отставке, по фамилии Петров. В отставке, по возрасту, но еще полного сил и энергии, как можно было судить по описанию его биографии. В задумчивости, я перевел взгляд на спокойный дворик за окном. Значит, теперь госпожа Байд будет руководить фирмой через подставное лицо, через исполнителя - такой простой вывод напросился сам собой. Конечно, она ведь, засветилась, на старом месте! А так ее никто и никогда не найдет!

Между тем, за дверью послышались голоса. Это заставило меня срочно положить файл с интересными документами на место, и принять невинный вид простого посетителя. Вот, это мне всегда удавалось довольно легко.

Дверь широко распахнулась, и на пороге появились Миша и госпожа Байд. Радость то, какая! Они широко улыбались, улыбался и я, и вообще, еще с полминуты мы выражали неимоверную радость от встречи друг с другом. Госпожа Байд была все в тех же обтягивающих фигуру брюках, только вот, блузка на ней оказалась другая. Но и она хорошо смотрелась на женщине. Ну, и ладно!

Мы устроились на стульях напротив друг друга так близко, что почти касались коленями. Помимо своей воли, я все опускал взгляд на ее близкую талию. Спортом занимается, наверное! – совсем некстати, подумалось мне тогда. Но, с этого и начали разговор. И как Вам только удается следить за своей фигурой! – не составило труда сделать даме комплимент. На тренажерах занимаюсь, изредка! – скромно объяснила собеседница. Знакомый акцент приятно радовал слух. Дальше перешли к делу.

Да, я в курсе того, что у Вас не хватило единственной справки! – сразу взяла быка за рога госпожа Байд. Эти люди в посольстве постоянно что-то выдумывают! При этих словах Миша усиленно закивал головой, как бы подтверждая, что в Канадском посольстве работают сплошные выдумщики. Далее госпожа Байд принялась туманно объяснять причины своего поспешного переезда. С ее слов выходило, что это милиция и налоговая инспекция мешали ей нормально работать. Постоянно требовали, оказывается, от бедной женщины, денег. Да, они такие! – понимающе, покачивал я головой. Все время что-то требуют! Кстати, документы они изъяли, и Ваши бумаги тоже, - как бы, между делом, добавила госпожа Байд. Не очень приятная новость! – отметил я про себя.

Словом, договорились мы до того, что после обустройства на новом месте работа с моими документами будет продолжена. Вы обязательно уедете в Канаду! – заверила госпожа Байд. Может быть, и так, да, что-то, былого энтузиазма от подобных заверений я уже не испытывал.

Кстати, не хотите ли выставить охрану в этом здании? – любезно предложила она, в  конце разговора. Охрану! – подобное предложение прозвучало довольно неожиданно. Надо подумать! – последовал ответ. Да, предложение, конечно, звучало заманчиво, да вот, планы у меня были уже совсем другие! Подумайте! – охотно согласилась собеседница. Подумайте, и позвоните мне сегодня вечером! – и она произнесла номер телефона, по которому следовало позвонить. Вот, телефон, естественно, я записал охотно. Только вот, дома я буду очень поздно, часов в двенадцать, так что, звоните уже в это время! – добавила собеседница. В двенадцать! – возглас удивления вырвался сам собой. Так поздно! Удобно, ли? - Да, удобно!  А то, знаете ли, дела, да и за городом теперь я живу! – просто объяснила старая знакомая.Очень захотелось узнать – а где именно ее дом? Но, спрашивать, естественно, не было смысла. Все равно, не получил бы ответа. Но и без того, информации в моих руках оказалась достаточно. По давней привычке, мы заулыбались, и распрощались. Миша вызвался меня проводить.

Ну, вот видишь – все будет в порядке! – уверенно объявил он, едва закрылась за нами дверь. Какой порядок, когда даже дела моего теперь нет! – поморщился я, но возражать не стал. Надеюсь, что все будет в порядке! – кивнул я Мише. Мы пожали друг другу руки, и разошлись. Тогда я еще не мог знать, что это была наша последняя встреча.

В тот вечер, устроившись в кресле, я предался глубокому размышлению. Терзали следующие сомнения. Как лучше поступить – принять ее предложение, и, напрочь забыть про отъезд, или предъявить ей свои претензии? Поразмыслив, я остановился на втором варианте. Выставлять охрану, и тем самым, упрочивать ее положение,  совершенно не хотелось. Давно ведь, стало понятно, что она ловкая мошенница, а потому, остается только потребовать деньги обратно. Вот, только, сил для этого маловато! – сокрушался я, и даже, от волнения, поднимался с кресла и прохаживался по комнате. Не успею предъявить претензии, как сразу же столкнусь с теми, кто обеспечивает безбедное существование этой аферистки, образно говоря, “крышует” ее. А вот – кто они? На тот момент, в этом мне так и не удалось разобраться. 

