Виктория Андреева
         > НА ГЛАВНУЮ > РУССКОЕ ПОЛЕ > РУССКАЯ ЖИЗНЬ


Виктория Андреева

 

© "РУССКАЯ ЖИЗНЬ"



К читателю
Авторы
Архив 2002
Архив 2003
Архив 2004
Архив 2005
Архив 2006
Архив 2007
Архив 2008
Архив 2009
Архив 2010
Архив 2011


Редакционный совет

Ирина АРЗАМАСЦЕВА
Юрий КОЗЛОВ
Вячеслав КУПРИЯНОВ
Константин МАМАЕВ
Ирина МЕДВЕДЕВА
Владимир МИКУШЕВИЧ
Алексей МОКРОУСОВ
Татьяна НАБАТНИКОВА
Владислав ОТРОШЕНКО
Виктор ПОСОШКОВ
Маргарита СОСНИЦКАЯ
Юрий СТЕПАНОВ
Олег ШИШКИН
Татьяна ШИШОВА
Лев ЯКОВЛЕВ

"РУССКАЯ ЖИЗНЬ"
"МОЛОКО"
СЛАВЯНСТВО
"ПОЛДЕНЬ"
"ПАРУС"
"ПОДЪЕМ"
"БЕЛЬСКИЕ ПРОСТОРЫ"
ЖУРНАЛ "СЛОВО"
"ВЕСТНИК МСПС"
"ПОДВИГ"
"СИБИРСКИЕ ОГНИ"
РОМАН-ГАЗЕТА
ГАЗДАНОВ
ПЛАТОНОВ
ФЛОРЕНСКИЙ
НАУКА