Ладно – ввяжусь в драку, а там посмотрим! – вспомнились слова известного полководца. Итак – решение принято! Все равно никакого отъезда в Канаду посредством госпожи Байд не получится – в этом уже не приходилось сомневаться!

Но, после принятие решения следовало еще наметить пути его претворения в жизнь. Хорошо - что можно предпринять для возврата денег, какими силами располагаю? – и я стал прикидывать свои возможности. Привлекать бойцов из охранного предприятия показалось нецелесообразно. Во-первых, там уже командуют другие люди, а во-вторых, удачная сделка может и сорваться из-за одного неосторожного движения. Тем более, что, на кону стояли куда большие деньги, чем те, которые уже потерял.

Но, с кем все-таки, предстоит столкнуться? – к этому вопросу я возвращался снова и снова. То, что контору госпожи Байд прикрывают пока еще неведомые мне силы – в этом сомнений не было. Работа в Москве в те времена не оставляла большого выбора. Вот, мое охранное предприятие курировала милиция. А кто “курирует” ее. В любом случае – одному мне не справиться. Это было ясно, как божий день!  Вот, только, кого бы привлечь для усиления?

Остаток вечера я прикидывал различные варианты действий, но окончательного решения тогда так и не принял. Оно и понятно! Ведь, любое привлечение сил потребует дополнительных расходов, а бросать  деньги на ветер мне больше не хотелось. Разве что, посулить кому-нибудь часть суммы за возврат долга? Это был вариант, который дополнительных денежных вливаний не требовал. 

На следующий день я вновь вернулся к этому вопросу. Итак, к кому можно обратиться за содействием? Разве что, в детективное агентство? Да, пожалуй можно будет предложить им половину суммы возврата. Попробовать можно, попытка – не пытка! По крайней мере, есть тема для разговора. Это решение и стало окончательным.

На следующий день я оказался в подвальном помещении детективного агентства, которое нашел по объявлению в желтой прессе. На месте удалось застать самого директора – подтянутого, спортивного вида мужчину моих лет, в белой рубашке, при галстуке. Вместе с ним скучала миловидная девушка – секретарь. Я всегда завидовал директорам, у которых работали стройные девушки. 

Проходите, проходите, – оживился мужчина при появлении посетителя. Сейчас подойдут остальные сотрудники – познакомитесь и с ними. Первое, что попросил директор – это мои документы, и тут же принялся делать с них копии. А мне осталось только, не теряя времени попусту, приступить к изложению сути дела. 

От вас потребуется сущий пустяк, - рассказывал я новому знакомому, прохаживаясь по ковровой дорожке его узкого и длинного кабинета. Даже разыскивать никого не придется! Адрес конторы уже известен! – тут я отметил свои скромные заслуги. Подъедите, посмотрите на работу этой дамы, а потом предъявите ей претензии от моего имени. Она, кстати, иммиграционным офицером себя называла, - подсказал я собеседнику. Иммиграционным офицером? – повторил он в задумчивости. Тут есть, над, чем поработать! Интересно, что думает этот парень обо мне? – задавался я вопросом, но ответа, почему-то, не хотелось узнать. 

Тем временем, даже слушая мою пламенную речь, директор агентства не прекращал своего занятия – все снимал ксерокопии с документов, чем, надо признать, вызывал немалое раздражение. Вот, ведь, буквоед жалкий, рутинер несчастный! - возмущался я про себя. Как будто не мог подождать с бумагами! Мне вообще не нравилось, когда с моих документов, особенно, с разрешения на оружие, делали копии. Но – к делу! 

Итак, предлагаю Вам половину от суммы, которую мне задолжала эта дамочка, то есть, полторы тысячи долларов! – переборов недовольство, закончил я вступительную речь.  Деньги за справки об отсутствии судимости мною были, благоразумно, приплюсованы к общему долгу. Пожалуй, мы возьмемся Вам помочь! – ответил директор агентства и, не откладывая дела в долгий ящик, предложил тут же подписать договор. Договор подмахнули, без проволочек.

В это время за дверью послышались шаги, и она широко распахнулась. На пороге стояли трое мужчин. А вот и мои сотрудники! – обрадовался директор агентства. Знакомьтесь! Повернувшись к сотрудникам, я назвал себя. Представились и они. Познакомились, словом. 

Сразу же бросился в глаза крупный дядька довольно мрачного вида, с перебитым носом и короткой стрижкой. Вот это боец! – одобрительно подумал я про него. Двое других мужчин не произвели такого впечатления. Они показались худыми, невысокими и какими-то невзрачными. Ну, эти двое только для слежки сгодятся – в толпе затеряться у них хорошо получится! – отметил я, с иронией. Не вслух, конечно!

Проходите и послушайте суть дела! – между тем, предложил директор агентства своим подчиненным. Мужчины прошли в кабинет, и с шумом расселись на стульях вдоль стен. При ходьбе, дядька, поразивший своим суровым видом, так сильно припадал на правую ногу, хромал, что я сразу окрестил его – Колченогий! Бандитская пуля, наверное, - вспомнилась фраза из популярного, когда-то, фильма. Но, стало понятно, что никакой он теперь не боец! Вид грозный только остался! 

По просьбе руководителя я кратко повторил свою историю. После короткого совещания было решено, что следует подъехать к двухэтажному особняку и посмотреть все на месте. Покидая подвальное помещение, я оценивал своих новых знакомых. За дело-то они взялись, да вот – справятся ли?

Признаться, эта детективная компания мне совершенно не понравилась уже тогда. Даже, несмотря на вполне приличный офис. За исключением самого директора агентства, вид у остальных сотрудников был, мягко говоря, сомнительный. Ну, еще как-то выделялся Колченогий, а остальные детективы показались так себе – ни рыба, ни мясо! И, хотя я понимал, что все они бывшие сотрудники милиции, но радости это не добавляло.

И уж, конечно, не в какое сравнение они не шли с моими бравыми парнями, продолжавшими работать в охранном предприятии, которое уже уплыло из моих рук. Заниматься ведь, в свое время, им приходилось не только охраной! Много чем, приходилось заниматься парням, под моим чутким руководством. Но, продал – так продал! Возврата к прошлому нет!

Поскольку я понимал, что опереться все равно больше не на кого, то пришлось довольствоваться тем, что есть в наличии. Они же бывшие оперативники! – успокаивал я себя. Но, как показала практика, напрасно на них надеялся. Бывшие сотрудники не имели никакого желания заниматься моим делом, и мало чем помогли. Но, понятно это станет позже. Тогда же казалось, что события получили новый импульс к развитию. Спустя пару дней я, действуя по намеченному плану, в сопровождении двух невзрачных детективов, направлялся к знакомому двухэтажному особняку.

Заходить внутрь детективы не стали, а лишь, понаблюдали издалека за посетителями конторы госпожи Байд. За время нашего дежурства в здание вошли всего две девушки и один пожилой мужчина. Не иначе, как отставной полковник Петров, пожаловал! – шепнул я спутникам, вспомнив про файл, попавший мне в руки.

Погуляв еще немного с таинственным видом вокруг конторы, один из детективов тихо произнес, - все понятно, уходим! Ну, и работнички! – мне стало тоскливо. Я караулю тут, вместо того, что бы делами заниматься, а им уже все понятно! Но, пришлось подчиниться. Брать здание штурмом в тот день детективы явно не собирались.

Через день директор агентства вновь позвонил и попросил заехать к нему. По дороге я пытался угадать – что же он предложит на этот раз? Установить длительное наблюдение? Сфотографировать здание со всех сторон? Признаться, я стал испытывать усталость от всего этого дела. Где-то далеко остались радужные мечты об отъезде в Канаду, а Московские будни давно вернули меня к суровой действительности. Да, пора заканчивать с этим делом! – все чаще приходила в голову простая мысль.

Но, пока же я прохаживался по ковровой дорожке кабинета, и слушал очередное предложение директора агентства. Он излагал новый план. Незатейливый план, надо заметить. Мы навестим твою знакомую, побеседуем с ней, а весь разговор запишем на пленку! – с радостным видом говорил собеседник, потирая руки. Ну, и запишем – а дальше что? Кому они нужны, эти записи? Да, пора, заканчивать! – я почувствовал усталость от этого дела. А черт, с ними, с деньгами! – почему-то подумалось мне тогда. Но, отказываться от его предложения я, конечно, не стал, хотя и решил, что играю в его игры в последний раз.

Нет, определенно, мне по душе были иные методы работы! Тут, вновь припомнились былые веселые времена, когда от офиса охранного предприятия отъезжали три машины, битком, набитые охранниками. Отправлялись они,  хотя бы и для простой демонстрации силы. Полтора десятка крепких парней, с оружием, производили неизгладимое впечатление. А тут – диктофоны, какие-то! Но, спорить, конечно, не имело смысла. Крепких парней под рукой больше не было, а денег детективам я не предлагал.

Между тем, директор агентства охотно продемонстрировал свой диктофон, да еще и проводки какие-то, рассовал по карманам и, с довольным видом, несмотря на теплую погоду, надел еще и пиджак. Прямо, как Джеймс Бонд! – невольное сравнение вызвало улыбку. Полностью экипированные, мы направились на встречу. По дороге попутчик предложил представить его, как адвоката. Тогда, вспомнив про канадского адвоката, я заметно погрустнел. Впрочем, до места добрались без приключений.

Мы вошли в старый особняк и задержались на первом этаже. Детектив принялся поправлять свой диктофон, и вообще, приводить в порядок всю амуницию. Я наблюдал за ним, с иронией. И в самом деле! Вид проводков, скорее веселил, чем настраивал на серьезный разговор.