Виктория Андреева

ТЕЛЕФОННЫЙ РОМАН

ВТОРАЯ ЧАСТЬ

9

30 мая

Вот и май прошел. Какой-то он дикий был – то холодно, то тепло. Сегодня ветер сумасшедший, и он все разгоняет. У меня никаких новостей. Я живу сегодняшним днем. А вы слышали, “Голос Америки” объявляет конкурс. Их службы работают довольно гнусно. Какая-то разбавленная сладенькая водичка. Эта Вандалос, которая сюсюкает про Бродвей, такая дамочка, пропахшая нафталином, делает идиотские передачи. То, что они здесь ляпают, могут делать только непрофессионалы. Тут что-то всюду неблагополучно. Мы ехали на Запад, а оказались в окружении полуграмотных людей. Казалось, что в совдепии был уровень ниже уж нельзя. А теперь, я вижу, что можно. Многие вещи у них как в заводской стенгазете. Я не знаю, должны же где-то быть и цивильные люди. Не могли же они их всех перевести. Как это им так удалось – сплошная серятина повсюду. Без единого просвета. Да еще и полуграмотная. Это просто какой-то скандал. Ну, Америка, всегда была диковатой. Потому здесь и правит дикая дивизия. В Европе, видимо, все не так мрачно. Вот папе же сразу же предложили работать в Мюнхене, когда мы сидели в Вене. А здесь и близко не подпустили к редакциям. Но немцы есть немцы. Папа не хотел в Германию. Русские могли и концлагеря для себя понастроить, и убивали друг друга, но у них другой характер. А немец он всегда немец. Тут у нас старушка есть, немка. У нас в подвале поселилась кошка. И у нее сейчас, на весну глядя, появились котята. Так эта милая немецкая старушка забила все ходы и выходы в подвале, чтобы они не вышли. Турчанка бегает по ночам и кормит их, они там орут от голода. Старухе под 80 лет, и она не поленилась все забить деревянными досками, основательно, не отдерешь. Как же нужно не любить живое существо. Мрачно это. Тут мне еще знакомая позвонила. Ее ограбили. Влезли воры. Собаке забили кляп. Да очень просто – засунули тряпку в рот. Видимо, палкой, иначе бы она их укусила. И ограбили. Ну, у нас следят, сами жильцы дежурят. Не знаю, что мне опять делать. Я Ему послала 250 долларов. Он вернул и написал: “Вы мне должны не 250, а 300 долларов. Будьте добры, пришлите всю сумму”. Я думала, что Он примет эту сумму, а я, как достану 50 долларов, сразу дошлю. Он совершенно отчаянная дрянь. Он мне пишет письмо, что Он меня вышвырнет. Мне надо поехать, попробовать продать эмалевую брошь. Мне бы отсюда перебраться как-нибудь. Вы знаете, Оля, у меня есть один знакомый. Я у него узнавала, как бы это снять студию в его краях. Он живет на Мэдисоне и 59-ой. А другой на Мэдисоне и 71-ой. Так тот платит за три комнаты и кухню всего 800 долларов. Мне говорят, что он врет. Он вовсе никакой мне не знакомый. Я с ним общалась только по телефону. Я его в некоторой степени побаиваюсь. Он ездит в совдеп, когда захочет. Говорит, что родился в Германии и у него двойное гражданство, поэтому он может ездить туда-сюда. Да, им как-то все здесь удается: и квартиры у них, и они не бедствуют. Вот ездит себе туда-сюда, как в командировки. Он как-то влезает во все разговоры, про всех узнает. Когда услышал, что мы долго в Европе были, стал расспрашивать про всех. Особенно про одного нашего знакомого. Я ему говорю: “Он любит сенбернаров”. Что, я ему рассказывать что ли буду? Нет, мы встретили в Вене парочку породистых людей. Вот Голицын, например, породистый, жутко красивый парень. Уж, наверное, у меня есть глаза. А то Наташа мне здесь говорит, что она была фрейлиной. Видали мы таких фрейлин. Да, нет Антонина – это баба из Белоруссии. Вы все перепутали. У нее совсем плохи дела. Спина болела-болела, а тут ей сказали, что у нее шишка в легком, что немедленно надо делать биопсию. Я ей говорю: у вас ничего не может быть. Мой отец писал об этом. Я вычитывала рукопись, и я знаю немного. Я не специалист, но я ей говорю: не трогайте. Смотрите, вы растолстели, у вас ничего такого не может быть. Она выслушала и помчалась в госпиталь. Вчера мне звонит: ой, я тебя люблю; скажи мне, что мне делать. Ты была права. Врач сказал: ничего нет. Это был просто рубец. Я ей говорю: “Надо чего-то одного придерживаться. Нельзя и там, и там поспеть. Лежите теперь, что ж вам теперь делать. А что они сделали моей приятельницей пианисткой. Она пошла в госпиталь с зубами. Они ей внесли инфекцию, и у нее начался гнилостный процесс. Теперь она с этим мучается. Тут у них такая молодая актриса Лэйзи Митэлл. Она не спала, так они ее посадили на снотворные, и она совсем потеряла сон. Врачи тут совсем безмозглые. В основном, это люди посредственные. Они отличаются от нас только тем, что 5 лет трубили и задницей взяли свои знания. Они к этим знаниям не имеют никакого отношения. Врач – ведь это же, прежде всего, талант. Это, как писатель или художник. Этому выучиться нельзя. Ты или писатель, или ремесленник. Так и врач. Вы знаете, Оля, нога у меня не проходит. Да нет, я думаю, это моя старая беда. Это было еще в Москве. Я попала ногой в какую-то ямку. Они там как всегда рыли, и я попала туда. У меня потемнело в глазах. С тех пор я ее подворачивала несколько раз. А здесь я стала ходить без каблуков и окончательно ее подмяла. Теперь она мне не дает покою. Сейчас так болит, что ходить не могу. Мне бы надо поехать к знакомому одолжить немного денег, а я не могу. Нет, я думаю, это не артрит. Я знаю, здесь у многих эта болезнь. Здесь же климат сырой. В России артрит считался болезнью голубых кровей, преимущественно интеллигентных людей. А здесь он у каждого второго. Но в общем они дольше живут, чем в России. Тут по телевизору есть программа о долголетии. Пришла столетняя старушка, такая маленькая, милая. Ведущий ей, предлагая сигареты: “Вы курите?” “Нет, я только сигары люблю”. “А выпиваете?” “Да, два скотча в день”. “Я эксесай делаю”. И легко нагнулась и достала с пола карандаш. “И танцевать люблю”. И смеется. Глаза у нее озорные. Все понимает. Славная старушонка. Я не знаю. Я что-то совсем выдохлась. Я так устаю, что еле двигаюсь. Мне как-то все трудно. Может, потому, что мне эти три года так тяжело дались. Я думаю, что мне делать? У меня вчера и сегодня была такая головная боль. Я сделала гимнастику и справилась с ней. И даже мой радикулит затих. Я делаю гимнастику по полтора часа. А сейчас у меня тело закаменело, потому что я давно не занималась собой. Когда я стала делать упражнения, у меня было такое ощущение, что мое тело каменное. А теперь я его начинаю слышать. Тут комедия была. У нас есть один сосед, у него жена и внук. Он простой человек, но джентльмен – всегда мне дверь открывает. Вчера я вхожу в лифт, а он бежит и кричит: “Подождите!” Вбегает и говорит: “Хелло, кид”. Я говорю: “Это я – кид? ” “Ну, конечно, кид. Года 22-23”. Я говорю: “Да я вашего возраста”. Ну, я получила от этого фан, как они любят говорить. Моя турчанка собралась уехать. На Мраморное море. Она оттуда. Хочет там подлечиться. Она там не была 16 лет. У меня чувство, что ее не впустят обратно. А Марта тоже дикий человек. Она безумно работает. У нее сын, дочь. И по ночам она еще кормит кошек. По дороге она находит мебель, притаскивает ее на себе и чинит. И раздаривает соседям. У нас тут новые жильцы появились, так она им теперь тащит. Здесь люди странные. С преувеличенными добродетелями и пороками. Здесь все чрезмерное. Я устаю от этого.