Госпожа Байд не смогла скрыть удивления, увидев меня в сопровождении адвоката, но быстро взяла себя в руки, и пригласила для беседы в знакомую просторную комнату. Мебель там оказалась уже расставлена, сидящие за компьютерами молодые люди имели деловой вид, а потому стало понятно, что работа здесь идет уже полным ходом. Эх, больших растений определенно не хватает! – вслух, выразил я сожаление. На старом месте остались, конечно! Жалко, что не перевезли их сюда! Ничего, скоро купим новые растения! – улыбнулась, в ответ госпожа Байд.

Тем временем, молодые люди по ее команде покинули помещение, и мы приступили к деловому разговору. Беседа протекала спокойно и непринужденно. Якобы, для того, что бы адвокат вошел в курс дела, я задавал наводящие вопросы, а хозяйка конторы отвечала на них. Сразу стало заметно, что ее былой акцент стал незаметен. На вопросы она отвечала почти, что на чистом русском языке! Умеет, значит, когда захочет! – это заставило насторожиться. И моего учителя – Мишу, она больше не называла Майклом, лишь вскользь, упомянув про наши занятия. Иммиграционным офицером госпожа Байд тоже больше не представлялась. Ничего криминального так и не сказала! – пришлось констатировать ближе к концу разговора.

Нейтральная беседа скоро закончилась, и мы с “адвокатом” покинули двухэтажный особняк. Ну, и что дала тебе запись этого разговора? – обратился я к спутнику, едва мы оказались на улице. Да нет, разговор был интересный, кое какие выводы я сделал! – ответил он задумчиво.

Ну, раз так, тогда направляй к ней своего детектива и требуй деньги обратно! – настоятельно, попросил я его. Нечего больше тянуть резину! Ну, раз настаиваешь, то можно направить для разговора сотрудника! – согласился он. Хотя, по-моему, преждевременно. Колченогого направь! – подсказал я собеседнику. У него вид соответствующий! Можно и его, - усмехнулся директор детективного агентства. Вот, и договорились! Жду от вас звонка в ближайшее время, - свернул я беседу. Попрощавшись, мы направились по своим делам. Хотелось верить в то, что деньги от госпожи Байд скоро вернуться обратно, да вот, только, и сомнения одолевали! И, неспроста!

Поздно вечером раздался звонок. Говорил Колченогий. Тебе еще не звонили? – поинтересовался он, взволнованным голосом. - Нет, не звонили! А, кто должен был мне позвонить? – удивленно, спросил я его. Телефон действительно молчал целый вечер. Что же ты меня под таких серьезных людей подставляешь! – сходу, вместо ответа, принялся возмущаться собеседник. Да успокойся ты, и расскажи по порядку, что случилось! – еще больше, удивился я. Да вот, поговорил я с твоей дамочкой, потребовал деньги обратно, так она попросила подождать, минут сорок. Ну и что? – поторопил я собеседника с ответом. - А то, что через сорок минут, на двух джипах подъехали чеченцы, и разговаривать мне пришлось уже с ними! Кстати, они были при оружии. – И, о чем же был разговор? Тебя требовали, вызвать, но я, конечно, не стал этого делать! И на том спасибо! – похвалил я Колченогого. А дальше что? - Дальше они сказали, что у них на Петровке есть хороший знакомый, по фамилии Сидоров! Ты, кстати, не знаешь такого? Нет, не знаю, - ответил я неприязненно. Мне были знакомы только люди, ответственные за выдачу оружия. - Дожили! Заезжие бандиты еще и связями на Петровке хвастаются! Между тем, Колченогий продолжил свой рассказ. Короче, поговорил я с ними, снял немного напряжение! – похвалился он. Даже, на шашлыки меня пригласили! На шашлыки, говоришь, пригласили? – повторил я за ним, задумчиво. Насчет шашлыков – это мне особенно не понравилось. - Хорошо, и чем же закончился разговор? Вот, этим и закончился, - объяснил собеседник. Словом, подставил ты меня здорово! – снова, пожаловался он. Денег они, конечно не дали.А ты что думал? – тут, мне даже пришлось поневоле, повысить голос. Ты думал, что я от нечего делать, к вам обратился? Или ты ожидал, что на “стрелку” с тобой стадо овечек пожалует, белых и пушистых? Тут, Колченогий, виновато замолчал. Видимо, задел я его, овечками-то. Но, он быстро взял себя в руки  и продолжил предъявлять претензии. Значит так, если хочешь, чтобы я вместе с тобой отправился на встречу с ними – готовь двести долларов! – сделал он, вполне ожидаемое предложение. Нет, не дам ни копейки! – ответ последовал незамедлительно. С директором у меня была твердая договоренность – плачу только после возврата денег! – счел нужным, объяснить я ему.

Ну, как знаешь! – обиделся бравый, в прошлом, вояка. Мне свою шею бесплатно подставлять тоже ни к чему! Пусть вот, директор и разбирается, раз, обещал тебе содействие! – и, наш любезный разговор прервался на этом.

Положив трубку, я принялся переваривать полученную информацию. Чеченцы, значит, госпожу Байд прикрывали! Нет, ни малейшего страха от возможного наезда со стороны бандитов я не испытывал. Мне столько раз приходилось участвовать различных разборках, что чувство страха давно притупилось. Неприятно стало, просто. Да и, оружия теперь у меня не было! Свой любимый пистолет мне пришлось вернуть в оружейную комнату. Передал, вместе с документами, новым владельцам предприятия.

Но, вот, возник вопрос, который терзал душу. А были ли, они, на самом деле, эти чеченские бандиты? Может быть, это все выдумки Колченогого, вернее, его начальника? Может быть, они взяли у моей знакомой денежки, да и прикарманили их, попросту? Все может быть! Уместно заметить, что основания для подобных размышлений имелись. Мне уже приходилось сталкиваться ранее с подобной ситуацией.

Но, после долгих раздумий, я все-таки, отбросил это предположение. Вряд ли бы директор детективного агентства поставил на карту свое доброе имя из-за такой незначительной денежной суммы. Да и вся эта команда, с торчащими из-под пиджаков проводками, даже усиленная Колченогим, не представляла серьезной опасности для конторы госпожи Байд. Так вот она, сходу, и вернула денежки!

Скорее всего, и было так, как рассказал Колченогий. Подъехали чеченские боевики – мало ли, сейчас по Москве навороченных джипов ездит! Предъявили претензии – а воевать с ними за мои интересы Колченогий не стал. Да и не мог, просто-напросто. Силы не равны! Вот, и все объяснение!

Правда, тут же возникли другие вопросы. А, почему это, по Москве ездят джипы с вооруженными бандитами, и куда смотрит милиция? Но, вопросы эти были риторическими, а потому, не подразумевали прямого ответа.

И, все-таки, сомнения оставались – стоит ли воевать дальше? С кем, и какими силами? Один в поле не воин, а положиться, как показала практика, оказалось и не на кого! Противостояла же мне, как выяснилось, группировка хорошо слаженная, да к тому же, и вооруженная! Да еще и со связями на Петровке, вроде как!

Кроме того, не вызывало сомнения и то обстоятельство, что осиное гнездо мне удалось разворошить основательно, и госпожа Байд теперь ляжет на дно, надолго! Для проверки этого предположения, я не поленился сделать несколько контрольных звонков в ее контору. И, хотя звонил с разных номеров, но, неизменно, получал ответ, что никакой госпожи Байд здесь нет, и никогда не было. Трубку передавали какому-то мужчине, и он уверенно представлялся директором конторы по оказанию иммиграционных услуг. Не иначе, как отставной полковник Петров приступил к работе! Никто не отвечал и по телефону, который я, благоразумно, записал со слов своей знакомой.

Вскоре, мне надоело заниматься бесполезными звонками и, после недолгих колебаний, я просто махнул рукой на контору госпожи Байд. Да, и другие дела отвлекли внимание. И все же, правильнее было бы заметить, что не в одной усталости было дело. Просто пришло ясное понимание того, что хребет этой гадине мне одному, с кондачка, не перебить! Еще бы, ведь, резюме отставного полковника МВД, желающего с ней работать, я сам держал в руках! Да и бандиты, опять-таки! Плетью обуха не перешибешь!

Да, я понес убытки, но, по коммерческим меркам, эта сумма казалась незначительной. Такие деньги, с легкостью, тогда еще, мне приходилось записывать, то в свой доход, то в убыток. Как раз, в то время, с оказией, легко и просто, удалось получить шальные деньги. И, хотя эта сумма оказалась меньше чем та, которую я потерял, и не компенсировала полностью убытки, зато, очень уж, легко попала в мои карманы. Прямо, таки, по воздуху приплыла! Да, верно в народе говорят – черт дал, черт взял!

Вот, и тогда, по зрелому размышлению, я записал эти деньги в убыток и, казалось, что после этого успокоился надолго. Но, нет! Выяснилось, что слишком глубоко завяз я в этом деле, а потому, мне еще напомнили о нем, и не раз! 

К немалому удивлению, я был вызван в Управление по борьбе с организованной преступностью. На Шаболовке, кажется, располагалось, УБОПом и называлось. Итак, я переступил порог этого сурового учреждения и, пройдя строгую охрану, с автоматами, вошел в нужный кабинет. Там кипела работа! За столами сидели следователи, и опрашивали свидетелей. Интересную, к слову, беседу, провели со мной тогда!

Почти сразу сложилось впечатление, что мне, да и другим людям, вызванным туда, отведена роль, как бы это помягче выразиться, статистов, что ли. Разменных фигур в большой игре. Причем, хватило одного визита, чтобы понять это. Но, становиться разменной фигурой, в большой игре я не собирался.