8 июня
Эта Антонина загремела в госпиталь. Она меня тут совсем замучила. Звонит каждый день: “Ты мой друг, скажи, что мне делать: остаться в госпитале или идти домой”. Ну, что я могу ей сказать? Я ей сказала: “Вам надо есть килограммами абрикосы, если вас облучают”. Но ведь она же не слушается. А так как она кричит от б о л и й, они ей стали морфий давать. Так они ее лечат. Это ее муж туда затащил – он верит врачам. Он на них молится. Старик вообще сдал что-то. Он говорит: “Вы знаете, я себя упрекаю. Ведь они ее убивают, а я им еще помогаю. И плачу им за это”.

Когда она все это начинала только, я ей говорила: “Вам 75 лет. Даже если у вас рак, он пока будет развиваться вам еще удастся пожить. А врачи вас не вылечат, а только измучают”. Она мне говорит, что у меня психология непонятная. И тут же моего совета спрашивает: “Ты мне посоветуй, ты для меня как дочка родная. Я тебя люблю”. А сама только в докторов верит, а в абрикосы не верит и в лечение руками не верит. Знаете, это такая неграмотная бабка. Она ни книг не читает, никуда не ходит. С утра до вечера у нее телевизор на кухне орет. И все подряд смотрит: рекламы, фильмы про убийства, какие-то идиотские игры – ей бы лишь только крик в доме стоял, а так ей все равно. Здесь такие неинтеллигентные люди. Я совсем одна. Как мне выбраться отсюда. Этот дом меня убивает. Я здесь погибну, как отец. Здесь стены недобрые. Мне бы хоть студию снять где-нибудь в приличном районе.

звезд мерный холод
пристальный полет
размеренный разбег
дыхания и ветра
и нервные размывы спектра
отчаянья и каменных забот
покалыванья памяти без сна
нависший страж у светлого предела
и цепенея переходит тело
из завтра во вчера

| 01 | 02 | 03 | 04 | 05 | 06 | 07 | 08 | 09 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 |

Оглавление:

Первая часть

Вторая часть

Третья часть

 

Что характерно для современной отечественной прозы, так это ее особой широты геополитика. Если персонаж повествования - некая дамочка, пропахшая нафталином, которая делает телевизионные передачи, то она обязательно рассказывает про Бродвей. И хотя бы местом пребывания этой героини является Москва, или точнее - Митино, но всё равно в центре её внимания окажется отель Бродвей, подробности о котором можно узнать на сайте http://www.broadway-hotel.ru - про то в частности, что там предусмотрена почасовая оплата.

 

 

 

РУССКАЯ ЖИЗНЬ



Русское поле

WEB-редактор Вячеслав Румянцев