Во время беседы, любо-дорого было смотреть на молодого человека, сидевшего напротив меня, и говорившего правильные речи. Лет ему, казалось, около тридцати. Он был довольно круглый, гладкий, и в хорошем дорогом костюме. Молодец, словом. Вам бы, любезный, в артисты идти! – почему-то хотелось сказать ему. Очень хорошо смотрелись бы на экране!

Но, разговор он завел, сугубо деловой. Как я понял – документы вы мне не вернете? – первым делом, поинтересовался я у собеседника. Нет, не вернем, они теперь – вещественное доказательство! – подтвердил он. Кстати, ваши справки об отсутствии судимости – фальшивые! Нет такого отделения милиции! Давно уже не существует! Неужели! – воскликнул я удивленно. Да,- кивнул следователь, и принялся задавать вопросы. Они казались простыми – что, зачем, да – кто такой?  Отвечая ему, я с любопытством посматривал на других свидетелей – бывших клиентов конторы госпожи Байд. Люди, то заходили в смежные комнаты, то выходили из них. Вид они имели, по большей части, интеллигентный, задумчивый, и все были хорошо одеты. Надо же, такие серьезные сограждане до Торонто не доехали! – посочувствовал я им, а заодно, и себе.

Тем временем, сидящий, поодаль, за отдельным столом молодой следователь, занимался тем, что обзванивал, по списку, бывших клиентов, и настоятельно просил зайти к нему, для собеседования. Один разговор показался очень интересным, и я старался не пропустить ни слова, хотя, слушать приходилось краем уха, поскольку одновременно отвечал на вопросы собеседника.

Попросите своего мужа зайти к нам! – громко повторял молодой следователь по телефону. Похоже, что на другом конце провода выразили крайнее удивление. Как, Вы разве не знаете, что он собирался уехать в Канаду? – удивился, в свою очередь, следователь. Нет, здесь нет никакой ошибки! Его документы лежат у меня на столе! Так что, передайте ему, что бы зашел обязательно!

Бедный мужчина! Вот уж, кому не позавидуешь! Мало того, что в Канаду не уехал, так еще и жена такой скандал дома устроит, что – не позавидуешь! На мгновение, я представил эту картину, и аж, содрогнулся. А что, если она его еще и сковородкой огреет!

 Но, рисовать в воображении картины чужого семейного раздора, не было времени. Наш разговор, который, поначалу, протекал ни шатко, ни валко, постепенно стал напоминать спор. Почему на входе у этой дамочки стояла милиция? – устав отвечать на вопросы, обратился я к следователю. Да, она наняла их за деньги, просто! – без затей, пояснил собеседник. - Понятно, что заплатила! А милиционеры, что – девочки, с улицы, чтобы так просто можно было бы их нанять, и поставить на вахту, да еще в форме и с оружием? – без церемоний, спрашивал я. Молодой мужчина в костюме на это ничего не ответил, а лишь, пристально посмотрел на меня. Я ответил таким же внимательным взглядом. С ними разберутся, и они будут наказаны! – миролюбиво пояснил он, и принялся перечислять наказания, которым подвергнутся проштрафившиеся сотрудники. Сомневаюсь сильно! – хотелось возразить ему, но я лишь, молча, кивал в ответ.

Пока этот удалец разглагольствовал, еще один вопрос вертелся на языке и, улучив паузу, я, вновь, обратился к собеседнику. А работали ли конторы по иммиграционным услугам, на которые можно было бы положиться? – спросил я  у следователя, припомнив, вежливого молодого человека в очках. Нет, ни на кого нельзя положиться! – решительно ответил он. К нам, кстати,  неоднократно обращалось канадское посольство с просьбой избавить их от посредничества таких контор! – пояснил он. Тут, в памяти всплыли охранники у посольства, бодро выкрикивающие мою фамилию.

Если вы хорошо знали, что работа этих контор незаконна, почему не пресекли их бурную деятельность? Почему спокойно наблюдали за тем, как эти дельцы, сидят в роскошных особняках, и обирают честных граждан? И вмешались только после того, как, та же госпожа Байд просто исчезла с насиженного места? – вопросы последовали один за другим.

Ответить он не успел, наша беседа оказалась прервана. В комнату уверенно вошел очень солидный мужчина, в возрасте. Костюм ладно сидел на нем. При его появлении мой собеседник так живо вскочил, и даже, вытянулся, при этом, чуть наклонившись, как вышколенный официант, что сразу стало понятно – вошедший мужчина – не последний человек в этом здании!  Может быть, он даже знал Сидорова, знакомством с которым, хвастались бандиты. Вдруг, внезапная мысль поразила меня – а что, если это и есть сам Сидоров!

Да, вот еще что, насчет денег! – небрежно, начал, было,  говорить мужчина в возрасте.  При этом он жестикулировал пальцами одной руки, которую, чуть приподнял. Молодой гарный хлопец тут же изобразил повышенное внимание, еще чуть, подавшись вперед. Мне тоже стало интересно – о чем это пойдет разговор? – и я навострил уши.

Но нет, их разговор явно не предназначался для посторонних слушателей, а потому, пожилой мужчина, замешкавшись, принялся отступать в дверной проем. Молодец, забыв про меня, неотступно следовал за своим патроном. Я же, сидя на стуле, также наклонялся немного вперед, стараясь не пропустить явно ценную информацию. Да, вот, надо будет еще…, - медленно повторял пожилой мужчина, продолжая, вместе с молодцом, мелкими шагами перемещаться за приоткрытую дверь. Мне оставалось только еще больше наклониться вперед, чтобы не пропустить ни слова. Так вот, надо будет…, - все тянул резину большой начальник. Ситуация разрешилась очень просто. Молодой мужчина  просто захлопнул дверь перед моим носом с другой стороны. Так и не удалось послушать, насчет денег! Далеко пойдет! – похвалил я молодца, очень сожалея, что так ничего и не услышал. Через пару минут следователь вернулся, и вид, при этом имел, весьма довольный. Вот удалец! – снова похвалил я его.

 Так, о чем мы говорили? – спохватился он. О деньгах! – напомнил я ему. О моих деньгах, которые присвоила госпожа Байд! В ответ же я получил любезную улыбку. Казалось, наша беседа близка к завершению, только в самом конце разговора произошло интересное событие, на многое открывшее мне глаза.

Да, кстати, а почему Вы называете ее госпожой Байд? – вдруг, задал вопрос следователь. Мужчина повернулся к столу, на котором лежали какие-то документы, уверенно вытащил оттуда паспорт, и протянул его мне. Полюбуйтесь! – предложил он. Какая это госпожа Байд, это Варька Байдачник, проститутка Алма-Атинская! Я взял протянутый паспорт. Да, все так и оказалось! С фотографии смотрело хорошо знакомое лицо, не улыбалось, только! Так, вот, откуда ее восточная внешность! – припомнилось первое впечатление от визита в трехэтажный особняк. Значит, и паспорт ее у них! Вот, как, оказывается, обстоит дело! Ну, после такого объяснения все стало на свои места. Вскоре я покинул здание УБОПа, и отправился на улицы города заниматься своими делами, не надеясь больше, в обозримом будущем, увидеть Торонто. Да и деньги тоже.

 Минул, примерно, год с того счастливого момента, как я побывал в УБОПе. Новые события всецело захватили меня, и текущие заботы полностью поглотили внимание, постепенно, стирая из памяти неудачную попытку отъезда.

В то время, я уже снова работал директором охранного предприятия, не моего, конечно, которое уже успешно продал, а другого, на дядю. Ох, и гад же окажется этот дядя! Но, это так, к слову.

Звонок, напомнивший о прошлом, раздался из прокуратуры, и приятный женский голос пригласил на собеседование. Вам удалось найти эту даму? – первым делом, поинтересовался я. Нет, не удалось! – ответила девушка. Но, мы ее ищем! По нашим данным, она не покидала территорию Российской Федерации! Плохо ищете! -  с иронией, ответил я ей, и на встречу не пошел. Да, и зачем? Перед глазами прошло уже достаточно примеров, когда задерживали мошенников, да вот, только, собранные ими деньги исчезли бесследно! Пустая трата времени!

Гуляя, как-то, по улицам города, я наткнулся на вывеску – “канадский адвокат” и, без колебания, вошел внутрь здания. Нет, на этот раз, уезжать в Канаду я не собирался, а вот, полюбопытствовать, узнать про условия подготовки к отъезду – это показалось интересным. Да и, на канадского адвоката посмотреть захотелось – а вдруг, это мой старый знакомый? Или, очередная дамочка в брюках не по размеру?

Какими-то узкими и извилистыми коридорами, спрашивая встречных людей, - не знаете ли вы, где тут сидит канадский адвокат? – я, наконец-то добрался, до последней комнаты в самом конце самого дальнего коридора. Обстановка внутри комнаты показалась, более, чем скромная. Там стоял сомнительного вида стол, пара стульев – и, все! На одном из стульев сидел худощавый мужчина кавказской внешности, в костюме, правда. По-видимому, мы были ровесниками, хотя, из-за своей худобы, мужчина казался подростком. Привет! – поздоровался я с ним, довольно бесцеремонно и, не дожидаясь приглашения, уселся на свободный стул. Ты, и в самом деле, гражданин Канады? Про его адвокатство я не стал даже и спрашивать. Да, действительно! – так же просто подтвердил он и, в доказательство своих слов, вытащил синий паспорт и протянул его, для ознакомления. В моих руках оказался канадский паспорт, как раз, такой, о котором мечталось еще в недавнем прошлом. Везет же людям!

Мы разговорились, и беседа получилась довольно откровенной. Худощавый мужчина повторил хорошо знакомый рассказ об этапах, сроках и оплате. Все оказалось то же самое, что и раньше. Ничего нового. И, корреспонденция будет приходить на твой адрес? – не столько спросил, сколько подтвердил я. Да! – кивнул собеседник. На мой адрес! Кстати, есть возможность остаться там нелегально! – доверительно добавил он, поняв, что я не проявил большого интереса к его рассказу. - В самом деле? И, что же там предстоит делать – лес валить? – эмоционально воскликнул я, припомнив красочные картинки из канадской жизни, виденные в передаче “Вокруг света”. Ну, не сразу, конечно, лес валить! – остудил он мой пыл. Это, еще своей очереди дождаться надо будет! Понятно все – пойду я! – широко улыбнувшись, я поднялся со стула и протянул руку для рукопожатия. О том, кто прикрывает его деятельность, спрашивать как-то не хотелось. 

Попрощавшись с “адвокатом”, я вышел из конторы и, глубоко вздохнув, взглянул на ясное небо над головой. Надо мной было небо России – моей Родины, мое небо, значит! А под ним лежала огромная страна  с множеством красивых церквей, рек, озер и бескрайних лесов. Не хуже, наверное, чем в Канаде! Вот, только, порядка у нас поменьше – это, да! Ну, так порядок и навести пора! – вздохнул я и, расставшись с мыслью об отъезде, направился прочь от конторы.

Выводы от всего этого дела я делал не сразу, а постепенно, воскрешая в памяти эпизоды и осмысливая их с высоты времени. Обманутыми тогда оказались около четырехсот человек! Удивительно - как это я не встретил никого тогда, когда стоял перед закрытой дверью трехэтажного особняка! И все – люди с высшим образованием, со знанием английского языка, с планами на будущее! А одурачила всех проходимка из Алма-Аты, выскочившая замуж за старика из Канады. Да и  всего-то и дел было – снять роскошный офис, развесить по стенкам красивые дипломы, да выставить милицейскую охрану, для блезира! И, все-таки, не все так просто! Слишком много оказалось у нее соучастников! И, я не имею в виду кавказских бандитов. Охраняла проходимку милиция, ей было предоставлено помещение, и деятельность ее, до поры, до времени, не вызывала вопросов. Или, вызывала? Или, довольствовались правилом – на любой вопрос – любой ответ! Опять риторические вопросы и ответы! 

Потом, еще множилось число мошеннических контор, то привлекающих доверчивых “соинвесторов”, то строящих очередные пирамиды, и чувствовали они себя вполне уверенно. По мере оценки, со стороны, конечно, их деятельности, мой взгляд на подобные вещи становился более пристальным и внимательным. Я научился отличать, друзей от врагов!

Следует упомянуть еще про одну положительную сторону этого дела. Уяснив, что мой английский язык слабоват, я всерьез и надолго взялся за его изучение. Это очень пригодилось потом, когда, в силу обстоятельств, оказался в Англии. Тогда мне уже не составило большого труда общаться с англичанами, снимать номера в отелях, путешествовать по стране. Пригодилось знание языка, словом. И, своего учителя – Мишу, я нет-нет, да вспоминал! Впрочем, об английских впечатлениях уже достаточно написано.

Относительно недавно, в тесном кругу я, слава богу, справил свое пятидесятилетие. Неспроста об этом упоминаю! Дело в том, что после этой даты уже перешагнул возрастной ценз, и визы мне в Канаду, как специалисту, теперь не видать, как своих ушей! Да, мой паровоз ушел безвозвратно. Правда, еще остаются призрачные варианты брака с гражданкой Канады, или возможность эмигрировать, как коммерсанту. Только вот, жена вряд ли одобрит план брака с гражданкой Канады. А, с некоторых пор, мне больше не приходит в голову ей перечить. Да и денег для вложения в экономику той страны – всего-то миллион, мне так и не удалось накопить!

Да, уехать в Торонто не получилось, но теперь, я как-то и не сильно жалею об этом. Решение навести порядок в своем доме, чтобы жилось не хуже, чем в Канаде, мне вполне по душе! Тем более что за время испытаний, выпавших на мою долю, милые сердцу березки стали еще роднее. А, как говорят, такие же березы растут и в Канаде!

8 марта 2011 года

 

 

 

В своей повести "Отъезд в Торонто" Никита Николаенко несколько раз упоминает эту деталь интерьера. Вот одно из этих мест: "На черную женскую сумочку, оставленную кем-то из посетительниц на журнальном столике, рядом с диваном, я не обратил никакого внимания". Вот тут-то и причина всех неурядиц - не обратил внимание. Обычно на него кладут журналы, пепельницы, чашечку кофе... Но главный вопрос состоит в том, где купить журнальный столик, чтобы получить такую возможность - делать с ним все выше перечисленное, а еще... еще в кино на него обычно кладут ноги.

 

 

 

РУССКИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ



МОЛОКО

Гл. редактор журнала "МОЛОКО"

Лидия Сычева

Русское поле

WEB-редактор Вячеслав Румянцев